UCOZ Реклама


Энциклопедия "Новые религиозные организации России деструктивного, оккультного и неоязыческого характера"


Ответ религиоведческой группы Института развития личности Российской академии образования от 20 ноября 1997 г. депутату Государственной Думы Российской Федерации Кривельской Н.В. на ее запрос о дефинициях в теме религиозной безопасности

Уважаемая Нина Викторовна.

В ответ на Ваш запрос от 18 сенятбря 1997 г., исх. N 3.15 (вх. N 224 от 01.10.1997 г.,) направляем Вам материал, подготовленный специалистами нашего Института.

Директор Института Развития личности

РАО, академик РАО

Мухина В.С.

 

Уважаемая Нина Викторовна

Разделяя Вашу озабоченность по поводу необходимости уточнения содержания основных понятий и терминов, используемых в законодательной деятельности, касающейся религиозных объединений, предлагаем Вам вариант определений, которые применяются нами в нашей работе.

Нам представляется, что подобные дефиниции, которыми пытаются выражать саму суть религии и ее различные аспекты, могут быть сформулированы тремя основными способами:

1). На основе понимания сущности религии в какой-либо религиозной конфессии, т.е. "от лица" этой конкретной религии.

2). На основе воззрения на религию с точки зрения определенной философской системы.

3). На основе формально-логического подхода, свободного от всякой религиозной апологетики, идеологии или влияния философской традиции конкретного нравственно-мировоззренческого направления (натурализма, гуманизма, экзистенциализма и т.п.).

В ином случае это будут определения, выражающие понимания (образы) религии в этих системах мышления.

Поэтому мы исходим из формального анализа религиозного феномена, выделяя в нем:

- объект религиозного отношения;

- субъект религиозного отношения;

- религиозную деятельность.

При этом то, что будет принято в качестве объекта религиозного отношения опосредует все остальные определения. Этот выбор существа объекта религиозного отношения мы делаем, опираясь на содержание сравнительного религиоведения как отрасли историко-философского знания и исходя из наблюдения за реальной практикой общественной жизни.

Субъектом религиозного отношения выступает человек как индивидуальная личность, а также - опосредованно (косвенно) - любые группы, сообщества людей.

Особый тип отношения, формирующийся в деятельности субъекта, направленной на религиозный объект и (или) опосредованный религиозным объектом можно специально выделять, обозначая термином религиозное отношение. Религиозную деятельность образует вся совокупность деятельности субъекта постольку, поскольку она опосредованна религиозным отношением. Фактически же, т.к. религиозное мировоззрение является всегда целостным, формирующим картину мира субъекта во всех его отношениях - вся полностью деятельность религиозного субъекта является именно религиозной деятельностью.

Совокупность религиозного объекта, субъекта и их отношений (включая всю сумму религиозной деятельности субъекта) мы в своей работе принимаем элементарной формой, "клеточкой" религиозной жизни и религиозной культуры и обозначаем термином религиозный мировоззренческий комплекс. Попросту смысл этого понятия выражается словом религия применительно к личности, к индивиду, "верующему" (общее определение термина "религия" см. ниже).

Объект религиозного отношения.

Объектом религиозного отношения, как мы полагаем, можно принять некоторое внечеловеческое и/или сверхчеловеческое действие, осознаваемое и/или воспринимаемое субъектом абстрактно-теоретически, формально-образно или посредством органов чувств как "разумная сила", "высшее", "присутствие", "бог", "высшая личность" и т.д., и выступающее в отношении к субъекту религиозного отношения в качестве безусловного авторитета, опосредующего все отношения субъекта в его картине мира, системе нравственных ценностей и практической жизни.

Поскольку не все качества религиозного объекта могут быть воспринимаемы непосредственно, органами чувств и в любых условиях (это обстоятельство и отражено в определении), в религиозном отношении всегда присутствует религиозная вера, как убежденность субъекта в реальном присутствии этих, не воспринимаемых непосредственно качеств религиозного объекта (всемогущество, всезнание, постоянное актуальное присутствие повсюду и т.п.).

1). Религия.

Мировоззрение, система нравственных отношений и практика (образ жизни, уклад жизни) личности, группы, общества, народа, любого объединения людей, которые выстраиваются в соответствии с требованиями, задаваемыми принятым религиозным отношением.

2). Религиозная деятельность.

Деятельность субъекта религиозного отношения (иначе - религиозного субъекта - личности, группы, объединения, организации и т.д.), прямо и непосредственно связанная с обязанностями, налагаемыми на него принятым религиозным отношением, задаваемым “от лица” религиозного объекта.

Условно эта религиозная деятельность может быть разделена на внутреннюю и внешнюю:

Для прямого субъекта (личности, индивида, гражданина):

- внутренняя - духовное общение с объектом религиозного отношения (молитвенная практика, аскетика), исполнение требований религиозного культа в частной жизни, в личностном поведении;

- внешняя - использование символики данной религии, исполнение различных служений в религиозной группе, объединении;

Для косвенного субъекта (религиозная группа, объединение, организация):

- внутренняя: разработка и кодифицирование вероучения (богословие), исполнение ритуалов религиозного культа, организация религиозного образования (обучения и воспитания), внутреннее управление и др.

- внешняя: религиозная проповедь, миссионерство, апологетика, связь с другими организациями, в том числе религиозными, установление правовых отношений в государстве и обществе и др.

Религиозное отношение объекта к субъекту, т.е. упрощенно говоря, божества к верующему рассматривается и в религиоведении и в вероучительных доктринах как совокупность форм религиозной санкции, возмездия, воздаяния, чуда и т.п., но очевидно, что для законодательной деятельности они не представляют интереса и не могут регулироваться законодательством. Поэтому под религиозной деятельностью мы вынуждены понимать деятельность именно субъекта религиозного отношения - человека, группы, религиозного объединения, организации (верующих, граждан).

3). Религиозное вероучение.

Зафиксированное средствами культуры (текст, “закон”, догматические определения, символика и др.) религиозное мировоззрение, система представлений о мире. Основные подразделения:

- богословие (теология, учение об объекте религиозного отношения в данной религии);

- космология (учение о бытии мира, его строении и отношении к божеству);

- антропология (учение о человеке - его происхождении, отношении к природе и божеству, его прошлом и будущем).

Дополнительно еще выделяются такие подразделения в вероучении как: экклезиология (учение о религиозной общине, церкви), сотериология (учение о спасении в религиозном понимании данной конфессии), эсхатология (учение о будущем человечества), телеология и ряд других.

4). Религиозный культ.

Система религиозной деятельности последователей данной религии, составляющая обязательный элемент в их религиозной жизни, - совокупность действий, практически осуществляющих религиозное отношение субъекта к религиозному объекту.

Религиозный культ составляют: молитва индивидуальная и групповая, богослужение, жертвоприношения, особое использование, почитание некоторых символов, предметов, мест (священные символы, предметы, места), таинства (инициации) и обряды, связанные с рождением, браком, принятием особого вида служения, смертью, погребением и другими сторонами жизни, следование предписаниям религиозного календаря, празднования, нормы общения в семье, в религиозной общине и др.

5). Религиозное объединение.

Объединение лиц для совместных занятий религиозной деятельностью.

6). Религиозная организация.

Здесь, в сравнении с религиозным объединением, подчеркивается формально-правовой аспект деятельности.

Такое понимание нашло отражение и в новом законе “О свободе совести и о религиозных объединениях”. Религиозная организация регистрируется государством в этом своем качестве (не как общественная, благотворительная или иная другая) и обладает правом юридического лица. В этом смысле иногда используется термин “конфессия”.

7). Религиозный лидер - организатор или руководитель религиозной группы, объединения, организации.

Религиозный лидер осуществляет формальное, организационное лидерство, является духовным авторитетом. Он может быть “источником откровения” или осуществляет “законные интерпретации” вероучения данной религии.

Особая роль религиозного лидера может заключаться в наличии функции его как “посредника”, осуществляющего религиозное отношение с религиозным объектом (божеством), регулирующего его и монопольно владеющего способом его реализации, иначе - “путем спасения” в данной религии.

8). Религиозная проповедь.

Важнейший элемент религиозной деятельности - лидера, объединения, организации.

Представляет собой выражение и распространение основных постулатов и представлений данной религии как среди ее последователей, так и вовне (миссионерство) любыми средствами - устно, печатно, при помощи радио, ТВ, аудио и видео записей, CD, виртуальной информации и любыми путями - открыто, публично или скрытно, тайно (“оккультно”).

9). Деструктивность (деструктивный характер) религиозного объединения, группы, организации, вероучения, культа, лидеров и т.д.

Качество вероучения, культа, форм и методов деятельности религиозного объединения, группы и т.д., которое традиционным большинством в данном обществе осознается как опасное, разрушительное (деструктивные) для его (общества) культуры, институтов, учреждений, типа личности (менталитета), религии, государственной системы и безопасности, семьи, частных лиц, образа жизни.

Данное общество, государство фактически стихийно вырабатывают понимание деструктивного отношения к самим себе, исходя из характеристик своей собственной традиционной религии и культуры. Поэтому в отношении российского общества, семьи, государства мы полагаем правомерным считать деструктивными (разрушительным) все те религиозные вероучения и практики, которые объективно ведут к ослаблению, разрушению, деградации традиционных для национального менталитета и культуры форм сознания и деятельности в совокупности обеспечивающих самостоятельное (суверенное) развитие нашего общества и его национально-культурную идентичность (самобытность).

В российском обществе традиционными религиями, культурообразующими, являются, в частности:

- православное христианство (для подавляющего большинства русского народа и части иных),

- магометанство (для татар и части других народов),

- буддизм (калмыки, буряты, тувинцы и т.д.)

и еще некоторые вероисповедания коренных народов России. Таким образом, проповедь всех иных вероучений и религий, не принадлежащих к традиционным для коренного населения России, является объективно деструктивной для сложившейся системы мировоззрения, нравственных ценностей, национально-культурной идентичности соответствующих народов России и вместе с тем - всей российской культуры в целом.

Следует сказать, что также, на наш взгляд, является деструктивной, порождает социальные и национальные конфликты, формирует очаги межконфессиональной напряженности религиозная проповедь данной конфессии на чужой канонической территории. Так, например, настойчивая проповедь православия среди татар или распространение какого-либо варианта буддизма среди русского населения является, по существу, деструктивной религиозной деятельностью, каким и бы благими намерениями она не оправдывалась.

Таким образом, деструктивный характер вероучения и деятельности или иной религиозной организации, по нашему мнению, есть характеристика относительная, определяемая в отношении данного общества, нации, цивилизации.

В этом принципиальное отличие деструктивного религиозного объединения, группы от изуверной религиозной группы, объединения (см. ниже). Если последние должны преследоваться как преступные сообщества, то первые должны быть лишь ограничиваемы в своей деятельности на территории данного государства Государство не должно предоставлять им право свободно проповедовать, вербовать сторонников, осуществлять религиозное образование и т.п. на своей территории. Т.е., они не должны получать формального одобрения и поддержки со стороны данного общества и государства, духовно-нравственные традиции и нормы которых эти религиозные объединения в своей практической деятельности фактически ставят под сомнение, подрывают, стремятся принципиально изменить в соответствии со своими представлениями на этот счет.

Такое изменение было бы губительным для данного общества и данного государства, поставило бы их в положение, подчиненное этой иной религиозной традиции - и, тем самым, - соответствующим организациям, политическим структурам. В конечном итоге - иному обществу, народу, государству, цивилизации.

Итак, поскольку российское государство действительно служит интересам именно российского общества, отражает именно его, российского общества, насущные потребности и цели, проводит в жизнь духовные ценности и поддерживает культуру народов России, распространение иных, нетрадиционных в России религиозных конфессий, не должно пользоваться покровительством государственной власти и они ни в коем случае не должны ставиться в одно положение с традиционными религиями.

В связи с вышесказанным требование религиозной безопасности, как составляющее суммы национально-государственной безопасности, по нашему мнению, должно содержать три основные позиции:

1) требование государственной поддержки традиционных религий в стране и, особо - Русской православной церкви, как:

- религии большинства в мононациональном государстве (поскольку Россия, в соответствии с нормами международного права определяется как мононациональное государство);

- религии, обусловившей исторически формирование русского народа как государствообразующей нации в России;

- религии, имевшей исторически решающее значение в образовании и укреплении российского государства, выработке его духовно-нравственных и правовых форм, составляющих в совокупности национальное культурное наследие;

2) требование недопущения со стороны государства поддержки деятельности религиозных объединений иностранного происхождения и модернистских (новых) религий, не являющихся культурообразующими и не формировавших историческое духовно-нравственное и культурное наследие России;

3) требование преследования и пресечения деятельности религиозных объединений изуверной направленности в отношении которых имеются достоверные сведения об их преступной деятельности: насилии, пропаганде насилия, нанесении ущерба физическому и психическому здоровью граждан, мошенничестве, дискредитации институтов семьи, государства, развратных действиях, оскорбляющих общественную нравственность, и иных преступлениях против личности, общества и государства (см. ниже).

10). Тоталитарность (тоталитарный характер) религиозной организации, вероучения, культа, лидеров и т.д.

Качество религиозной группы, объединения, организации, культа, лидеров и т.д., характеризующееся использованием жестких способов контроля за сознанием и поведением своих членов - в пределе - стремление к полному, т.е. тотальному контролю.

Тотальный контроль сознания и поведения предполагает наличие в вероучении и практике деятельности требований выраженного стремления осуществлять полный контроль со стороны лидеров или руководства религиозной группы, объединения над поведением, мышлением, эмоциональными отношениями, кругом общения, частной жизнью, информацией, свободным временем, собственностью адептов данного культа. При этом предполагается использовать и(или) действительно практикуются жесткие формы организационного и психологического давления для установления и поддержания такого контроля.

11). Изуверность (изуверный характер) религиозного объединения, вероучения, культа, лидеров и т.д.

Качество религиозной группы, объединения, организации, культа, лидеров и т.д., указывающее на наличие особо жестоких, безнравственных, антигуманных, оскорбительных и общественно опасные взглядов, методов деятельности и поступков в отношении как своих членов, так и любых других людей.

В соответствии с отечественными традициями духовной культуры и общественно приемлемыми нормами нравственности в России, изуверными религиозными взглядами и изуверной религиозной деятельностью можно считать, по нашему мнению, в частности, следующие:

- использование в религиозных ритуалах и действиях человеческой крови, применение в обрядах и церемониях органов или частей человеческого тела без различия того, каким образом эти органы и(или) части тела были получены;

- демонстративное уничтожение, повреждение или символическое осквернение святынь, предметов религиозного назначения, мест ритуального захоронения и символики других религий, национально-государственной символики и мест почитания;

- наличие в вероучебной системе или религиозной практике обоснования и(или) требования осуществления развратных действий и половых извращений для кого бы то ни было, использование в ритуалах порнографии, проституции;

- проповедь, пропаганда, допущение возможности или действительное применение физического насилия во всех формах как в отношении адептов культа, выходцев из культа, так и в отношении всех иных людей;

- проповедь, пропаганда, допущение возможности или действительное применение психического насилия (внушение, гипноз, введение в транснормальные состояния; зомбирование, т.е. формирование на уровне подсознания субъекта деятельностных установок или установок отношения, критический рациональный анализ которых невозможен для субъекта в состоянии ясного сознания);

- наличие в вероучении или религиозной проповеди положения о принципиальной, неизменной ни при каких обстоятельствах неполноценности некоторых категорий людей, полной невозможности для них религиозного "спасения" и потому - отсутствии у них человеческого достоинства в том же понимании, что и у членов культа.

- препятствование любым способом адепту выйти из организации, порвать с ней, отрицание права на общение вне культа;

- отрицание институтов семьи и государства в обществе;

- отрицание права каждой личности на частную жизнь (не препятствующую осуществлению этого же права другими людьми) и права человека;

- отрицание человеческого достоинства у всех людей, за исключением членов данной религиозной организации.

Религиозная организация, в вероучении и практике которой имеются подобные элементы должна признаваться преступной организацией и не только ограничиваться в своей деятельности государством, но и преследоваться по уголовному законодательству.

При этом религиозный, культовый, ритуальный характер изуверных действий должен рассматриваться как отягчающее вину обстоятельство, существенно ужесточающее наказание. Преступник, совершающий указанные выше действия, руководствуясь религиозными убеждениями, более опасен для общества, нежели тот, кто при совершении этих действий такими убеждениями не руководствуется. Это происходит вследствие специфической, особенной силы религиозной мотивации, соподчиняющей себе, как сущность духовной жизни субъекта, все иные мотивации. И тогда никакие иные мотивации, могущие в иных условиях задержать или ослабить стремление совершить преступное деяние (страх наказания, осуждения, чувство вины, понятие греха и др.) не только не срабатывают, а иногда и усиливают направленность на преступление. Например - адепт стремиться покарать отступника для его же “блага”, “очистить человеческое общество” для “блага” общества и т.д.

В настоящее время законодательство, к сожалению, не содержит правовых механизмов выявления, квалификации и судебной оценки подобных действий и преступлений именно как религиозных. Этот факт является свидетельством слабости современного государства и, одновременно, “работает” на его дальнейшее ослабление.

12). Религиозное сектантство.

Данный термин не имеет однозначного толкования и правовой характер он сможет получить только тогда, когда государство явно обозначит свою религиозную принадлежность или, по крайней мере, особую заинтересованность в какой-то конкретной религии (в новом Законе “О свободе совести и религиозных объединениях” эта тенденция в отношении выделения РПЦ лишь едва обозначена). До тех пор, в формально-светском государстве этот термин может использоваться только в культурологических, сравнительно религиоведческих описаниях и его применение в законодательстве практически исключается.

В традиционных конфессиях данный термин имеет уничижительный смысл, означает раскольников (ближе по смыслу к словам - сечь, рассекать).

В новоевропейской традиции - отдельное учение, вера (ближе по смыслу к словам сектор, отдельная часть).

Культурологически - в отношении к традиционным конфессиям - позже отделившиеся от них, отколовшиеся религиозные группы, составившие свои особенные вероучения и практики.

Ныне общеупотребительно - все малочисленные религозные группы и т.н. "новые" религии, т.е. религиозные организации, объединения и группы недавно образованные, в сравнении с существующими веками религиями.

* * *

Мы отдаем себе отчет в том, что в представленном здесь виде данные дефиниции вряд ли могут быть применены для немедленного использования в текстах законодательных проектов. Мы полагаем, что данная система понятий может быть логической основой подхода к тому, чтобы в каждом конкретном случае, в зависимости от тематики и направленности законопроекта, вырабатывать определенные формулировки.

С уважением,

Руководитель религиоведческой группы,

ведущий научный сотрудник института,

кандидат философских наук

Галицкая И.А.

 

Hosted by uCoz