UCOZ Реклама

Религиозная безопасность России




Комплексное экспертное заключение от 14 мая 2002 г. по содержанию, направленности и фактическому значению публикаций И.С. Кона

 

Целью заключения является анализ содержания и направленности публичных выступлений И.С.Кона, ориентированных на разрушение традиционных культурных ценностей России.

Список проанализированных источников:

1. Кон И.С. Любовь небесного цвета // http://sexology.narod.ru.

2. Кон И.С. Лунный свет на заре. Лики и маски однополой любви. - М.: Олимп; ООО «Фирма «Издательство ACT», 1998. - 496с. // http://sexology.narod.ru.

3. Кон И.С. Человеческие сексуальности на рубеже XXI века / Переработанный текст доклада на конференции в Санкт-Петербурге в январе 2001 г. // http://sexology.narod.ru.

4. Кон И.С. Состояние общественного сознания // http://sexology.narod.ru/publ028.html.

5. Кон И.С. Сексуальные ценности и сексуальное поведение на фоне исторических перемен / Тезисы доклада на научной конференции «Демографическая модернизация, частная жизнь и идентичность в России», Центр демографии и экологии человека ИНП РАН, Институт этнологии и антропологии РАН, Москва, 27-28 февраля 2002 г. // http://sexology.narod.ru/publ025.html.

6. Кон И.С. Мастурбация – душевная болезнь или метафора творчества? //http://sexology.narod.ru/publ020.html.

7. Кон И.С. Совращение детей и сексуальное насилие в междисциплинарной перспективе // Социальная и клиническая психиатрия, 1998, том 8, № 3; Педагогика, 1998, № 5 // http://sexology.narod.ru/publ002.html.

 

Содержание данных публикаций И.С. Кона анализировалось по следующим основным позициям:

1.               Научность публикаций И.С. Кона (можно ли рассматривать публикации И.С. Кона как научные работы, и если да, то в какой области знаний).

2.               Философско-культурологические основы публикаций И.С. Кона.

3.               Направленность и характер воздействия публикаций И.С. Кона на российское общество.

 

1. О научности публикаций И.С. Кона: можно ли рассматривать публикации И.С. Кона как научные работы, и если да, то в какой области знаний.

И.С. Кон имеет ученую степень доктора философских наук, является профессором, главным научным сотрудником Института этнологии и антропологии РАН, а также академиком Российской академии образования (по отделению психологии). По всем формальным признакам (ученая степень, должность в научном учреждении, звание академика) он может называться ученым. Однако, рассмотрев содержание его публикаций, можно сделать вывод не только об отсутствии в них признаков научности, но и о ярко выраженной их «культурной» тенденциозности деструктивной направленности.

Ученые степени и должности И.С. Кона связаны, по преимуществу, с его базовой специализацией - марксистско-ленинской философией. И.С. Кон являлся официальным пропагандистом коммунистической партии и именно на этом поприще сделал себе «научное имя». Учитывая некоторые особенности коммунистической социальной утопии и соответствующей политической практики (тоталитарное деструктивное отношение к национальному государству, религии, обществу, традиционной духовной культуре народов России, социальному институту семьи и др.) именно изначальная принадлежность И.С. Кона к особому корпусу советских коммунистических пропагандистов определяет характер и современной его деятельности в российском обществе. Учитывая, что марксистско-ленинская философия является во многих отношениях не философией, а политической пропагандой, - «единственно верным учением» и т.п., базовая научная квалификация И.С. Кона (философская ученая степень) является, по существу, лжеквалификацией.

На основе базовой квалификации коммунистического пропагандиста И.С. Кон специализировался, в частности, на темах сексологии, как особой отрасли гуманитарных антропологических и социологических знаний. Учитывая его коммунистическую мировоззренческую идентификацию, взгляды И.С. Кона в области философской антропологии закономерно базируются на лженаучных стереотипах вульгарного материализма. Те же стереотипы вульгарного материализма, дополненные околонаучными домыслами З.Фрейда, определяют и его современные «исследования» в области человеческой сексуальности.

Вульгарный материализм является вырождающейся формой философии, которая, по сути, не обладает многими признаками философского знания (целостностью, диалогичностью, рефлексивностью и т.д.). В отношении к науке и научным исследованиям общества эта методология выступает теоретическим обоснованием вульгарного социального редукционизма, для которого характерна примитивизация явлений действительности, тенденция к упрощенным схемам в познании человека и общества, бездуховность и аморальность. Отсутствие научной логики, рефлексии на собственные утверждения, опошление и огрубление социальных явлений в этом подходе компенсируются, как правило, неимоверным апломбом, претензиями на бесспорность и всеобщую значимость.

Отмеченные выше особенности находят свое подтверждение в текстах И.С. Кона, которые он выдает за научные работы.

Главным «научным тезисом», на который опирается И.С. Кон во всех своих сексологических сочинениях, является утверждение, что сексуальность дана человеку не только для того, чтобы рожать детей. Эту простую мысль, которая всем известна и с которой никто не спорит, И.С. Кон выражает не простым русским языком, а заумным псевдонаучным «новоязом»:

«Хотя образованность сама по себе не избавляет людей от предрассудков и предубеждений, при прочих равных условиях, она облегчает их преодоление. Однако важна не только общая, но и сексуальная образованность, включающая в себя понимание множественность функций и смыслов сексуального поведения. До тех пор, пока человек считает сексуальность только аспектом репродуктивного поведения, любая нерепродуктивная эротика будет казаться ему сомнительной, даже если он сам ее практикует. Сексуальное образование - необходимая когнитивная, познавательная предпосылка сексуальной терпимости» (1, «Взгляд в будущее»).

То, что сексуальность человека оказывает некоторое воздействие на жизнь личности и общества, а не только на воспроизводство населения, - это так же давно известно. Сексуальность человека действительно не является только аспектом репродуктивного поведения, но, будучи обогащена и проникнута очеловеченными душевно-духовными переживаниями, влияет на искусство, социальные отношения, культуру общества в целом. В этом никого убеждать не надо. Но при этом она является лишь существенной физиологической компонентой собственно человеческих чувств, переживаний, умонастроений. Для И.С. Кона, однако, факт множественности функций и смыслов сексуального поведения человека, кроме функции человеческого воспроизводства, дает возможность считать репродуктивный аспект этого поведения не только одним из многих в ряду других, но и отказаться от него вовсе, т.е. рассматривать сексуальное поведение вообще в отрыве от воспроизводства. То, что получается в результате - пропаганда гомосексуализма и прочих половых извращений, несовместимых с нормальной репродукцией человека. Все это И.С. Кон пропагандирует как вид «нормы», наряду с нормальным сексуальным поведением, которое так или иначе связано с воспроизводством. В этой незатейливой мысли сосредоточена вся «наука» И.С. Кона, и на ней же основывается весь «научный смысл» его публикаций.

Это типичный пример редукционизма в социально-гуманитарном познании, о котором говорилось выше. Другие «коны», в свое время, обнаружив феномен частной собственности в обществе и определив «множественность его функций и смыслов», также решили, что люди могут вполне обойтись без частной собственности. То же самое и так же «научно» они решили в отношении семьи, государства в обществе. Примеры можно продолжать, но суть понятна. Когда эти коны столкнулись с критикой такой «науки», они также, как и И.С. Кон объявили всех, кто не согласен с их безумными теориями, ретроградами, фашистами и т.д.

Итак, по И.С. Кону, сексуальные отношения не сводятся к воспроизводству населения, и потому имеют право существовать безо всякого воспроизводства населения. Вот такая «научная логика». Поэтому, мол, следует уравнять в правах нормальную семью с парой мужеложников, нормальные отношения мужчины и женщины с сексуальной жизнью педофила и т.д. и т.п. Такая «научная позиция» позволяет И.С. Кону «размывать» все понятия нормы и здоровья в области сексуальной жизни человека и сводить все к вопросу о том, «хорошо» ли самому человеку, т.е. испытывает ли он удовлетворение. Так выявляется главный смысл и функция сексуального поведения, которую И.С. Кон ставит в качестве ведущей на место репродуктивной функции. Это – получение удовольствия. Тот факт, что удовольствие может получать и извращенец, и преступник, и садист, И.С. Кона не волнует. Понятно, что в системе понятий: «удовольствие-неудовольствие», место для науки уже не остается. И.С. Кон с удовлетворением констатирует: 

«В XX в. положение изменилось. Общественное сознание (нормативная культура) приняло тот факт, что сексуальность не направлена на деторождение, не нуждается в легитимации и является самоценной. Эта гедонистическая установка явно противоречит принципам антисексуальной цивилизации, допускающей сексуальную жизнь только ради деторождения. Христианские фундаменталисты выступают против контрацепции не менее яростно, чем против абортов, потому что речь идет не только о праве человека воспрепятствовать рождению новой жизни, но и о легитимации чувственности, которую они отрицают в принципе» (3).

В этой цитате характерно не только полное отсутствие научной доказательности и логики. Здесь и явное искажение действительности, которое возможно только в аудитории, составленной из таких же конов. Из того факта, что христианская культура (как и любая другая культура), признавая чувственную сторону жизни человека, указывает на ответственность личности в области сексуальных отношений и утверждает нормы этой ответственности (в разных культурах свои), никоим образом не следует, что чувственность отрицается в принципе или строится некая «антисексуальная цивилизация». Можно ли отрицать то, что существует? Речь здесь идет о культуре чувств и чувственности, о культуре человеческой сексуальности, которая и делает человека человеком, а не животным. Так что все эти выдумки И.С. Кона о христианстве – следствие  базового, так сказать, невежества «коммун-философа» И.С. Кона в области духовной культуры. Ведь его философская подготовка имеет мало отношения к настоящей культуре, а тем более к духовной культуре, регулирующей, облагораживающей чувственную жизнь личности. А если это не выдумки И.С. Кона – то это прямая нападки вульгарного атеиста, ненавистника христианства. И опять же, к науке все это не имеет никакого отношения. А ведь это цитата из выступления И.С. Кона на «научной конференции»!? 

Судя по публикациям И.С. Кона для него не существует понятия дегенерации, понятия «нормы» и отклонения от «нормы». Одним из основных его методологических положений, которым он «научно» прикрывает свою асоциальную деятельность, является полный релятивизм в сфере морали и сексуальной жизни. Наука, однако, не может строиться на всеобщем релятивизме, это противоречит самой сущности научной методологии, стремлению науки к точному и определенному знанию. Нечего и говорить, что релятивизм исключает культуру, разрушителен по отношению к ней.

Не надо быть особенно ученым, чтобы понять, что неполноценными или дегенеративными моделями семьи являются любые модели сожительства индивидов, которые, даже сохраняя внешнюю социально-правовую форму семьи, делают невозможным реализацию основных функций семьи. Прежде всего – функцию воспроизводства населения и социализации детей, приобщения их к обществу и культуре. Если половое сожительство индивидов не обеспечивает реализацию этих функций, можно говорить о том, что это либо неполноценная форма семьи, либо вообще не семья. Так, если в семье родители принципиально рождают только одного ребенка, семья оказывается неполноценной с точки зрения функции воспроизводства. Другая форма неполноценной семьи – неполная семья, семья с одним родителем. Но это такие формы семьи, которые могут стать полноценными (родители могут решить рожать детей, оставшийся одним супруг может жениться или выйти замуж и тоже иметь детей). Даже в том случае, если семья не может иметь своих детей, супруги могут взять на воспитание сирот. Но сожительство гомосексуалистов никогда не сможет стать семьей, даже если они и возьмут детей на воспитание. Это будут несчастные дети, заранее обреченные быть ущербными в смысле воспитания в семье без матери или без отца. Для И.С. Кона же, напротив, важно «научно» убедить общество в том, что сожительство гомосексуалистов это тоже одна из моделей семьи. Целью и результатом такой пропаганды является разрушение в сознании (прежде всего -  молодежи) самого понятия семьи и, в конечном итоге – сокращение населения России.

Ученый стремится установить точные параметры явления, а не размыть его, что характерно для мифологического и обыденного сознания. Размывание понятий особенно характерно и для пропаганды. Поэтому публикации И.С. Кона являются, по существу, не научными работами, а формой пропагандистской деятельности по распространению определенных взглядов, формированию у людей определенных убеждений. На показанном выше примере – это не научное, а некритическое убеждение читателя в самоценности «нерепродуктивной эротики» - сексуальной жизни человека вне ее основного смысла – рождения детей. Хотя очевидно, что никакое сопоставление тут логически невозможно. Ведь теоретически, люди в семье, имея детей, могут вдобавок иметь и всю эту «нерепродуктивную эротику», если потребуется. Получается, что те, кто не имеет детей, в любом случае обделены, ущербны. В том числе и в области чувственности. Какое же тут может быть равенство?

И опять проведем аналогию с «конами от социологии». Тем более что и сам И.С. Кон осознает свое духовное сродство с леворадикалами, марксистами и анархистами: «Среди гомосексуалов первой половины XX в. были чрезвычайно сильны леворадикальные, марксистские и анархические идеи» (1, глава 7 «Любовь, не смеющая назвать себя»).

Леворадикалы, марксисты и анархисты тоже убеждали русских людей, что, отказавшись от частной собственности, национальности, религии, мы обретем счастье, радость свободного труда, свободных отношений и т.д. Но все это можно иметь, и не отказываясь от своей национальности, религии или частной собственности. И.С. Кону зачем-то надо убедить русского читателя отказаться от нормального человеческого стремления иметь семью и детей – именно эта мысль, в сущности, лежит за всеми его «научными» рассуждениями о свободе гомосексуализма и самоценности «нерепродуктивной сексуальности». А взамен, отняв у человека все собственно человеческое, И.С. Кон готов бросить ему немного «чувственности» в виде педофилии, порнографии или, на худой конец – мастурбации.

В отношении ко всем этим явлениям духовной, моральной и физической порочности и деградации И.С. Кон пытается научно обосновать терпимость. Чтобы продемонстрировать используемый при этом уровень научной аргументации приведем несколько цитат:

«Еще более деликатна проблема педофилии. Чтобы приобрести респектабельность, геи отмежевываются от обвинений в том, что они преследуют и совращают мальчиков. Теоретически сделать это несложно - мужчины, любящие мужчин, действительно сексуально равнодушны к незрелым мальчикам, а количество педофилов среди геев такое же, как и среди гетеросексуалов. Но социально-возрастные и юридические границы «мальчикового» возраста подвижны, особенно проблематичен статус 13-16 летних подростков. Педофильские организации доказывают, что мальчики этого возраста сами вправе решать, что им нравится, поэтому сексуальные связи с ними на добровольных началах не должны преследоваться. Широкая публика с этим категорически не согласна, а легальный возраст согласия, начиная с которого взрослые могут безнаказанно вступать в сексуальные отношения с подростками, колеблется в разных странах от 12 до 18 лет» (1, глава 8 «Выход из подполья»).

Если бы педофильские организации не доказывали публично, что 13-летние подростки вправе сами решать вопрос о том, давать ли развращать себя педофилам, И.С. Кон бы уже доказал, что гомосексуалисты не имеют никакого отношения к педофилам. Но И.С. Кон старался, и, по крайней мере, почти якобы «доказал», что статус 13-16-летних подростков «проблематичен» в отношении того – отдавать их педофилам или еще подождать до 18 лет. И это пишет человек, который называется академиком Российской академии образования!? Следовало бы обратиться к другим академикам этой уважаемой Академии, особенно тем, кто голосовал за присвоение академического звания пропагандисту содомии: неужели в России нет достойных людей в области образования и педагогики?  

Еще одно научное открытие И.С. Кона: «Феноменологически, по типу переживания, однополая любовь ничем не отличается от разнополой. Предметом любви является не пол, а конкретный индивид, точнее - его образ. Гомоэротические тексты, в которых отсутствует прямое указание на пол любимого, без малейшего труда принимаются за описание и выражение гетеросексуальных чувств, и наоборот» (1, глава 17 «Секс, любовь и фантазия»).

«Феноменологически» сношения гомосексуалистов и любовь мужа и жены для И.С. Кона – ничем не отличаются. Вот как проявляется величие науки! Знает И.С. Кон научное слово «феноменология», и сколько возможностей открывает это знание для доказательства нормальности ненормального для того, чтобы внушить мысль об обыденности и «нормальности» патологии.

При описании нормальных сексуальных отношений у И.С. Кона все расплывается, делается каким-то неопределенным, неясным и сомнительным. Ни на что нельзя опереться, установить что-либо определенно и точно не представляется возможным. Только тогда, когда описание И.С. Кона погружается в сферу «однополой любви» и «нерепродуктивной сексуальности», сразу появляется определенность.

Эта определенность выражается в точных и, по-своему, ярких описаниях, типа:

«Некоторые гомосексуальные техники опасны и неприемлемы с точки зрения гигиены и эпидемиологии. При так называемом «фистинге» (fisting, от слова fist -кулак), когда в задний проход засовывают кулак и всю руку по локоть, нередко разрываются стенки прямой кишки. «Rimming» (анилингус) - вылизывание заднего прохода или засовывание туда языка - способствует переносу желудочно-кишечных инфекций. Анальная интромиссия без предохранения - самый вероятный способ передачи ВИЧ и т.д. Но столь же несимпатичные и негигиеничные игры существуют у гетеросексуалов. Как сказал когда-то блаженный Августин, мы рождаемся между мочой и калом. Самые брезгливые люди вообще не занимаются сексом, а остальные находят приемлемый для себя и других модус вивенди. Говорить об этом надо спокойно и аргументированно, что и делают современные учебники гомоэротики, которые на Западе свободно продаются в самых обычных книжных магазинах. Когда несколько лет назад канадские власти попытались запретить распространение одной такой иллюстрированной книги за то, что она «пропагандирует анальный секс», мудрый судья (бывают и такие) дело прекратил, написав в официальном заключении, что говорить о гомосексуальности, не касаясь анального секса, - то же самое, что писать историю музыки, не упоминая Моцарта» (1, глава 17 «Секс, любовь и фантазия»).

Появляются у И.С. Кона и какие-то «наукообразные» классификации: 

«Существует несколько наиболее распространенных типов однополых отношений.

1.              Институционализированные (то есть официально принятые культурой и оформленные специальными ритуалами) разновозрастные отношения, чаще всего - между взрослыми мужчинами и мальчиками - подростками.

2.              Институционализированные отношения между взрослыми людьми, один из которых изменяет при этом свою половую/гендерную идентичность, одежду, род занятий и т.п.; то есть мужчина социально и символически как бы становится женщиной, и наоборот.

3.              Институционализированные «профессиональные» отношения, связанные с выполнением определенной социальной или сакральной (религиозной) роли, делающей сексуальную связь с лицами собственного пола обязательными для него (например, священная храмовая проституция).

4.              Равноправные и добровольные сексуально-эротические отношения, основанные на индивидуальном влечении людей друг к другу. Разные культуры имеют на этот счет разные представления и нормы, часто неодинаковые для разных социально-возрастных групп. Например, сексуальные игры и контакты между мальчиками-подростками считаются нормальным проявлением юношеской сексуальности, на них смотрят сквозь пальцы или даже одобрительно, а такое же поведение взрослых вызывает настороженность и осуждение.

5.              Социально-неравные, иерархические отношения, когда человек более высокого социального статуса, обладающий властью или деньгами, сексуально эксплуатирует бедного и зависимого. Решающее значение имеет при этом не пол сексуального партнера (кто с кем спит), а сексуальная позиция (кто кого «трахает»); в равных отношениях это дело индивидуального вкуса» (1, глава 4 «Красивый путь» или содомский грех? Сексуальности, культуры и религии»).

Вот еще пример такой «научной классификации», с «научным» разоблачением невежественного «обыденного сознания». Это притом, что на соседних страницах И.С. Кон развенчивает уже наоборот, - «предрассудки» ученых мнением «общества»:

«Одно из самых серьезных обвинений против геев заключается в том, что они преследуют и совращают мальчиков. Для обыденного сознания гомосексуальность, педерастия и педофилия - синонимы. На самом деле это не так. В сексологической литературе сексуальное влечение к младшим по возрасту, социально или сексуально несовершеннолетним, независимо от их пола, подразделяется на три категории: 1) педофилия, влечение к допубертатным детям; 2) гебефилия, влечение к пубертатным подросткам, от 12 до 14 лет; 3) эфебофилия, влечение к постпубертатным подросткам и юношам, от 14 до 18 лет. В отличие от первых двух категорий, которые употребляются в качестве диагнозов, эфебофилия считается психологически нормальной, хотя в некоторых странах удовлетворение такого желания противозаконно, это зависит от легального «возраста согласия». Влечение к взрослым, половозрелым мужчинам называется андрофилией» (1, глава 18 «Возрастные предпочтения и каноны красоты»).

Получается, что если когда-нибудь И.С. Кон и ему подобные добьются установления легального возраста согласия, скажем, с 13 лет, то уже и ко второй категории извращенцев нельзя будет «употреблять диагноз». А если добьются того же в отношении 11-летних детей, то вопрос о педофилии вообще отпадет, сам собой. Вот такая «наука» от профессора И.С. Кона.

И все это говорит академик от образования!? Может быть, другие академики РАО соберутся и объяснят И.С. Кону, когда ребенок физиологически становится взрослым, когда, в среднем, человек достигает уровня социальной зрелости, достаточной для того, чтобы ответственно, не во вред себе и другим людям, вступать в половые отношения. Но разве педофилов интересуют такие «мелочи» как последствия для физического и психического здоровья, для будущей жизни в обществе совращенных детей… Не интересует это и академика И.С. Кона. Его в этом вопросе интересует только официально установленный «возраст согласия». Когда за совращение ребенка педофил сможет увильнуть от тюрьмы. Вот и вся наука.

Совращение также относится к ряду понятий и категорий, которые для И.С. Кона всегда, «по определению» непонятны и неопределенны: «Неоднозначен и долгосрочный эффект сексуального совращения» (7). Такое заявление, по существу, можно рассматривать как подстрекательство к совращению малолетних.

Для контраста приведем еще одно глубокомысленное «научное описание» И.С. Кона, которое касается других вещей, понятных и определенных для него:

«Техника однополого секса так же многообразна, как и гетеросексуальная. Отсутствие у однополых пар анатомической взаимодополнительности гениталий компенсируется повышенной эмпатией, т.е. способностью настроиться на эмоциональную волну партнера, почувствовать, что именно доставляет тому удовольствие и действовать соответственно этому. Вообразить себя на месте человека своего пола легче, это обогащает эротический репертуар геев и лесбиянок, тем более, что геи в среднем эмоционально чувствительнее обычных мужчин. Это дополняется специфическими коммуникативными средствами. В гетеросексуальном мире многие сленговые эротические слова табуированы, «мужской» язык неприемлем и оскорбителен для женщин, а другого словаря у людей нет. Геи обладают развитой эротической лексикой и свободнее выражают свои сексуальные чувства и переживания. Хорошо развита у них и невербальная коммуникация. В барах и дискотеках мужчины могут почти ничего не говорить, в некоторых ситуациях разговаривать вообще не принято, все происходит молча, разве что «спасибо» в конце, тем не менее они отлично понимают друг друга. Секс сам по себе - мощное средство общения, позволяющееся выразить самые разнообразные чувства и потребности - желание, нежность, ласку, заботу, господство, подчинение, интерес, скуку, ненависть, удовольствие, любовь. В геевской субкультуре эротические предпочтения нередко обозначаются специальными опознавательными знаками. Отправляясь на поиски секса, мужчины показывают, что именно они хотят или готовы делать, с помощью специальных знаков, размещенных по разным сторонам тела. Левая сторона обозначает активную, правая - пассивную, рецептивную сексуальность. Серьга или ключ на боку слева или кольцо на левой руке означают желание играть активную, доминантную роль. Предпочитаемый вид сексуальной активности обозначается цветом: белый цвет означает мастурбацию (белый платок слева - мужчина хочет, чтобы мастурбировали его, справа - готовность мастурбировать партнера), голубой - оральный секс, синий - анальный секс, черный - садомазохистские склонности. Темно-зеленый цвет означает, что нужен военный мундир. Горчичный платок слева означает, что его хозяин обладает большим членом, справа - запрос на таковой. Одежда и украшения из черной кожи - знак «кожаного мужчины», который любит сильные ощущения (связывание, порку, опасный секс) и т.д.» (1, глава 17 «Секс, любовь и фантазия»).

«Спасибо в конце» - вот идеал вербальной коммуникации эмоционально чувствительных гомосексуалистов И.С. Кона. А конец цитаты вполне подойдет для научного отчета по сравнительной культурологии мужеложников для Института этнологии и этнографии РАН.

В качестве научных авторитетов, на мнения которых главным образом опирается И.С. Кон – такие же, как и он сам, пропагандисты гомосексуализма:

«Самый влиятельный исследователь и теоретик гомосексуальности начала XX в. - Магнус Хиршфельд (1865-1935). Сам будучи гомосексуалом, Хиршфельд посвятил всю свою жизнь делу реабилитации и декриминализации однополой любви. Уже в своей первой, выпущенной под псевдонимом, книге «Сафо и Сократ» (1896) Хиршфельд утверждал, что однополая любовь  -   неотъемлемая форма человеческой сексуальности, а отмена уголовного преследования гомосексуалов отвечает высшим интересам общества. Речь идет не о милости, а о справедливости, ибо гомосексуальное влечение не является предметом свободного выбора, но имеет глубокие конституциональные корни» (2, глава «От ответов к вопросам»).

Вот пример научных достижений этого теоретика, сводящихся к социологическим опросам его сотоварищей по развлечениям в области «нерепродуктивного секса»: «В начале XX в., по наблюдениям Хиршфельда, 40% гомосексуалов практиковали взаимную мастурбацию, столько же – фелляцию, 12% удовлетворялись трением друг о друга и только 8% занимались анальным сексом» (1, глава 17 «Секс, любовь и фантазия»).

Приведем еще две пространные цитаты «научных описаний» И.С. Кона, включающие и «научные классификации».

«Активная» позиция ближе к гетеросексуальной практике, не обременена стигмой и легко позволяет достичь оргазма. Рецептивная позиция выглядит менее физиологичной, ассоциируется с подчиненностью и требует специальной физиологической (смазка) и психологической (умение расслабиться, преодолеть чувства страха и тревоги) подготовки. Популярные руководства по гомоэротике подчеркивают, что первый анальный контакт физиологически и психологически не менее сложен, чем дефлорация девушки, поэтому с неопытным или эгоистичным партнером, который будет спешить и думать только о себе, лучше не связываться. Физиологически склонность к рецептивной позиции может быть связана с повышенной индивидуальной чувствительностью анального отверстия, предстательной железы и прямой кишки. Некоторые гетеросексуальные мужчины и женщины также любят, чтобы во время любовных ласк им раздражали и щекотали задний проход. Но главное здесь, как в любом сексе, не физиологические рефлексы, а психические переживания. Психологические смыслы анального секса многообразны. Некоторые геи видят в нем ядро своей сексуальной идентичности: «Это больше, чем что-нибудь другое, позволяет мне чувствовать себя геем». Для других это прежде всего «восхитительное чувство, я просто не могу без этого»; «мне нравится, когда меня трахают». Некоторым анальный секс дает самый сильный оргазм: «Трахать кого-то - самый лучший и наиболее физиологичный путь к оргазму»; «кончить, когда кто-то находится во мне, - величайшее наслаждение». Анальная интромиссия ассоциируется с максимальной телесной близостью, любовью и интимностью: «Главное - абсолютная близость, телесная открытость», «это высшее проявление любви и интимности». «Пассивный» партнер реализует таким образом свою потребность в безоговорочной самоотдаче, а «активный» - в овладении другим. Если одни мужчины подчеркивают момент доверия и релаксации, то другие - мотивы власти, господства и подчинения: «Это демонстрация могущества и власти», «Это делает меня сильным, мне нравится быть сверху» или «Мне приятно чувствовать себя беспомощным, когда меня трахают и кто-то обладает властью надо мной». Но это не обязательно связано с сексуальной позицией. Некоторые мужчины, предпочитающие быть «снизу», говорят, что именно в этой позиции они обладают наибольшей властью над партнером, от них зависит не только «дать» или «не дать», но и как именно это сделать. То есть опять-таки на первом плане оказываются индивидуальные различия. Особенно деликатная проблема гомоэротики - так называемый «авторитарный», «кожаный секс» (Leather sex) или «связывание и дисциплина» (bondage and discipline); психиатры называют это садомазохизмом (СМ). Существуют по крайней мере три разных сексуальных сценария, которые лишь с натяжкой можно считать разными степенями «одного и того же». 1. Господство и подчинение не требует от участников ни боли, ни унижения, оно только жестко инсценирует разные степени и формы властных отношений: учителя и ученика, отца и сына, тюремщика и заключенного, начальника и подчиненного. Господствующий партнер («Хозяин» или «Верх») обладает властью и инициирует все сексуальные действия, а подчиненный («Низ», «Мальчик», «Раб») несвободен и подвергается танталовым мукам: его наказывают задержкой или лишением удовольствия, сексуально возбуждают, дразнят, не позволяя получить желаемую разрядку. 2. Связывание и дисциплина усугубляет ролевое неравенство безусловной физической зависимостью одного партнера от другого, включая связывание, специальные упражнения и наказания. Беспомощность освобождает человека от ответственности за участие в сексуальных действиях: не я делаю, а со мной делают. Это позволяет проигрывать и такие фантазии, в которых он сам себе не признается (не он мастурбирует, а его мастурбируют, не он сосет, а его заставляют сосать). 3. Собственно садомазохизм прибавляет к этому чувство унижения и физической боли. Хотя границы допустимого устанавливаются в самом процессе сексуальной игры - иначе она была бы неинтересна - она является добровольной. Как только «низ» или «раб» подаст заранее оговоренный сигнал, «пытка» прекращается» (1, глава 17 «Секс, любовь и фантазия»).

«Некоторые геевские теоретики возмущаются поэтизацией насилия и отношений господства и подчинения, считая, что в основе ее лежит ненависть гомосексуалов к самим себе и потребность воспроизводить собственное прошлое унижение: евреи не играют в Освенцим, черные не играют в невольничий рынок, а геям зачем-то нужно пороть друг друга или строить игрушечные камеры пыток! Но мазохистская эротика не обязательно связана с опытом реального унижения и рабства, разве что в мальчишеских играх в казаки-разбойники, она большей частью компенсаторна: «низом» хотят быть образованные, состоятельные и высокопоставленные мужчины, которые в реальной жизни находятся как раз «наверху». «Перевертывание» отношений представлено и в гомоэротическом фольлоре. В реальном быту младших подростков нередко унижают и сексуально эксплуатируют старшие братья и сестры. В интернетном же собрании любительских гомоэротических рассказов часто проигрывается противоположная ситуация: с помощью друга-сверстника младший брат раздевает, связывает и подвергает сексуальным унижениям (мастурбация, сбривание волос на лобке, принудительный оральный секс и полное сексуальное рабство) старшего, причем последний не только принимает подчиненный статус, но и получает от этого удовольствие. Психофизиологически, садомазохистский секс создает стрессовую ситуацию. При больших физических перегрузках, организм выделяет естественные опиоиды, так называемые эндорфины, вызывающие у человека блаженное состояние эйфории и одновременно блокирующие передачу в мозг болевых сигналов, повышая тем самым порог терпимости; человек уже не чувствует боли и не может сказать «довольно». Это очень опасный момент, когда власть и ответственность Господина становятся абсолютными. Но за напряжением и болью наступает легкость, похожая на религиозный или наркотический экстаз эйфория, а между Господином и Рабом возникает особая, почти мистическая, психическая связь» (1, глава 17 «Секс, любовь и фантазия»).

Очевидно, что во всех этих описаниях гораздо больше патологического пристрастия И.С. Кона к описываемым им непотребным вещам и явлениям, чем какой-либо науки, «философии» или «культуры».

Можно ли все эти описания, классификации и их «раскрытие» И.С. Коном считать наукой? По нашему мнению – нет. По содержанию и стилю это попытка сделать «наукой» то, что наукой не является. С таким же успехом можно заниматься описаниями и научными классификациями видов и типов проституции. Кому это нужно?  

Если И.С. Кона и можно назвать ученым, то никак не ученым в области философии, культурологии или хотя бы в области сексуальных и семейных отношений. Ни о философии, ни о культурологии, ни даже о сексуальных и семейных отношениях в нормальном понимании этих понятий И.С. Кон не пишет ничего определенного. Поэтому, условно говоря, И.С. Кона можно считать «ученым» только в одной области - патологических отношений, т.е. ученым в области педерастии, анального секса, садомазохизма и т.п. вещей. Право придумать название для этой «науки», основоположником и пропагандистом которой в России можно назвать И.С. Кона, следует предоставить ему самому. Однако нездоровое и, более того, растлевающее действие подобной «литературы» на читателей – это уже забота всех здравомыслящих людей, не лишенных чувства гражданской ответственности.

Поскольку И.С. Кон – не младший научный сотрудник по вопросам педерастии и смежных «отраслей знания» типа онанизма и педофилии, а академик и профессор, он дает себе право делать обширные научные обобщения, типа:

«Самая трудная проблема, которую XX век оставил в наследство XXI-му, - отношение к детской сексуальности» (3).

Действительно, более трудных проблем человечество не унаследовало!

Далее здесь же еще один типичный пример «философского» обоснования порнографии и совращения малолетних, с все тем же набором глупостей и клеветы в отношении ненавистной И.С. Кону христианской культуры.  

«В этом вопросе существуют две противоположные и одинаково важные тенденции. С одной стороны, в противоположность средневековой идее имманентной чистоты и асексуальности ребенка (хотя она сосуществовала с идеей имманентной детской греховности, от которой ребенка может уберечь только строгость и родительский контроль)…»

Так в чем же, все-таки, заключается «средневековая идея»? В чистоте ребенка или в его имманентной греховности? Это ведь прямо противоположные вещи. Похоже, что И.С. Кон до сих пор знаком с христианской культурой только «через прицел» атеиста-пропагандиста. Но для пущей научной важности он теперь вынужден говорить и о ней. Ведь все-таки профессор философии!

«…европейская культура нового времени, особенно после Фрейда, признает факт существования детской сексуальности, которую должны учитывать родители и воспитатели и из которой вытекает также право детей и особенно подростков на получение сексуальной информации».

До Фрейда люди ничего не знали о детской сексуальности!? Научная логика «по Кону» требует, чтобы на основании наличия у ребенка детской сексуальности к нему был бы подпущен, с какой-то «сексуальной информацией» некто, подобный И.С. Кону. Так И.С. Кон научно обосновывает «подходы» извращенцев к детям. Это с одной стороны. А с другой стороны он похабничает в отношении родителей:

«Поскольку дети - естественные жертвы всех, включая сексуальные, злоупотреблений взрослых, покушения на них всегда были частыми, они вызывают сильную эмоциональную реакцию со стороны общества, которую консервативные силы часто используют для разжигания массовой истерии в средствах массовой информации. В спорах на эти темы зачастую непонятно, идет ли речь о защите детей от сексуальных посягательств со стороны взрослых, или от их собственной пробуждающейся сексуальности. Чтобы корректно поставить эти вопросы, необходимо теоретическое уточнение целого ряда понятий, включая понятие «педофилии» и «сексуального совращения». При этом неизбежно возникает множество деликатных вопросов, например, наличие потенциально эротических компонентов в материнской и отцовской любви, разграничение осознанных и неосознанных мотивов эмоциональной привязанности взрослых к детям и т.д. Это не сексологические, а психологические вопросы, которыми предстоит заняться ученым XXI века» (3).

Небезынтересно указать на явно обнаруживающуюся тенденциозность изложения: И.С. Кон называет часть общества, стоящую на защите норм и здорового его существования, «консервативными силами». В сопоставлении с этим определением, противостоящие силы, таким образом, если пользоваться по традиции привычной И.С. Кону политической терминологией – должны называться прогрессивными. В сознании значительной части наших современников, соотечественников, по прочно установившейся языковой традиции, прогрессивное – это полезное, хорошее, доброе, пробивающее себе путь через препятствия, чинимые консерваторами. Консерваторы в этом случае ассоциируются с «темными силами». Таким образом, И.С. Кон настраивает сознание своих читателей на то, чтобы защитников здорового развития общества и людей нравственных причисляли к «темным силам». Но это же чисто политическая манипуляция.

И.С. Кон предлагает науке в XXI веке разбираться в осознанных и неосознанных эротических компонентах любви родителей к своим детям. В отношении организаторов и преподавателей «сексуальной информации» эти вопросы у него не возникают. Все это не имеет никакого отношения к науке, научным исследованиям в области сексуального поведения личности и сексуальных отношений людей в обществе. Публикации И.С. Кона по стилю и содержанию являются не научными работами, а пропагандистскими материалами, направленными на формирование в обществе терпимого отношения к гомосексуализму, педофилии и прочим половым извращениям, являющимся формой асоциального поведения, наносящего огромный ущерб нравственному и физическому здоровью людей, здоровью и безопасности общества в целом. 

Вывод.

Публикации И.С. Кона на темы сексуальных отношений не содержат характеристических признаков научных работ. Они не являются работами по этнологии или этнографии, философской антропологии или другим областям гуманитарного знания. На их основе не может быть получено какое-либо приращение научного знания, обоснована или внедрена какая-либо позитивная социальная практика, которая оказывала бы благотворное воздействие на российское общество в сфере социальных отношений, образования, снижения криминогенности, укрепления здоровья населения, социального института семьи, улучшения демографических показателей российского общества и др.

По своему содержанию данные публикации обладают признаками политических пропагандистских материалов, направленных на некритическое внушение читателю определенных взглядов и убеждений, а не на рациональное убеждение с использованием методов научного познания. Отдельные публикации И.С. Кона, в которых применяются образно-художественные средства воздействия на читателя, приводятся в качестве «нормы» шокирующие или экстравагантные нормального человека иллюстрации, даются подчеркнуто натуралистические по жанру и стилистике описания, соответствуют публицистической литературе «с клубничкой», ориентированной на удовлетворение не научных, а извращенных сексуальных интересов читателя в области половых отношений.

2. Философско-культурологические основы публикаций И.С. Кона.

И.С. Кон является главным научным сотрудником Института этнологии и антропологии РАН. По своему содержанию философские гуманитарные исследования культурологического характера могут быть ориентированы на изучение различных этнических культур в каких-либо целях, представляющих интерес для российского общества и государства или на изучение отечественной культуры для ее более глубокого познания, популяризации, приобщения к ней молодежи. Судя по тому, что И.С. Кон одновременно является и академиком Российской академии образования, он, казалось бы, должен был направлять свои усилия на изучения культуры семейных отношений народов России, возрождение и популяризацию тех культурных норм, которые в максимальной степени способствуют благополучию российских этносов в этой сфере. Только в этом случае могут быть оправданы те бюджетные затраты, которые все россияне – русские, татары, чуваши и другие направляют на финансирование деятельности этих государственных научно-исследовательских учреждений – институтов и академий.

Анализ публикаций И.С. Кона позволяет выделить в них его отношение к национальным традициям русского и других народов России в сфере сексуальных и семейных отношений. Вот пример рассуждения И.С. Кона на этот счет:

«Понятие «национальной сексуальной культуры» слабо разработано. Исторические культурные традиции часто важнее, чем социально-структурные моменты. Типологизация национальных сексуальных культур по нормативным предписаниям господствующих конфессий сплошь и рядом недооценивает исторические и субкультурные вариации развития» (3).

Первое утверждение лежит в том же русле антинаучности позиции И.С. Кона. Все, что касается нормальной жизни личности, народа, общества – у него «слабо разработано». На самом деле, все это «слабо разработано» только в голове у самого И.С. Кона. В любой национальной культуре сфера регулирования сексуальных отношений является одной из самых важных, можно сказать, сокровенных и защищенных сфер, поскольку от нее в буквальном смысле зависит жизнь этноса. Так что в любой национальной культуре все эти понятия прекрасно разработаны. И разработаны, и фиксированы все эти понятия не только и не столько в науке или философии, а в самой жизни – в обычаях, традициях, нормах социального поведения народов. Что не мешает их исследованию и методами науки, осмыслению в философии, культурологии.

Что хотел сказать И.С. Кон своей второй фразой в этой цитате, остается загадкой. Она просто абсурдна.

Третья фраза в этой цитате в переводе с коновского языка на русский означает примерно следующее: роль традиционных религиозных конфессий в регулировании сферы сексуальных и семейных отношений в любом народе – не столь важна, как это принято думать (на самом деле, она доминирует). И.С. Кону «не нравится», что принятая типологизация национальных сексуальных культур опирается на факты жизни, а не на умопомрачения извращенцев. Не только философы и ученые, но и все простые люди знают о существовании культуры сексуальных и семейных отношений в традиции христианства, иудаизма, мусульманства и т.д. Это И.С. Кона категорически не устраивает, поскольку такая типологизация недооценивает столь близкие ему «культуры» идейных педофилов, мужеложников, мастурбантов и т.п., которые И.С. Кон научно называет «субкультурными вариациями развития». Кстати, развития в каком направлении?

Получается, что И.С. Кон «не согласен» с установленными в философии и науке, в культурологии, этнологии и т.д. типологизациями, базовыми понятиями и представлениями, которые отражают и осмысливают реальность. А реальность эта такова, что в России социальный институт семьи и культура сексуальных отношений формировалась под определяющим воздействием православного христианства. Как в Италии – римского католичества, в арабских странах – ислама и т.д. Другие этносы в России, усвоившие другие религии – ислам, буддизм, традиционные верования народов Севера – придерживаются принятых в их духовных традициях норм сексуальных и семейных отношений. Но всё это, похоже, совершенно не интересно И.С. Кону. Более того, традиционная культура российских этносов у И.С. Кона, в сущности, вызывает отторжение и неприязнь. Когда текст И.С. Кона касается семьи и традиционной культуры отношений мужчин и женщин, которые он уничижительно называет «гетеросексизмом», он становится крайне нетерпимым, резким. Похоже, что даже мысль о нормальной сексуальной жизни в традиционной российской культуре ему противна. Вот как пишет И.С. Кон о традиционной семье и положении мужчин и женщин в культуре России.

«Уровень гетеросексизма в обществе зависит от целого ряда макросоциальных факторов. Причем по всем этим параметрам наша страна находится не в лучшем положении…. В-третьих, от уровня сексизма и полового шовинизма. Главная социально-историческая функция гетеросексизма - поддержание незыблемости половой стратификации, основанной на мужской гегемонии и господстве. Обязательная, принудительная гетеросексуальность защищает институт брака и патриархальных отношений; женщины для нее - существа второго сорта, главная функция которых - деторождение и сексуальное обслуживание мужчин. В свете этой идеологии независимая женщина - такое же извращение, как однополая любовь».

Сто лет назад одни коны уже «освободили» русскую женщину от мужа и семьи для строек коммунизма. Теперь, поскольку новые коны новых строек в России не планируют, русская женщина нужна им только для борделей. В любом случае попытки русских мужчин защитить русских женщин И.С. Кон уже оценил как шовинизм.

Характерно, что для И.С. Кона в этой цитате культура и идеология – синонимы. Традиционная культура русской семьи – идеология гетеросексизма. Идеологи и коммунист-пропагандист в И.С. Коне просто неистребим. Что касается утверждений И.С. Кона о «принудительной гетеросексуальности» русского общества, то здесь он валит с больной головы на здоровую. В русском обществе никто не принуждался и не принуждается к гетеросексуальности, и если И.С. Кон в русском гетеросексуальном обществе чувствует себя, как говорится, не в своей тарелке, то это его личные проблемы. Наше общество здесь не при чем.

«…Кроме того, культ агрессивной маскулинности помогает поддерживать иерархические отношения в самом мужском сообществе, в котором «настоящие» мужчины должны господствовать над «второсортными». Всячески культивируемая ненависть к «гомикам» — средство поддержания мужской групповой солидарности, особенно у мальчиков-подростков, которым она помогает утвердиться в собственной проблематичной маскулинности» (1, «Взгляд в будущее»).

Проблематичная маскулинность – это тоже, вероятно, из собственных проблем И.С. Кона. Во всяком случае, ненависть к «гомикам» в России никто не культивирует. Скорее напротив, современные СМИ культивируют «гомиков». Но И.С. Кону этого мало. Ему хотелось бы, чтобы и нормальный русский, татарский, еврейский и другой мужчина испытывали любовь к мужеложникам.

Выше было сказано, что И.С. Кона «не устраивает» культурообразующая роль традиционных религий в сфере национальных традиций культуры отношений полов и семейной жизни. Поэтому закономерно, что самые жесткие и нетерпимые оценки И.С. Кон адресует Русской Православной церкви. В перечне причин зловещего для мужеложников «гетеросексизма» и ужасающего для коновских баб в штанах российского «полового шовинизма» И.С. Кон особо выделяет Православную Церковь.

«В-четвертых (уровень гетеросексизма в обществе зависит – прим. авт. заключения) от характера традиционной идеологии, особенно религии. Христианское определение однополой любви как неназываемого порока, вытекающее из общего отрицательного отношения к миру чувственности, один из главных идейных истоков предубежденности и гонений. Рано или поздно, Церкви придется покаяться в этом грехе так же, как в религиозной нетерпимости» (1, «Взгляд в будущее»).

Заметим, что и здесь для И.С. Кона нет различий между религией и идеологией, что подтверждает его оценку как атеиста-пропагандиста, сделанную в начале заключения.

И.С. Кон убежден, что Церкви должно каяться в осуждении мужеложества и половых извращений. Он даже уверен, что рано или поздно, Церкви «придется покаяться» в этом. Данное публичное заявление И.С. Кона можно расценивать как угрозу репрессий православных граждан Российской Федерации по признаку их отношения к христианской религии и Церкви. Это уже было, когда духовно родственные И.С. Кону преступники расстреливали и топили христиан только за то, что они не желали отрекаться от своей веры и своего образа жизни. Публичное требование И.С. Кона к Церкви «покаяться» в осуждении извращений как в некоем «грехе» (равно как и отказаться от своего вероисповедания, что скрывается под формулой отказа от «религиозной нетерпимости») является, в сущности, актом возбуждения религиозной вражды, пропагандой экстремистских идей насилия над людьми по признаку их убеждений и образа жизни. 

Приведенная выше цитата дает основания говорить, что ненависть И.С. Кона к христианству и Церкви не знает предела. Нормальные люди, напротив, сами каются в Церкви, в том числе в грехе блуда. Требовать покаяния от Церкви – до этого не додумались даже многие гонители Церкви и убийцы христиан.

А вот пример рассуждения академика Российской (не какой иной – а именно Российской) академии образования о русской культуре:

«Историческая традиционная русская сексуальная культура, как на бытовом, так и на символическом уровне, всегда отличалась крайней противоречивостью. Жесткий патриархатный порядок, логическим завершением которой была пословица «не бьет - не любит», сочетается с фемининным национальным характером и синдромом «сильной женщины». Откровенный крестьянский натурализм, не знающий закрытости и интимности, соседствует с суровым внемирским православным аскетизмом. Разобщенность телесности и духовности проявляется и в языке, и в телесном каноне, и в представлениях о любви. Изощренная матерщина и иное сквернословие соседствуют с отсутствием высокой эротической лексики. Это усугубляется сословными и классовыми контрастами» (3).

Такое описание «русской сексуальной культуры» по стилю и содержанию может быть выдержкой из публикации в какой-нибудь иностранной бульварной газете, написанной человеком, начитавшимся солянки из классиков марксизма, идеологов национал-социализма и современных американских «советологов», и нисколько не отражает действительного положения вещей. Ибо любая область русской культуры органически связана с понятием духовности, о которых И.С. Кон не имеет, видимо, представления. Описание русской культуры, подобное коновскому, можно услышать лишь от тех, кто не имеет к России и русскому народу никакого отношения, кто объединен только одним – патологической ненавистью ко всему русскому. Это уровень «познания России» и русской культуры Альфреда Розенберга и Иозефа Геббельса. И академика современной Российской академии образования И.С. Кона. Понятно, что к такой якобы «русской культуре» приобщать молодежь никак нельзя.

Таким образом, традиционная русская культура И.С. Коном напрочь отвергается. Её он не приемлет как противную ему идеологию «гетеросексизма», просто «сексизма» и «полового шовинизма». Что же И.С. Кон предлагает российской молодежи взамен? Какую культуру в России он намеревается поставить на место русской, татарской, башкирской, калмыцкой и т.д. культур, в том числе в системе образования?

Исследование философско-культурологических оснований публикаций И.С. Кона позволяет сделать заключение, что их целью является замена этнокультурных традиций сексуальных отношений и семейной жизни, выработанных в культуре российских этносов на этнокультурную традицию, которую можно назвать содомитской. И.С. Кон – популяризатор и пропагандист содомитской культуры и содомитского образа жизни. Фактически, И.С. Кон занимается в Институте этнологии и антропологии РАН реконструкцией, модернизацией и пропагандой в современном российском обществе содомитской культуры и образа жизни, которые в своих базовых мировоззренческих основаниях антагонистичны культуре и традиционному образу жизни практически всех российских этносов. За «популяризацию» содомизма в древнееврейском обществе и современном мусульманском обществе побивали камнями, а в христианской культуре образ жизни содомитов (хананеев), основанный на неограниченном гедонизме, отсутствии всякой морали, в том числе в сексуальных отношениях мужчин и женщин, всегда считался синонимом порока. 

И.С. Кон пишет: «Многие люди, не знающие истории и этнографии, убеждены в том, что однополая любовь - продукт социального и нравственного разложения общества, простые и «естественные» люди ее не знают. На самом деле это влечение и поведение встречается во всех человеческих обществах, однако разные культуры и религии оценивают и конструируют их по-разному» (1, глава 4 «Красивый путь» или содомский грех? Сексуальности, культуры и религии»).

Все правильно, только с единственным уточнением. Культуры русского и всех других российских этносов оценивают гомосексуализм как извращение и тяжкий порок, именно поэтому люди в России «убеждены» в этом. Такое «влечение» и «поведение», действительно, встречающееся во всех обществах, только в содомитской (ханаанской) религии и культуре, распространенной  в древности в Восточном Средиземноморье, было закреплено в качестве нормы.

 В главе 4 книги «Красивый» путь или содомский грех? Сексуальности, культуры и религии» (1) И.С. Кон подробно описывает всевозможные проявления половых извращений у чукчей, китайцев, в древнем Египте, средневековой Японии, древней и средневековой Индии, в Иране, Афганистане и Северной Африке (Тунис, Алжир, Марокко), у североамериканских индейцев и пр., пытаясь таким образом доказать естественность гомосексуальных отношений. Никто и не спорит с их естественностью в том смысле как естественной для человека является склонность к порокам, болезням, нарушениям психики. Именно поэтому культура всех мировых религий ограждала общества от свободного распространения этого порока, как и всех других пороков, поскольку они угрожали существованию и благополучию этих обществ. И ныне И.С. Кон находит гомосексуализм или отдельные его проявления в качестве «культурологической нормы» у самых отсталых племен, которые продолжают придерживаться некоторых диких языческих обрядов. Данный культурологический архетип действительно представлен в ряде примитивных культур некоторых племен Азии, Африки и Америки, но он совершенно чужд для региона европейской цивилизации, мусульманской цивилизации, традиционного иудаизма, основных цивилизаций Востока. Он пишет:

«Способы «осеменения» мальчиков у разных племен различны. У самбия, эторо, баруйя, чечаи и куксов оно осуществляется орально. У калули (восточный берег Новой Гвинеи) и кераки вместо орального осеменения практикуется анальное. На вопрос этнографа, подвергались ли они сами такому обращению, папуасы кераки отвечали: «Ну, конечно! Иначе как бы я мог вырасти?» С европейской колокольни, разница не так уж велика. Но поскольку эти племена традиционно враждуют, они с одинаковым отвращением рассказывают о соседских методах: вы только подумайте, какой противоестественной мерзостью занимаются эти люди!» (1, глава 4 «Красивый путь» или содомский грех? Сексуальности, культуры и религии»).

Дело здесь не только в «европейской колокольне». Точно так же «мерзостью» это является для мусульман, иудеев, подавляющего большинства цивилизованных людей. Во всяком случае, для россиян это точно мерзость. Но только, естественно, не для И.С. Кона.

Не желая оставаться в кампании с дикими племенами Новой Гвинеи, И.С. Кон пытается «притянуть за уши» аргументы, доказывающие, что белое – черное. Понимая, что это полный абсурд, он, тем не менее, пытается выкручиваться, путано объяснять, что вот, мол, в Древнем Израиле, гомосексуализм был вроде бы запрещен, но…

«Израильскую цивилизацию считают одной из немногих древних цивилизаций, где сексуальные контакты между мужчинами были запрещены категорически. Поскольку эти нормы позже стали частью морально-религиозного кодекса христианства, рассмотрим их подробнее. Было ли мужеложство само по себе особенно страшным, непростительным грехом или так же строго карались многие другие пороки, к которым позже религия стала относиться терпимее, и если да, то почему? И чем мотивированы эти запреты - заботой о том, чтобы люди совокуплялись только ради деторождения, или поддержанием полоролевых различий и иерархии (в средние века совокупление в позиции «женщина сверху» приравнивалось к содомии), или требованиями религиозной чистоты, необходимостью отмежевания от иноверцев? Для безусловно верующего человека и для атеиста эти вопросы несущественны. Первый рассуждает по формуле «сказано нельзя - значит нельзя!», а второй - по формуле «какое мне дело до того, что думали люди, спорившие о том, сколько ангелов может разместиться на острие иглы?» Но для историка религии и для человека, который верит в Бога, но не может преодолеть свое «неправильное» влечение, эти вопросы не праздные и имеют практический смысл. Текстологические исследования Библии позволяют на них ответить» (1, глава 4 «Красивый путь» или содомский грех? Сексуальности, культуры и религии»).

И.С. Кон в этой заумной цитате пытается доказать, что культура и образ жизни древних израильтян и окружавших их ханаанских племен в области сексуальных отношений – практически одна и та же. Попытка И.С. Кона доказать, что мужеложество «само по себе» было не особенно страшным в Древнем Израиле, у любого серьезного историка и культуролога может вызвать только насмешку. А логика предложения: «Было ли мужеложство само по себе особенно страшным, непростительным грехом или так же строго карались многие другие пороки, к которым позже религия стала относиться терпимее, и если да, то почему?», настолько абсурдна, что вообще не поддается критике. Какое значение имеют «многие другие пороки», если речь идет о конкретном пороке – мужеложестве. Какое отношение имеет религия Древнего Израиля к некоей «религии» И.С. Кона, которая стала относиться терпимее к мужеложеству? Что это за религия и религия ли вообще?

И.С. Кон пытается сделать древних израильтян содомитами. Надо сказать, что в Древнем Израиле академик И.С. Кон со своими этнокультурными предпочтениями не прожил бы и дня. Был бы сразу же побит камнями, если бы не успел сбежать в ближайшую ханаанскую деревню. Но в современной России безбожник И.С. Кон имеет возможность так глумится над библейскими текстами, ставя в них все с ног на голову, что содомиты у него уже не «содомиты», а просто грубоватые хозяева, которые указывали пришельцу на его место.  

«Текстологические исследования Библии позволяют на них ответить. Еврейское слово toevah, которое в русском тексте Библии переведено как «мерзость» (иногда его переводят как «извращение»), означает прежде всего ритуальную «нечистоту», нарушение неких установленных границ, «смешение» несовместимого. Соответствующий библейский запрет стоит в одном ряду с многими другими аналогичными нормами, запрещающими кровосмешение, скотоложство, использование одежды противоположного пола, прием неподобающей пищи и т.п. Характерно, что в предыдущем стихе Левита [20, 12] сказано: «Если кто ляжет с невесткою своею, то оба они да будут преданы смерти; мерзость сделали они; кровь их на них». Иначе говоря, мужеложство - частный случай нарушения общих правил полоролевой стратификации и родственных отношений. Неоднозначна и интерпретация знаменитой истории Содома и Гоморры. По известному библейскому сюжету, Бог, узнав о безбожном поведении жителей этих двух городов, послал для выяснения обстоятельств двух ангелов. В Содоме их встретил праведник Лот и пригласил к себе переночевать, но «Еще не легли они спать, как городские жители, Содомляне, от молодого до старого, весь народ со всех концов города, окружили дом. И вызвали Лота, и говорили ему: где люди пришедшие к тебе на ночь? выведи их к нам; мы познаем их. Лот вышел к ним ко входу, и запер за собою дверь, И сказал: братья мои, не делайте зла. Вот, у меня две дочери, которые не познали мужа; лучше я выведу их к вам, делайте с ними, что вам угодно; только людям сим не делайте ничего, так как они пришли под кров дома моего». (Бытие, 19: 4-7) Содомляне не послушались Лота, и тогда ангелы вывели его с семьей из города, а Содом разрушили и сравняли с землей. Вторая, сходная история рассказана в Книге Судей, В городе Гиве Вениаминовой один старик приютил на ночь мужчину с наложницей. Но только они «развеселили сердца свои», как «жители города, люди развратные, окружили дом, стучались в двери, и говорили старику, хозяину дома: выведи человека, вошедшего в дом твой, мы познаем его». Хозяин просил их «не делать этого безумия». Вместо мужчины к ним вышла его наложница, «они познали ее, и ругались над нею всю ночь до утра», после чего она умерла (Книга судей, 19: 22-25). И тогда израильтяне «пошли к сынам Вениаминовым и поразили их мечем, и людей в городе, и скот, и все, что ни встречалось, и все находившиеся на пути города сожгли огнем» (Книга судей, 20:48). Главное преступление в обеих притчах - вовсе не однополый секс, а изнасилование и нарушение законов гостеприимства. Лот готов был пожертвовать собственными дочерьми ради странников не потому, что не любил своих дочерей, а потому что над дочерьми он, как отец, обладал абсолютной властью, тогда как странники, которых он приютил, находились под его защитой, выдать их без ущерба для собственной чести он никак не мог. Содомляне же отвергли предложение не потому, что были «содомитами» и сексуально предпочитали мужчин женщинам, а потому, что хотели унизить чужеземцев, а заодно и самого Лота, который, сам будучи пришлым, осмелился указывать, как им следует себя вести. Тем самым содомляне нарушили сразу несколько фундаментальных законов, не имеющих никакого отношения к сексуальности. Оскорбить посланцев Бога, нарушить закон гостеприимства, да еще пожелать изнасиловать ангелов, какого бы они ни были пола, - больше, чем достаточно, чтобы разрушить город. Ветхозаветный Бог кротостью не отличался. В Гиве горожане усугубили нарушение правил гостеприимства изнасилованием женщины. «Содомии» здесь вообще нет» (1, глава 4 «Красивый путь» или содомский грех? Сексуальности, культуры и религии»).

Вот еще один пример рассуждений И.С. Кона на эту тему: 

«В Евангелии от Матфея есть один стих, который обычно истолковывается как «антисодомитский»: «Я говорю вам, что всякий, гневающийся на брата своего напрасно, подлежит суду; кто же скажет брату своему: «рака», подлежит синедриону; а кто скажет: «безумный», подлежит геенне огненной» (Матфей 5:22). Загадочное негреческое слово «рака», переведенное в русском каноническом тексте Библии как «пустой человек», по мнению специалистов, - еврейское rakha (мягкий), которое могло подразумевать женственность и слабость, а заодно и пассивную гомосексуальность, тогда как греческое moros, переводимое как «безумие» или «глупость», означало мужскую гомосексуальную агрессию. В переводе на современный язык, этот текст просто запрещает обзывать людей «пидорами», считая такие слова крайне обидными. Апостол Матфей лишь воспроизводит характерное для эллинистического иудаизма осуждение гомосексуальности, причем «активная» карается строже, чем «пассивная»» (1, глава 6 «Неназываемый порок»).

Пропагандист содомии И.С. Кон как специалист по «антисодомитским» сюжетам и высказываниям в Новом Завете!? Это уже больше похоже на анекдот. Каких это «специалистов» упоминает И.С. Кон? Вероятно, специалистов-гомосексуалистов, которые поддерживают и оплачивают его «научные изыскания»[1]. И осуждение гомосексуализма характерно не только для «эллинистического иудаизма», а для всех основных религиозных традиций в этом регионе, за исключением содомитской или хананейской. Поэтому напрасно И.С. Кон помещает слово «антисодомитский» в кавычки. Вся культура древнеизраильская культура Ветхого Завета, христианская культура и культура талмудического иудаизма (несмотря на их принципиальные расхождение по вопросу о Христе-Мессии), а позже – и мусульманская культура, также имеющая библейскую основу, - все равно непримиримы в отношении мужеложества и гомосексуализма, в целом.

Именно этот факт «нестыковки» своих культурных стереотипов с традиционными культурными нормами российского общества постоянно отмечает в своих публикациях и сам И.С. Кон. Однако он оценивает это культурное противоречие в форме истерических всхлипываний о «несчастных», «гонимых» и т.п. гомосексуалистах или в форме агрессивных требований к «большинству» уважать стереотипы поведения, которые являются для этого самого большинства коренных российских этносов разрушительными, деструктивными для нашей культуры, социальной и семейной жизни, демографического воспроизводства, национальной и государственной безопасности. При этом И.С. Кон угрожает россиянам давлением извне, международной изоляцией и прочими, несущими им угрозы или лишения мерами, ссылается на признание отдельных норм содомитской (ханаанской) культуры в ряде других стран христианской цивилизации, так же подвергающихся этнокультурной агрессии содомитов и, в результате, вымирающих.

Вопреки фактам он пишет:

«Убедившись в бесплодности запретов и неэффективности семейного сексуального образования, большинство западных стран в конце XX в. пошли по пути создания общественных систем сексуального просвещения детей и подростков. Хотя в большинстве стран службы сексуального просвещения находятся в начальной стадии развития и плохо согласованы друг с другом, они уже дают положительные плоды, особенно в том, что касается уменьшения количества абортов и профилактики ИППП и ВИЧ-инфекции. Те страны, которые с этим запоздали (США), имеют значительно худшие демографические и эпидемиологические показатели. Нет сомнения, что в XXI в. усилия по сексуальному образованию подростков и молодежи будут продолжены, причем акцент делается не на запретах, а на убеждении и просвещении» (3).

Почти все в этой цитате ложь, бессовестная пропаганда в стиле Геббельса – чем более масштабна ложь, тем скорее в нее поверят. На самом деле самое тяжелое положение сложилось в тех обществах, которые допустили свободную пропаганду содомитов (в цитате она называется «общественными системами сексуального просвещения детей и подростков») и пожинают теперь горькие плоды вырождения. В Европе положительный прирост населения дают только те этнокультурные группы, которые сохраняют резкое неприятие коновской содомитской пропаганды под видом секспросвета. Этот секспросвет по всем статистическим показателям имеет результатом мрак вырождения. Именно поэтому во многих странах сложилось положение, когда примерно половина молодежи в них уже не являются этническими европейцами. В США ныне принимаются меры для восстановления традиционного нравственного воспитания детей в семье и обществе, и демографические показатели в США ничуть не хуже этих показателей в вымирающих европейских странах – Дании, Голландии, Франции и т.д.

И.С. Кон, как это показано ранее, в этнокультурном отношении отождествляет себя с содомитской культурой и поведением[2]. Отмечая безусловное право разных народов устраивать свою жизнь в соответствии со своими культурными нормами, в то же время следует сказать, что пропаганда этнокультурных ценностей содомитского типа (ханаанского в традиционной библейской терминологии) в российском обществе оказывает на него деструктивное, разрушительное воздействие. Культурные стереотипы содомитского типа совершенно чужды для российского общества. В отношении традиционных духовных и культурных ценностей всех российских народов свободная пропаганда этих стереотипов поведения, в частности, в сфере сексуальных отношений, выступает разрушительным фактором, подрывающим право человека на жизнь и свободное развитие, возможность свободно развиваться в лоне родной культуры без того, чтобы подвергаться воздействию разрушительной и опасной для личности и общества пропаганды. Это все равно, что под предлогом свободы распространения разных мнений и убеждений допустить в обществе свободную пропаганду нацизма, человеконенавистничества, русофобии или ненависти к любым другим народам России, их культурным, религиозным ценностям. Свободная пропаганда в обществе гомосексуализма, половых извращений, педофилии, чем фактически занимается И.С. Кон, является откровенным «актом войны» против российского общества.

Подавляющее большинство населения России с культурологической точки зрения идентифицирует себя с христианством всех деноминаций и мусульманством всех объединений и направлений. В целом – это культура библейского морально-религиозного контекста. И если мусульманская община России уже достаточно консолидирована и пользуется широкой поддержкой из-за рубежа, то христианское мировоззрение, мораль и организации (прежде всего – Русская Православная церковь), еще не восстановили свои позиции после десятилетий государственного атеизма, одним из «пламенных» сторонников которого являлся И.С. Кон. С этим обстоятельством связаны современные успехи пропагандистской деятельности И.С. Кона и подобных ему в российском обществе.

Не имея возможности и далее уничтожать традиционную культуру России, русское общество под флагом воинствующего вульгарного атеизма, И.С. Кон делает это теперь под флагом свободы педерастии, садомазохизма и совращения малолетних. Если свобода и открытость общества допускает возможность фактически насильственно приобщать молодежь к образу жизни, ведущему нацию к вымиранию, такая «свобода» и «открытость» должны быть ограничены в интересах выживания общества. Известно, что приобщение людей, принадлежащих одной культуре к ценностям другой культуры может иметь последствием вымирание данной этнокультурной общности в том случае, если те культурные стереотипы, которые заменяются новыми, обеспечивают жизнеспособность и развитие общества. В этом случае такая деятельность по «культурной мутации» фактически является геноцидом – созданием условий жизни, в которых данная этнокультурная и этнорелигиозная группа вымирает. Поэтому деятельность И.С. Кона по культивированию и насаждению в России гомосексуализма можно вполне расценивать как пропаганду культурного геноцида русского и других народов России, традиционная культура которых не приемлет эту форму сексуального поведения.

Вывод.

По философско-культурологическим основам содержание публикации И.С. Кона представляет собой самовыражение человека, отождествляющего себя с культурным архетипом, который можно назвать содомитским. Типическими признаками этого культурного архетипа, распространенного в прошлом в Восточном Средиземноморье (ханаанская культура в Палестине, культура финикийских колоний, Карфагена и др.), в форме отдельных элементов присутствующего у ряда аборигенных племен Азии, Африки и Америки, являются: отсутствие моногамной патриархальной семьи, беспорядочность сексуальных контактов, наличие легальных форм половых извращений (педофилия, мужеложество, промискуитет и др.) и даже их сакрализация в отдельных случаях.

Публикации И.С. Кона направлены на реконструкцию, культивирование, популяризацию, защиту и обоснование внедрения содомитских норм образа жизни в российское общество, результатом чего является демографическое ослабление, депопуляция коренного населения России.

В современных европейских обществах этот культурный архетип отчасти воспроизводится в среде части азиатских и африканских мигрантов и также навязывается коренному европеоидному населению посредством масштабной пропаганды (политической, образно-художественной, рекламы, популярной музыки и др.). Эта информационно-психологическая агрессия, с историко-философской и культурологической точки зрения, является результатом столкновения двух противоположных культурных стереотипов и соответствующих укладов жизни на одной территории, их конкурентной борьбы в открытом для межцивилизационных взаимодействий современном западном обществе. Целью этой гомосексуальной пропаганды является «отрыв» коренного европейского населения от традиционного образа жизни, результатом чего, в конечном итоге, закономерно является его депопуляция, вымирание с одновременным укреплением социальных позиций диаспор африканских и азиатских мигрантов.

 

3. Характер и направленность воздействия публичных выступлений И.С. Кона на российское общество.

И.С. Кон является представителем маргинальной группы, выделившейся из среды бывших советских пропагандистов, которые по своим качества не смогли заняться никакой конструктивной научной, философской или любой иной деятельностью в отрыве от партийно-идеологической борьбы с традиционной русской культурой, которой их обучили в коммунистическом агитпропе. Получив с началом «перестройки» внешнюю подпитку из-за рубежа от геополитических конкурентов нашей страны, стремящих превратить Российскую Федерацию в свой сырьевой придаток и выморить половину населения, они, со своими учеными степенями, званиями и должностями используются этими силами для реализации в России своих разрушительных проектов.

Содержание публикаций И.С. Кона свидетельствует о целенаправленном характере проводимой им пропаганды в СМИ, в системе образования и других сферах жизни общества, целью которой является распространение «терпимости» и восприимчивости детей и молодежи, населения России в целом к содомитскому образу жизни - половым извращениям, гомосексуализму и т.п. С нескрываемой радостью И.С. Кон приводит цифры социологических опросов, подтверждающих рост этой самоубийственной для нашего общества «терпимости», что, в свою очередь, позволяет ему обосновывать еще более широкие масштабы такой пропаганды и добиваться реализации ее цели – демографического ослабления русского и других коренных народов России.

Анализ терминологии и соотношения оценочных высказываний в публикациях И.С. Кона также определенно свидетельствует об их цели – пропаганде гомосексуализма и формирования в обществе позитивного эмоционального отношения к порокам и преступлениям в сексуальной сфере. Как пример: содомия и бисексуальность у И.С. Кона – «весёлые» - «Веселая содомия и бисексуальность широко представлены и в английской культуре эпохи Реставрации и первой половины XVIII в.» (1, глава 6 «Неназываемый порок»). А законы против гомосексуализма, соответственно – «драконовские», негативное отношение общества к извращенцам – «ханжеское» - «Драконовские законы и ханжеское общественное мнение делали жизнь гомосексуальных англичан невыносимой» (1, глава 7 «Любовь, не смеющая назвать себя»). Показательны и названия публикаций И.С. Кона – «Любовь небесного цвета», «Лунный свет на заре» - однозначно эмоционально позитивные.

Важно содержащееся в публикациях И.С. Кона косвенное признание в том, что, прежде всего и главным образом, именно содомитская пропаганда, принявшая в последнее десятилетие характер необъявленной холодной войны против русского и других коренных народов России, а не «природная расположенность» части людей к этим порокам, является основной причиной взрывного распространения в современном российском обществе половых извращений, гомосексуализма, преступлений на сексуальной почве, в том числе в детской и молодежной среде, усугубляющих кризис российской семьи и общества в целом.

Так, И.С. Кон пишет: «Современная биология считает, что склонность или предрасположенность к гомосексуальности имеет свои биологические предпосылки, но эти предпосылки, как и их последствия, могут быть разными».

«Наибольших успехов в изучении биологии гомосексуальности добилась в последние годы генетика. Во-первых, доказано, что гомосексуальность—явление «семейное»: там, где есть один гомосексуал, существует большая вероятность найти других, особенно среди родственников по материнской линии. При этом гомосексуалами чаще оказываются младшие сыновья, а критическим фактором является наличие старших братьев: каждый дополнительный старший брат увеличивает вероятность гомосексуальности на 33 процента. Впрочем, это характерно не для всех, а только для крайне феминизированных гомосексуалов» (1, глава 2 «Загадка природы»).

Т.е., с одной стороны, гомосексуализм является родом генетического или психофизического нарушения, предрасположенность к которому передается по наследству. Это, само по себе, опровергает все измышления И.С. Кона о том, что гомосексуализм является просто видом нормальных сексуальных отношений и в таком виде должен быть принят в обществе. Что же, тогда и другие генетически передающиеся нарушения, болезни, психические ненормальности типа склонности к садизму или эксгибиционизму надо не ограничивать, не лечить, а культивировать и распространять в обществе?!

 С другой стороны признается, что при всей этой биологической обусловленности нарушений в сексуальной сфере, мужская или женская идентичность в человеческом обществе не дается человеку просто так, автоматически.

«В сложной и многоуровневой системе, как половая/гендерная идентичность, неизбежно наличие множества вариаций и вариантов, которые во многом обусловлены генетически. Коль скоро мужская или женская идентичность не дается человеку автоматически, при рождении, а вырабатывается в результате длительного и сложного процесса половой или гендерной социализации, «типизации» или «кодирования», активным участником которого является сам субъект, принимая или отвергая предлагаемые ему/ей социальные роли и модели поведения, возможны даже случаи перекодирования или «перестановки» гендерной идентичности с мужской на женскую или наоборот. В просторечии это называется переменой или сменой пола» (1, глава 2 «Загадка природы»).

Человек – не только биологическое, но и социальное существо, признаёт Кон, поэтому главную роль в его формировании как личности играет воспитание, приобщение к культуре общества, к его традициям, освоение в нем различных социальных ролей, в ходе которого осуществляется «гендерная социализация» при активной роли в этом процессе самого субъекта. 

Таким образом, И.С. Кон признает, что биологические факторы не предопределяют сексуальную самоидентификацию и поведение людей в обществе, что и создает возможности для воздействия на эти процессы со стороны общества. Воздействия конструктивного – средствами традиционной культуры, которые имеют результатом благополучие человека и общества, и даже способны корректировать некоторые нездоровые тенденции в наследственности. И воздействия разрушительного – направленного на то, чтобы даже вполне здоровые индивиды, усвоив разрушительные стереотипы отношения и поведения, не смогли вести нормальную сексуальную жизнь, создавать семьи, рождать детей, а превратились бы в извращенцев. Вначале, конечно, путем воспитания терпимости к порокам в сексуальной сфере, а затем – и путем вовлечения, непосредственного участия в них. Именно этим и занимаются И.С. Кон и та пропагандистская система, частью которой он является – информационным и психологическим «кодированием» нормальных людей с целью их «типизации» как гомосексуалистов или, по крайней мере, толерантных к гомосексуализму. Вот поэтому и растут проценты «терпимости» к гомосексуалистам в российском обществе, а параллельно с ними, и в связи с ними – проценты распада семей, детской беспризорности, преступности, проституции, проценты сексуальных преступления и сексуальной эксплуатации детей, проценты преступлений маньяков и извращенцев на сексуальной почве, проценты заболеваемости СПИДом и сифилисом в нашем обществе.

Далее: «Подростковая и юношеская гомосексуальность - большая социально-педагогическая проблема для родителей и воспитателей. Никто не хочет своим детям такую судьбу. Но тут нет свободного выбора. Иногда родительские тревоги беспочвенны, подростковые увлечения проходят сами собой, независимо от педагогических усилий. Если же это действительно любовь, бороться с ней бессмысленно. Мелочный контроль, надзор, хождения по малограмотным психиатрам (настоящий специалист «менять» сексуальную ориентацию не возьмется) могут отравить подростку жизнь, заставить его лгать и прятаться, даже довести до самоубийства, но лучше от этого никому не станет. Истинная родительская мудрость в драматической жизненной ситуации состоит в том, чтобы проявить терпимость и понимание к сыну или дочери, принять их такими, какими они себя видят, и поддержать их в этот самый трудный момент их жизни. От родительской помощи больше, чем от чего бы то ни было другого, зависит находящееся под ударом юношеское самоуважение, с которым, в свою очередь, связаны все остальные психологические свойства личности» (1, глава 15 «Открытие Я»).

Смысл этой последней цитаты, как назидания родителям от ученого содомита заключается в том, чтобы они не беспокоились о своих детях и отдали их судьбу на поток и разграбление – под удары массированной пропаганды порока и вырождения в СМИ и системе школьного «секспросвета» под руководством и управлением деятелей типа И.С. Кона. Чтобы они, как говорится, «не дергались».

Изучение публикаций И.С. Кона позволяет сделать определенный вывод о том, что он занимается культурологической реконструкцией и культивированием в России содомитского образа жизни. В этом, вероятно, заключается смысл его научной работы в НИИ этнологии и антропологии РАН. А вторая его должность в Российской академии образования связана, как видно, с необходимостью распространять, пропагандировать эти асоциальные взгляды в российском обществе, адресуя эту пропаганду прежде всего детской и молодежной аудитории. Как и коммунисты в прошлом, И.С. Кон пишет о недостатках семейного воспитания и преимуществах общественного воспитания, что позволят содомитам совращать детей в школах и вузах под видом образовательной деятельности. Для продвижения этих программ культурной мутации детей России в содомитов И.С. Кон и трудится в Российской академии образования. Поэтому получается, что Российская академия образования в лице И.С. Кона работает на образование предпосылок и условий геноцида русского и других народов России.

Ведь, что это значит – подрывать традиционные нормы сексуальных отношений и семейной жизни в содержании образования детей и молодежи? Это значит - способствовать разрушению социального института семьи, распаду семей, противопоставлению детей и родителей, формированию «иванов, не помнящих родства», совращению детей и всему комплексу криминальных и других негативных социальных последствий разврата малолетних и всего общества в целом. Это значит - наносить разрушительный удар по самому интимному, жизненно важному элементу национальной культуры. Бить по этому месту – подобно запрещенному удару человека в пах. Пропаганда содомии И.С. Коном в среде наших детей и молодежи означает одно – неприкрытую разрушительную агрессию против жизни и безопасности россиян, это в буквальном смысле пропаганда не на жизнь, а на смерть нашего общества. И поэтому она должна получать самый жесткий отпор. Ведь, кроме того, вся эта деятельность И.С. Кона находится в полном противоречии с законодательством Российской Федерации о правах и свободах человека и гражданина, в том числе с законодательством об образовании, в котором декларирована защита системой образования национальных культурных традиций, воспитание уважения учащихся к национальной культуре, институту семьи, Родине. Более четкая, обоснованная конкретными указаниями на положения соответствующих законодательных актов, юридическая оценка действий И.С. Кона не входит в задачу настоящего заключения.

Поскольку асоциальная деятельность И.С. Кона идет вразрез с интересами граждан России, подрывает основы российской семьи и закономерно вызывает критику, И.С. Кон одновременно участвует в широкой политической кампании, направленной на дискредитацию противников и защиту своей подрывной деятельности средствами политической пропаганды. Ведь он, главным образом – политический пропагандист, «сексуальный революционер», а не ученый или философ.

Пропагандистский характер публикаций И.С. Кона подтверждается особенностями стиля и содержания его публикаций, типом применяемой им аргументации. Это не научная полемика или философский диспут, а именно идеологическое избивание противника с использованием всех возможных эмоционально-психологических приемов унижения и подавления мнения оппонента, навешиванием ярлыков, клеветой, угрозами и т.п. Вот несколько примеров характерных в этом отношении цитат:

«Ненависть к гомосексуалам, как и другие подобные идеологические системы (антисемитизм, ксенофобия, расизм, сексизм), коренится не столько в индивидуальной, сколько в общественной психологии. Термин «гомофобия», как чаще всего называют этот социально-психологический феномен, неудачен вследствие своей «психиатричности». Он подразумевает, что иррациональный страх и ненависть к однополой любви и ее носителям коренятся, как любая фобия, в индивидуальной психопатологии - подавленных собственных сексуальных импульсах, общей враждебности и недоверии к окружающим людям, склонности реагировать на стрессовые ситуации преимущественно с помощью защитных механизмов и т.д. Хотя все эти процессы и «комплексы» безусловно реальны, они совсем не обязательны. Чтобы ненавидеть геев или евреев, не обязательно быть невротиком или психотиком. Яростно-зоологический антисемитизм генерала Макашова, несомненно, имеет какие-то личные причины, но для солидаризировавшейся с ним КПРФ, которая продолжает в этом вопросе старую линию КПСС, это скорее идеология и циничный политический прием» (1, «Взгляд в будущее»).

И.С. Кон напрасно обвиняет российских мужчин в страхе и ненависти к гомосексуалистам, речь идет скорее о презрении или жалости. Последнее – особенно к тем, кто усвоил этот порок благодаря таким его пропагандистам, как И.С. Кон. И вряд ли будут благодарны И.С. Кону люди семитического происхождения за то, что он уподобил их всех педерастам, поставив на одну доску мужеложников и семитов. Это и есть проявление настоящего расизма, возможно, подсознательной ненависти И.С. Кона к семитам, у которых и в Древности, и в современности порок мужеложества считается именно пороком и жестко пресекался в обществе. Ведь в другом месте он сам был вынужден признать, несмотря на все дальнейшие вывороты мысли, что в Древнем Израиле «сексуальные контакты между мужчинами были запрещены категорически» (1, глава 4 «Красивый путь» или содомский грех? Сексуальности, культуры и религии»).

Антисемитизмом можно, скорее, назвать ту клевету в терпимости к педерастии, которую затем И.С. Кон возводит на древнеизраильскую цивилизацию в этой цитате (см. выше). И генерал Макашов, публично заявлявший о своем отрицательном отношении к педерастам, тут совершенно не при чем. Его упоминание – известный пропагандистский прием, заключающийся в отождествлении оппонента или его мнения с образами и понятиями, к которым в обществе сформировано определенное, чаще негативное отношение. В отношении к древнеизраильской цивилизации генерал Макашов гораздо больше семит, чем И.С. Кон. Антисемитом, оскорбляющим религиозную культуру семитов – культуру Древнего Израиля, современного иудаизма и мусульманства домыслами об их терпимости к мужеложеству можно называть как раз самого И.С. Кона, чьи предпочтения в этом вопросе гораздо ближе жителям Содома и Гоморры, племен хананеев, с которым древние семиты как раз непримиримо враждовали. Так что в этом конкретном вопросе генерал Макашов – семит, а И.С. Кон – хананей (хамит). Именно так будет правильно с историко-культурологической точки зрения.

Еще один пример цитаты такого рода, чисто пропагандистской стилистики и содержания:

«…идея систематического сексуального просвещения молодежи опорочена и заблокирована совместными усилиями коммунистов, церковников и коррумпированных СМИ, при активной финансовой и идеологической поддержке американских фундаменталистов из так называемого движения Pro Life. Начатый в 1996 г. и продолжающийся по сей день крестовый поход против сексуального просвещения отбросил страну на 20-25 лет назад. Заметно усиливаются гомофобия - декриминализация гомосексуальности в 1993 и ее депатологизация в 1999 году были осуществлены в России главным образом ради вступления в Совет Европы - ксенофобия и антисемитизм, вплоть до откровенно фашистских выходок» (3).

Все в этой цитате, по существу, ложь или клевета. «Сексуальным просвещением» называется внедрение в российские школы учебных программ, должных «перекодировать» наших детей в направлении терпимости к сексуальной распущенности, половым извращениям, безответственности и аморальности в половых отношениях.

Здесь И.С. Кон записывает противников половых извращений уже прямо в фашисты. Но коммунистический пропагандист И.С. Кон здесь явно перебарщивает – писать в таком тоне о «церковниках» или о «крестовых походах» в современной России может только неумный человек, это уже неуклюжий пропагандистский прием. И.С. Кон забыл, что он живет в другой стране при другом политическом режиме, где Церковь по всем социологическим исследованиям является социальным институтом, которому доверяют больше всех других. Что же касается его наскоков на американское общество, уважаемое в США католическое общественное движение «Pro Life» – то эти наскоки только подтверждают высказанное выше утверждение об антизападном, антиевропейском в целом (в культурологическом смысле) характере пропаганды, которую ведет И.С. Кон и подобные ему этнокультурные содомиты. Их взгляды и образ жизни противны европейцам, американцам – всем тем из них кого еще не «перекодировали» содомиты, и кто еще сохраняет свою этнокультурную западную, европейскую идентичность.

То же можно сказать и об истерических «претензиях» И.С. Кона к русскому и другим народам России за то, что они не разделяют его содомитских этнокультурных предпочтений.

«Российское общество вступает в XXI первый век под лозунгами XVI века. Понятия сексуального здоровья и сексуальных прав в его публичном дискурсе вообще отсутствуют. С точки зрения РПЦ, безопасный секс - это путь к разврату. Но его отсутствие - это прямая дорога на тот свет. В условиях массовой подростковой безнадзорности и развала всей социально-культурной сферы, включая физкультуру и спорт, секс стал для многих подростков главной и единственной сферой самоутверждения. Только административно-запретительные меры тут не помогут. Нужно, как это делают на Западе, апеллировать к собственному сознанию подростков. Учитывая рост эпидемии СПИДа и заболеваний, передаваемых половым путем, блокирование сексуального образования есть не что иное как геноцид российской молодежи, со всеми вытекающими отсюда последствиями, которые очень скоро могут стать необратимыми. Страна, которая не учится ни на своем, ни на зарубежном опыте, обречена на оставание и вымирание» (5).

И.С. Кон «упрекает» россиян, что они вступают в XXI век под лозунгами XVI века. Ему, бывшему коммунистическому пропагандисту и атеистическому погромщику традиционной духовной культуры России, милее век двадцатый, с его лозунгами обобществления женщин, уничтожения семьи как буржуазной ценности, беспорядочных сексуальных связей.

На самом деле И.С. Кон, упрекая россиян за интерес к их истории и культуре, тащит Россию не в Средневековье, а в архаическую древность негроидных племен Палестины, в XVI век до нашей эры, во время до Рождества Христова и всей европейской цивилизации. Он тащит Россию в ханаанскую культуру города Содома, руины которого остались на берегу Мертвого моря под слоем черного битума.

И опять мы видим приемы чисто геббельсовской пропаганды: чем чудовищнее ложь, тем скорее в нее поверят. «Безопасным сексом» И.С. Кон лукаво называет безответственные сексуальные отношения. Такие отношения никогда не будут безопасны. Как для личности, так и для общества в целом. Сколько бы презервативов И.С. Кон и ему подобные не «наворачивали» на эти отношения. И.С. Кон еще и вульгарный материалист. Все опасности сексуальных отношений для них укладываются исключительно в медицинские карты. Для них не существует опасных последствий разврата в духовной жизни личности и общества, для эмоциональной, умственной жизни человека. Всего этого для них просто «нет», как нет религии, духовности, подлинной культуры, чувства долга, нравственной ответственности человека перед себе подобными, нет определенных правил морали.  

Прямая дорога на тот свет, которой И.С. Кон пугает россиян – это свободная пропаганда гомосексуализма в обществе. И по этой дороге наша страна бодро шагает уже больше 10 лет, благодаря, в том числе, таким деятелям как И.С. Кон. И напрасно И.С. Кон меряет всех российских подростков на свой, содомитский аршин. Только для этнокультурного содомита секс может быть главной и единственной формой самоутверждения. А обвинения в геноциде российской молодежи, скорее всего, придется выслушивать самому И.С. Кону. И на каком это зарубежном опыте И.С. Кон призывает нас учиться? Если вспомнить, что штатных «секспросветчиков» в Россию поставляли, главным образом, из Голландии[3] – лидера в «свободе гомосексуализма» среди стран Западной Европы, страны с уже почти наполовину вымершим коренным населением – на этом опыте мы в России должны учиться?

Еще пример лживой пропагандистской риторики И.С. Кона:

«В связи с тем, что российские фашисты (хотя некоторые из них на такое название обидятся) используют сексуальность вообще и гомосексуальность в особенности в качестве разменной монеты в своих грязных политических играх, так что эти вопросы становятся ключевым моментом будущей избирательной компании, хочу познакомить читателя с содержание соответствующего раздела второго издания моей книги «Лунный свет на заре» (книга выйдет в ближайшие месяцы)» (4).

И.С. Кону, публикуя такие высказывания следует быть готовым к тому, что его самого и соучастников его деятельности по пропаганде гомосексуализма и других половых извращений в России будут называть содомитскими фашистами, гомофашистами, педарастами-фашистами и т.п. Даже если И.С. Кон или некоторые из соучастников его асоциальной деятельности на такие названия обидятся. И грязными политическими играми против российских народов можно назвать именно эти приемы использования И.С. Коном политической пропаганды для «научного» обоснования геноцида русского и других народов нашей страны.

В публикациях И.С. Кона просматривается использование и ряда других, типично  пропагандистских приемов.

В частности, манипулирование мнением «ученого» и «простого человека». Так, в обращении к научному сообществу И.С. Кон в целях своей асоциальной пропаганды апеллирует к, якобы, мнению общества, простых людей как «критерию истины» для «оторвавшихся от реальности» ученых (см. выше). А в пропаганде, адресованной обществу, он, напротив, выдвигает «научные обоснования» своих асоциальных выводов. 

Например: «Общественное мнение убеждено в том, что все взрослые, которые насилуют и / или совращают детей, - сексуально больные люди, педофилы и / или психотики. На самом деле педофилы, которых влечет исключительно к детям, составляют среди них незначительное меньшинство. Само понятие педофилии, как и понятие «ребенок», крайне неопределенно. Отечественная сексопатология различает педофилию (половое влечение к детям) и эфебофилию (влечение к лицам подросткового и юношеского возраста), считая последнюю менее патологической. В канадском Психиатрическом Институте Кларка, ведущем мировом центре по изучению детской сексуальности, приняты три градации…». И так далее, в том же духе.

Путем псевдонаучных классификаций И.С. Кон пытается снять рациональную, однозначно негативную оценку читателем сексуальных насильников детей. Неопределенным утверждается не только понятие педофила. Понятие ребенка для И.С. Кона так же – «крайне неопределенно». Происходит размывание предмета разговора – нет ни насильника-педофила, ни ребенка. Затем, обращаясь уже к эмоциональной стороне личности читателя, И.С. Кон формирует мнение о насильниках детей как о «несчастных» людях, которые сами страдают или пострадали и потому, разумеется, сами нуждаются в сочувствии – не меньше, если не больше, чем изнасилованные ими дети. 

«Как и большинство людей, совершивших сексуальные преступления, совратители детей испытывают острый дефицит интимности, причем они более пугливы, тревожны и коммуникативно неумелы, чем насильники и другие преступники. Большинство совратителей - не педофилы, а обычные мужчины с нормальной психикой, женатые и имеющие детей. Отцы и отчимы, совращающие и насилующие собственных детей, к чужим детям, как правило, не пристают. По своему характеру это слабые, неуверенные в себе мужчины, которым трудно чувствовать себя на равных со взрослыми женщинами, даже с собственной женой. Ребенок привлекает их не столько своей сексуальной незрелостью и половой незавершенностью, сколько беззащитностью, - он зависит от взрослого, перед ним не стыдно показаться сексуально слабым и неумелым и даже проявить садистские наклонности, которых не потерпит жена. При этом срабатывают не только и не столько личностные, сколько ситуативные факторы. С сексуальными маньяками-убийцами у этих людей очень мало общего» (7).

В результате, «в негативе» оказываются только некие экзотические «маньяки-убийцы», а всех остальных педофилов, которые «не тянут» на этих маньяков-убийц, предлагается по умолчанию считать нормальными мужчинами, только лишь по характеру слабыми, неуверенными…

Другой прием асоциальной пропаганды И.С. Кона: доведение до абсурда позиции оппонента путем ее высмеивания, использования аналогий и уподоблений, которые не только не обоснованы научно, но и рационально неуместны. Так, И.С. Кон уподобляет соотношение нормы сексуального здоровья и психического статуса личности и половых извращений с вопросом о том, как спать человеку – на спине или на животе.

«Вообразите себе страну по имени Зомния, жители которой очень озабочены тем, как люди спят: на спине (их называют «спинниками») или на животе (их называют «животниками»). Большинство жителей Зомнии считаются «животниками», тех, кто спит или подозревается в том, что спит на спине, до недавнего времени преследовали и дискриминировали. Большинство зомнийцев думают, что «спинников» можно узнать по внешнему виду и поведению… Зомнийские ученые и психиатры изучают, что именно делает людей «спинниками». Одни утверждают, что спинность предопределена генетически, другие - что она зависит от отношений с родителями, третьи - что она связана с питанием в период полового созревания. Некоторые открытые «спинники» начали борьбу с дискриминацией и диффамацией и добились в этом определенных успехов, повлияв, в частности, на науку. Историки обнаружили, что некоторые выдающиеся зомнийцы были «спинниками». Это помогло «спинникам» добиться политического статуса «этнического меньшинства», хотя большинство зомнийцев по-прежнему относится к ним недоброжелательно. Предположим, вы приехали в Зомнию и должны высказаться по поводу этих споров. Ваша первая реакция - сказать, что такая классификация смехотворна, дискриминация людей в зависимости от позы, в которой они спят, безнравственна, а любые теории происхождения «спинности» ненаучны. Но, может быть, привычка спать на спине или на животе действительно имеет генную природу? Тогда зомнийские теории могут иметь значение и для нас. То, что у нас нет понятий «спинников» и «животников», само по себе не опровергает зомнийских теорий. Не так же ли обстоит дело с сексуальной ориентацией? Сочинителю этой притчи американскому философу Эдуарду Стайну можно возразить: как люди спят, неважно, тогда как с кем они спят, очень даже важно. Но ведь это тоже - смотря для кого и когда. Вопрос, креститься двумя или тремя перстами, в свое время вызвал в России церковный раскол» (2, глава «Наполнил душу мне голубой свет луны»).

Очевидно, что такие аналогии, совершенно несостоятельные по существу - с содержательной точки зрения, они используются не для того, чтобы всесторонне исследовать, прояснить вопрос, а для того, чтобы сформировать у читателя некритическую эмоциональную негативную оценку психологической и физической нормы сексуального статуса личности.

В целом же, все эти цитаты из проанализированных публикаций И.С. Кона представляют типичные образцы оголтелой политической пропаганды, которые еще 100 лет назад использовались для уничтожения русской культуры, русского государства и народа, в частности - обоснования будущего коммунистического геноцида. Похоже, что И.С. Кон заучил их с детства, и теперь он их использует точно в том же стиле, как и бывшие коммунистические фанатики разрушения в России всего и вся в 20-е годы прошлого века.

Характерно окончание в последней цитате. И.С. Кон во всех своих публикациях демонстрирует особое внимание к традиционной религии русского и ряда других народов России – христианству. Его собственная содомитская этнокультурная идентификация формирует резко негативное отношение к христианству, о чем уже говорилось выше. Ранее он принадлежал к среде, ненавидящей к традиционной духовной культуре России. И ныне при любой возможности он «пинает» религию русского народа в грубом стиле, типичном для агитпроповского комиссара или агрессивно настроенного иноверца.

Делается это И.С. Коном вполне сознательно, логически обусловливается задачами его пропаганды, т.к. именно традиционные религии народов России, традиционные религиозные конфессии практически все, без исключения, осуждают гомосексуализм. Традиционные религии хранят архетипы, матрицы, «коды» национальных культур, поэтому для пропагандистов содомии они являются главными мишенями нападок, главным препятствием для «перекодирования» россиян в содомитов. Эти нападки не имеют ничего общего с научной или философской дискуссией, являются по стилю и тону агрессивными, клеветническими. В этих обвинениях И.С. Кона в нем опять ярко и отчетливо видится манипулятор, атеистический пропагандист, коммунистический комиссар – фанатичный погромщик политических противников, убийца в «черной кожаной тужурке».

«Жесткую непримиримую позицию по отношению к гомосексуальности занимает Русская православная церковь. Не ограничиваясь морально-религиозным осуждением, РПЦ публично заявила, что будет добиваться отстранения от педагогической деятельности людей, пропагандирующих гомосексуализм. Поскольку «пропаганду гомосексуализма» РПЦ трактует очень широко, ее глобальные притязания на контроль над умами противоречат конституционному принципу свободы совести и отделению церкви от государства и школы от церкви» (4).

И.С. Кон некомпетентен определять, что противоречит, а что не противоречит конституционным принципам – это дело юристов и соответствующих официальных уполномоченных органов.

Да и какое вообще дело ему, этнокультурному содомиту, до притязаний Церкви на умы русских людей? Думается, что вряд ли кто-либо в Церкви претендует контролировать умы этнокультурных содомитов – И.С. Кона и ему подобных. В головах этнокультурных содомитов, вероятно, просто нет того, что могла бы контролировать в этом отношении Церковь. Так что, в этом отношении, И.С. Кон может не беспокоиться о себе. Его «ум» в этом смысле просто невозможно контролировать.

Еще раз обратим внимание на беспрецедентную наглость и хамство И.С. Кона в уже приведенной выше цитате: «Христианское определение однополой любви как неназываемого порока, вытекающее из общего отрицательного отношения к миру чувственности, один из главных идейных истоков предубежденности и гонений. Рано или поздно, Церкви придется покаяться в этом грехе так же, как в религиозной нетерпимости». (1, «Взгляд в будущее»). И это не единичное высказывание такого стиля и содержание в его публикациях. Многие другие подобные высказывания могут служить основанием для привлечения И.С. Кона к ответственности за оскорбление религиозных чувств граждан, возбуждение в обществе религиозной и национальной вражды.  

Например, следующие цитаты:

«Как и в западноевропейской агиографии, в житиях некоторых святых Киевской Руси имеются отзвуки неосознанных гомоэротических чувств» (1, глава 9 «Был ли гомосексуализм на святой Руси?»). 

«Почти все иностранные путешественники и дипломаты, побывавшие на Руси в XV - XVII вв. (Герберштейн, Олеарий, Маржерет, Коллинс и др.), отмечали широкое распространение содомии во всех слоях общества и удивительно терпимое, по тогдашним европейским меркам, отношение к нему» (1, глава 9 «Был ли гомосексуализм на святой Руси?»).

Какое значение имеет то, что там отмечали «путешественники»? Многие из которых «отмечали» это в видах своей дипломатической и разведывательной работы в России. У современного читателя, особенно молодого, не знакомого со всеми этими «путешественниками» и заказчиками их «путешествий», И.С. Кон формирует убеждение в широком распространении содомии во всех слоях русского общества в XV - XVII вв. Это очевидная и бесстыдная клевета на Россию, на наших предков, на весь русский народ. Кроме того, само название этой главы - «Был ли гомосексуализм на святой Руси?» - кощунственно и провокационно. Извращенцы есть в любом обществе, были они и на Святой Руси. Дело не в том, были ли они, а в том, как общество относится к ним.

Русская культура, похоже, вообще интересует И.С. Кона только в связи с возможностью обосновывать свою антиобщественную пропаганду ссылками хоть на кого-нибудь из известных в России людей.

«По мнению Розанова, онанист – не жалкий извращенец, а человек избранный, духовный, спиритуалистичный» (6, часть «Мастурбационная тревожность как феномен культуры»).

«По мнению Розанова, содомиты, будучи неспособными к совокуплению и отказываясь от продолжения рода, имеют возможность целиком посвятить себя духовному производству, воплощая в себе индивидуально-личностное начало бытия: «Кто слагал дивные обращения к Богу?-- Они! Кто выработал с дивным вкусом все ритуалы?-- Они! Кто выткал всю необозримую ткань нашей религиозности?-- Они, они!» (В. Розанов. Люди лунного света. Избранные сочинения, т. 2. М.: Правда, 1990, с. 73)» (2, глава «В лабиринтах познания. Гены, гормоны и мозг»).

Да, В.Розанов, бывает, писал и глупости. Но мало ли ее писали известные люди, даже гораздо более талантливые. Но вот ведь, академика Российской академии образования во всем литературном наследии России заинтересовало только это высказывание В.Розанова. А ведь можно было бы разобраться, кто «помог» В. Розанову составить такое мнение. Разве не все те же коны в газетах начала XX века, на кокаиновых декадентских собраниях, где многие талантливые русские люди потеряли себя для России, общаясь с этнокультурными содомитами?

Более великих русских писателей на должность воспевателей извращенцев И.С.Кон не нашел. А раз не нашел, то оболгал. Например, Н.В. Гоголя.

«Многих исследователей привлекает психосексуальная биография Н.В.Гоголя… Женские образы у Гоголя весьма условны, зато в «Тарасе Бульбе» поэтизируется мужское братство, дружба и красота мужского тела. Психоаналитики находят в произведениях Гоголя не только проявления гомоэротизма, но и многое другое. Семен Карлинский выводит уход Гоголя в религию, мистицизм и морализм из его неспособности принять свой гомоэротизм» (1, глава 9 «Был ли гомосексуализм на святой Руси?»).

Все дело в том, кто ищет. Извращенец и дегенерат, имея он хоть титул «психоаналитика», будет искать и непременно «найдет» только то, что ему всего ближе.

Не оставляет И.С. Кон своим вниманием и другие христианские религиозные конфессии. Похоже, что всю европейскую, христианскую, в том числе и русскую культуру он способен воспринимать только через призму своих содомитских пристрастий.

«Одна из главных гомоэротических «икон» нового времени — образ святого Себастьяна, принявшего христианство римского легионера, по приказу императора Диоклетиана расстрелянного за это из луков. Мученический сюжет давал художникам широкие возможности для показа красивого обнаженного и беспомощного мужского тела. Сначала святого Себастьяна большей частью изображали зрелым, мускулистым, бородатым мужчиной. Художники Возрождения (Гвидо Рени, Перуджино, Боттичелли, Антонио да Мессина, Караваджо и др.) сделали его нежным женственным юношей, почти мальчиком, что давало обильную пищу гомоэротическому воображению с садомазохистским уклоном, позволяя зрителю, в зависимости от собственных пристрастий, идентифицироваться как с Себастьяном, так и с его мучителями. «Святого Себастьяна» кисти Фра Бартоломео даже убрали из церкви, потому что он возбуждал греховные помыслы у прихожанок, а возможно, и у самих монахов» (2, глава «Голубая эротика»).

И.С. Кон называет христианскую икону «гомоэротической», что является грубым оскорблением религиозных чувств верующих.

Все эти выпады и нападки И.С. Кона против христианской культуры, кроме того, что они оскорбительны для многих граждан России, еще и абсурдны, поскольку сугубо субъективны и не имеют никакой ценности для нашего общества. Сам И.С. Кон, будучи этнокультурным содомитом, не может иметь к российской культуре никакого отношения. Разве что, кроме владения современным разговорным русским языком, чему можно научить кого угодно. Оценивая содержание его публикаций, можно уверенно утверждать, что он не только не русский человек и даже не россиянин в культурологическом отношении. Поэтому сами по себе эти его постоянные обращения к чужой для него со всех точек зрения духовной культуре некорректны. Это все равно, как если бы этнокультурный папуас оценивал особенности культуры буддизма. 

Не имея никаких серьезных научных или философских оснований доказывать, что белое – это черное, вымирание называть развитием и т.д., И.С. Кон в своих публикациях постоянно сбивается на политиканство, занимается, говоря его собственными словами, «грязными политическими играми». В частности пытается отождествить пропаганду гомосексуализма с защитой прав человека, убедить читателя, что это – буквально одно и то же.

«Важной правозащитной акцией было создание в рамках МКПЧГЛ Московской рабочей группы (МРГ) во главе с журналисткой Машей Гессен, которая подготовила и опубликовала в 1994 г. основательный отчет о положении дел с правами геев и лесбиянок в России. Однако политическое влияние геевских организаций, лидеры которых постоянно конфликтуют друг с другом, ничтожно. В августе 1993 г. 27 местных организаций формально создали общенациональную ассоциацию лесбиянок, геев и бисексуалов «Треугольник». Московские власти незаконно отказали в официальной регистрации ассоциации, ссылаясь на то, что ее создание якобы «противоречит общественным нормам нравственности». Лидеры «Треугольника» подали в суд, но, пока дело ожидало рассмотрения, у них кончились деньги, а очередная внутренняя распря и смена руководства заставили свернуть активность и временно прекратить издание своего информационного бюллетеня»  (2, глава «В родных пенатах»).

Вот беда – содомиты чего-то или кого-то не поделили. Лучше бы И.С. Кон, как ученый по педерастии объяснил, на какой основе содомиты выбирают себе «руководство». Является ли оно руководством, или каким-то иным «- водством»?

И о чьих это правах так заботится И.С. Кон? Чье политическое влияние старается поднять? Каковы гражданские качества, моральный облик этой социальной группы, тот позитивный вклад в развитие нашего общества, который эта социальная группа несет с собой? Если отбросить многостраничные рассуждения И.С. Кона о загадочной, тонкой, чувствительной и т.д. «голубой душе», о том, что чуть ли не вся мировая культура делалась половыми извращенцами (это мнение содомиты усиленно навязывают обществу уже много лет)  - что останется в реальной действительности?

В действительности окажется, что это маргинальная, агрессивная социальная группа, стремящаяся навязать обществу деструктивные, разрушительные для общества взгляды и нормы, прибегающая для этих целей к любым, в том числе противоправным действиям – полная аналогия с анархистами, коммунистическими террористами и другими леворадикалами, как их стыдливо называл И.С. Кон. 

«Освободительное движение геев и лесбиянок с самого начала включало в себя несколько разных течений. Во-первых, это было движение за сексуальную свободу, терпимость и признание своего права быть другими. Во-вторых, политическое движение за осознание себя как социального меньшинства, за равноправие и гражданские права. В-третьих, это идейное движение, выдвигающее определенные принципы организации общества и социально-нравственные ценности. В-четвертых, это особая субкультура, стиль жизни, язык, формы общения, искусство и многое другое. Хотя движение было интернациональным, особенно широкий размах оно приобрело в США, самой богатой, но и самой культурно разнородной стране западного мира, в которой старые традиции борьбы за права культурных и религиозных меньшинств сталкивались с характерной для протестантского фундаментализма нетерпимостью. До Второй мировой войны американские геи и лесбиянки были разобщены и бессильны против полицейских репрессий и консервативного общественного мнения. В армии они увидели, что на самом деле их гораздо больше, чем было принято думать, и данные Кинзи это подтвердили, а послевоенная миграция в большие города облегчила им нахождение себе подобных. Поскольку США - нация иммигрантов, любое этническое, религиозное или культурное меньшинство стремилось прежде всего создать собственную экологическую нишу, в виде более или менее компактного территориального сообщества или общины (слово community обозначает и то, и другое) себе подобных. Не были исключением и геи. Как только они становились видимыми и слышимыми, они сразу же создавали на месте прежних гетто своеобразные общины, где все были свои - и доктор, и юрист, и мебельщик, и архитектор, и портной, и парикмахер, и оптик, короче, вся сфера обслуживания. Это облегчало общение и усиливало чувство социальной общности» (1, глава 8 «Выход из подполья»).

И.С. Кон является идеологом и пропагандистом этого асоциального деструктивного политического движения, и также, в полной аналогии с коммунистическими террористами, идеологами и пропагандистами красного террора, называет это движение «освободительным», движением за свободу, за права, даже за какие-то «определенные» принципы и «социально-нравственные ценности». Это какие такие ценности может дать обществу мужеложник?

Можно согласиться с И.С. Коном в том, что гомосексуализм это особая субкультура, стиль жизни, язык, формы общения, искусство и многое другое с необходимым уточнением – как специфическая, характерная часть содомитской (ханаанской) культуры. Освободительным же это движение педерастов может назвать только извращенец, поскольку оно является освободительным от того, что является истинными правами и свободами человека в обществе – правом быть человеком, духовным, моральным существом, правом на порядок в обществе, правом на защиту семьи и других ценностей гражданского общества против распространителей разврата, растления и вырождения. Показательно использование И.С. Коном ярлыка «фундаментализм» теперь уже в отношении протестантов. Если сказать, что И.С. Кон является фундаменталистом педерастии или фундаментальным содомитом – что это добавляет к его характеристике? Это еще один пример использования И.С. Коном политических ярлыков, формирования у читателя некритических убеждений. Лучше бы И.С. Кон пояснил, почему послевоенная миграция в большие города США облегчила гомосексуалистам «нахождение себе подобных». Просто потому, что в составе этой эмиграции преобладали уже не европейцы, а представители близких И.С. Кону по культуре хамитических народов, среди которых отношение к педерастии, как и в древних языческих обществах, действительно, более терпимое, чем в цивилизациях библейской религиозной традиции – христианской, исламской, иудейской.

«Геевские общины и организации в США чрезвычайно политизированы и поляризованы. В них много бывших коммунистов, анархистов и иных леваков, мечтающих радикально перестроить весь мир и вынашивающих всевозможные утопические проекты, вплоть до создания автономного геевского государства в штате Вайоминг» (1, глава 8 «Выход из подполья»).

Вот еще одно характерное признание И.С. Коном, что пропагандируемое им движение является, прежде всего – политическим движением. И, как политическое движение (вследствие, главным образом, психического неблагополучия своих последователей) – экстремистским. Следовательно, и он сам - никакой не ученый, и не философ, а пропагандист этой маргинальной содомитской социальной группы, экстремистской и социально опасной для общества – американского, российского и любого другого.

Здесь же И.С. Кон занимается дальнейшим саморазоблачением, когда описывает политическую деятельность этой экстремистской социальной группы в США.

«Вместе с тем неадекватность борьбы со СПИДом, особенно в США вызвала новую волну левого радикализма и возвращение к тактике конфронтации. Зараженным смертельной болезнью людям некогда ждать и нечего терять. В 1988 г. в Нью-Йорке была создана организация ACT-UP (AIDS Coalition to Unleash Power), требовавшая ускорения проверки и внедрения новых медикаментов, анонимного тестирования на ВИЧ и участия самих ВИЧ-инфицированных в выработке соответствующей социальной политики. В 1990 г. воинствующие лидеры ACT -UP создали новую, откровенно анархическую организацию прямого действия - Queer Nation, которая действовала путем уличных манифестаций, блокирования транспорта, нападений на реакционных политиков и разоблачения («вытаскивания» - Outing) их собственной скрытой гомосексуальности. Многие действия этой группы - своего рода политический хэппенинг, шокирующий посторонних своей гротескностью, когда трудно понять, что делается всерьез, а что в шутку. Например, статья «Трепещи, гетеросексуальная свинья!» призывает уничтожить институт семьи, содомизировать всех мальчиков, а в будущем выращивать детей только в пробирках. Благонамеренные обыватели и консервативные политики принимают это за серьезную угрозу, а над ними просто смеются, пародируя их собственные иррациональные страхи. Впрочем, были и вполне реальные нападения на непопулярных чиновников. Экстремистская тактика не могла дать практических результатов, и в 1992 г. «Квир-нация» распалась. Тем не менее она наложила заметный отпечаток на идеологию лесбигеевского движения» (1, глава 8 «Выход из подполья»).

Непонятно, чего это люди, которые занимаются, по И.С. Кону, безопасным «нерепродуктивным сексом», вдруг так встревожились, вплоть до организации нападений на людей, угроз и актов физической расправы, призывов к противоправным действиям и совершению преступлений на сексуальной почве? Ведь это наоборот, нормальное общество должно было бы учинить над ними жесткую расправу, как над основными распространителями СПИДа. Но нет, напротив, это маргинальное сообщество объявляет войну всем, несогласным становиться извращенцами, совершает «реальные нападения» на чиновников. И.С. Кон вынужден признать экстремистский характер этого движения, но это подтверждает вывод о том, что и сам он является пропагандистом экстремизма в России, распространяет в нашей стране экстремистскую асоциальную идеологию агрессивного политизированного гомосексуализма.  

В публикациях И.С. Кона содержатся агрессивные выпады против российской культуры, уважаемых в российском обществе лиц, организаций и учреждений, которые, как считает И.С. Кон, отрицательно высказываются о гомосексуализме как тяжком пороке и извращении, не поддерживают пропаганду половых извращений в нашей стране или противостоят ей. Это врачи, ученые, ведущие специалисты, известные деятели культуры, которые не потеряли чувства ответственности перед обществом – как в прошлом, так и в современности.

«Самым влиятельным русским специалистом был профессор Петербургской Военно-медицинской академии Вениамин Михайлович Тарновский. Его книга «Извращение полового чувства: Судебно-психиатрический очерк для врачей и юристов» (1885) была почти одновременно с русским изданием выпущена на немецком, а позже также на английском и французском языках. Подобно своим немецким и итальянским предшественникам, из которых он особенно ценил Ломброзо, Тарновский полагал, что извращение полового чувства у мужчин может быть как врожденным, так и благоприобретенным. Обе формы кажутся ему глубоко отвратительными и аморальными, но в случаях врожденного извращения он считает уголовное преследование несправедливым. Склонность женщин к проституции Тарновский также считал врожденной, выступая против гуманного отношения к проституткам. Неприязнь к гомосексуальности дополнялась у Тарновского антисемитизмом, который шокировал даже симпатизировавшего ему Ломброзо» (2, глава «От ответов к вопросам»).

Опять у И.С. Кона «чешется» антисемитизм, хотя мы достаточно убедительно показали, что он сам, по своим этнокультурным предпочтениям является не семитом, а хамитом-содомитом. Какое ему дело до семитов? Известный ученый Ломброзо, сам имея еврейские корни, действительно вполне мог считать себя семитом, а В.А. Тарновский его «особенно ценил», как признает это сам И.С. Кон. Значит, он не был никаким антисемитом. А вот И.С.Кона с его взглядами и этнокультурными предпочтениями вряд ли бы «высоко ценили» и семит Ломброзо и иафетит (в библейской терминологии) В.М. Тарновский. Так что нечего здесь И.С. Кону обижаться и ругать русского ученого. Разные культуры, разные народы – христианская цивилизация, как он сам правильно указывал, в своих морально-религиозных нормах отношения к гомосексуализму опирается на древнееврейскую семитскую цивилизацию, и закономерно, что гомосексуализм для В.М. Тарновского - «глубоко отвратителен». Поэтому настоящий семит и настоящий иафетит (европеец) симпатизируют друг другу. А то, что во всем этом что-то не нравится И.С. Кону – это его личная проблема Это проблема всех этнокультурных содомитов, кем бы они себя не считали (семитами, учеными, философами и т.д.).

«Хотя летом 1999 г. российская психиатрия, наконец, официально исключила гомосексуализм из списка диагнозов и приняла классификацию, принятую ВОЗ, многие отечественные психиатры, отчасти по невежеству, а отчасти продолжая традиции советской репрессивной психиатрии, признававшей «патологическими» любые индивидуальные особенности, не вписывавшиеся в официальный канон «советского человека», и сегодня считают однополую любовь опасным «половым извращением», нагнетая в обществе страх и нетерпимость. Эта точка зрения представлена и в многих популярных книгах по сексологии. Помогать обращению геев и лесбиянок в «правильную» веру охотно берутся также священники, самопровозглашенные народные целители, психоаналитики и даже предприимчивые журналисты» (1, глава 3 «Гомо=, гетеро= или би?»).

Абсурдны рассуждения И.С. Кона о «каноне советского человека». Патологией и половым извращением без всяких кавычек гомосексуализм считают и всегда будут считать во всех тех цивилизациях и культурах, которые не захвачены агрессивными содомитами. Так же всегда будут оценивать его и все серьезные ученые, которые не поддались «перекодировке» содомитов.

«В очернении гомосексуалов активно участвуют некоторые врачи, особенно психиатры старой формации, которые по-прежнему считают гомосексуальность опасным половым извращением и психическим заболеванием. Это проявляется и в анти-спидовской пропаганде. Хотя глава российской анти-спидовской службы В.В. Покровский несколько раз публично поддерживал декриминализацию гомосексуальности, в своей программной статье о мерах по профилактике СПИДа он говорит о «моральной деградации населения», проявляющейся, в частности, в «гомосексуализации культуры». Однополая любовь для него - такое же зло, как сексуальная распущенность, наркомания и проституция. Как можно с такими установками работать с «группой риска» - непонятно. Анти-геевские настроения могут быть и не связаны с фашизмом или традициями советской «репрессивной психиатрии». Сенсационность и, я бы сказал, вызывающий эксгибиционизм, с которым российская пресса пишет об этих сюжетах, побуждает включаться в эту компанию даже некоторых либеральных интеллигентов. На встрече деятелей российской интеллигенции с президентской администрацией 19 августа 1996 г. выдающийся писатель Фазиль Искандер, поддержанный пианистом Николаем Петровым, предложил даже ввести нравственную цензуру «в связи с нашествием на телеэкраны агрессивной прослойки секс-меньшинств», - «всяких пенкиных и моисеевых» (1, глава 12 «Свобода - для чего?»).

Можно подумать, что врачам, особенно «старой формации» (что само по себе в отношении врачей является «знаком качества») больше нечего делать, как кого-то «чернить»? Любой разумный человек, даже не академик Российской академии образования, не станет писать такой глупости. И ничего удивительно нет в том, что среди либеральной интеллигенции есть здоровые в физическом и нравственном отношении люди.

И.С. Кон говорит о нравственной цензуре как о преступлении. Люди не понимают и бояться того, чего не знают. Идейные содомиты, для которых сама нравственность – абстракция, конечно не приемлют никакой нравственной цензуры. Пропаганда, имеющая целью сформировать в среде молодежи установки на восприимчивость к пропаганде половой распущенности и дегенеративным моделям семьи не может быть оправдана никакой моралью. Поэтому И.С. Кон пропагандирует откровенный аморализм. Приведем ряд цитат, которые определенно свидетельствуют о полном, можно сказать, идейном, принципиальном аморализме И.С. Кона.

«Важные сдвиги происходят в сфере сексуальной морали. Само по себе моральное регулирование и оценка сексуальных отношений не исчезают, но становятся более гибкими и реалистическими. При этом а) уменьшается разрыв между повседневной, бытовой и официальной моралью (и, следовательно, становится меньше лицемерия) и б) суживается круг морально оцениваемых явлений» (3).

По мнению И.С. Кона, важными сдвигами в сфере «сексуальной морали» является сужение круга морально оцениваемых явлений, т.е., попросту – моральная деградация.

«Одноразовый секс ради удовольствия не столь безличен, как его рисуют моралисты, а отсутствие интимности и любви кое-кому заменяет своеобразное чувство мужской солидарности: «Я ощущаю чувство братства со всеми мужчинами, с которыми я трахался» (1, глава 17 «Секс, любовь и фантазия»).

«Многих мужчин, независимо от их сексуальной ориентации и социальных условий, в сексе больше всего привлекают новизна, доступность, разнообразие и безответственность. Гомосексуальность лишь гипертрофирует это» (1, глава 17 «Секс, любовь и фантазия»).

Характерное признание, что гомосексуализм гипертрофирует, т.е. многократно, способствует безответственности и доступности в сексуальных отношениях, иначе говоря – аморальности. Гомосексуализм как психофизическое извращение способствует, корреспондирует и соотносится с моральной деградацией личности.

«В откровенно сниженной, сугубо сексуальной форме то же самое пишет Ярослав Могутин:

я себе нравлюсь таким как ты

ты себе нравишься таким как я

кончая в рот другу друг

мы образуем замкнутый круг.

Голубые мужчины не хуже остальных различают «любовь» и «секс» и так же точно мечтают о «настоящей», всепоглощающей любви» (1, глава 17 «Секс, любовь и фантазия»).

В первом предложении И.С. Коном намеренно пропущено слово. Правильно сказать - морально сниженной. И сексуальность здесь абсолютно не причем. О сексуальных отношениях можно писать морально, и о чем угодно можно писать похабно, грязно, аморально.

Усилия российской общественности по защите национальной культуры, детей и молодежи, российской семьи от содомитской пропаганды, попытки остановить вымирание нации глумливо оцениваются И.С. Коном как «моральная паника» и обвешиваются политическими ярлыками, за которыми скрывается пещерная русофобия, неприкрытая ненависть к России и российскому обществу. Ведь за всеми этими ярлыками «врагов гомосексуализма» в приведенной ниже цитате – «коммунисты, черносотенцы, церковники» – стоят простые люди разных российских национальностей и вероисповеданий, озабоченные будущим своих детей, своей страны. 

«Для возникновения очередной волны моральной паники нужны два условия: а) наличие социального кризиса и б) наличие социальной группы или организации, готовой и способной спровоцировать общественное негодование и направить его по нужному адресу. Сексуальность и тем более - гомосексуальность как нельзя лучше годятся на роль козла отпущения. Яркий пример разыгрывания этой карты - современная тактика российских коммунистов, черносотенцев и церковников, «антисексуальные» инвективы которых имеют явно политический, антидемократический, антирыночный и антизападный характер. Особенно показательно в этом плане отождествление ими понятий «нравственных ценностей» и «национальной (читай - государственной) безопасности» (1, «Взгляд в будущее»).

И.С. Кон опять валит с больной головы на здоровую. Он сам является коммунистом по своим асоциальным взглядам на общество и семью, склонности к «общественному воспитанию» детей и т.п. Его взгляды на семью и сексуальную жизнь являются «антизападными» - антиевропейскими и антихристианскими. О демократии и говорить не приходиться. Для этнокультурного содомита это просто синоним вседозволенности в области «нерепродуктивного секса», возможность удовлетворять свою похоть всеми возможными и невозможными способами, поскольку по своим психофизическим качествам человек этого типа, этой культуры не способен к сдержанности, воздержанию по любым – духовным или социальным мотивам. Никакого иного положительного содержания демократии как народоправия содомит не знает.

Употребление И.С. Коном выражения «моральная паника» также вполне закономерно для этнокультурного содомита, поскольку в содомитской культуре понятие моральной нормы (как и понятие любой нормы) размыто и неопределенно, о чем мы уже говорили выше. Негативное отношение содомитов к морали взаимосвязано и взаимообусловлено с их нетерпимым, экстремистским отношением к любой культуре, кроме их, содомитской культуры. Культура всегда держится на норме, культура это и есть, в определенном смысле норма. О содомитской же культуре можно говорить только в отношении разнообразия половых извращений, да еще, может быть, в смысле сравнительно-культурологических исследований разноцветных галстуков и застежек извращенцев, чем и занимается на бюджетные средства философ И.С. Кон (см. выше). Это две стороны одной медали. Идейные содомиты и антикультурны в отношении к традиционной культуре народов России (как и культуре любой другой цивилизованной страны), и «принципиально» аморальны.

Отдельной целью пропагандистской деятельности И.С. Кона в российском обществе можно выделить «научное» прикрытие бизнеса, основанного на эксплуатации сексуальности и особенно человеческих пороков в сфере сексуальности и сексуальных отношений. Этот бизнес имеет миллиардные обороты, и в последнее десятилетие его центр переместился из Западной Европы в Россию. Известны резкие публичные нападки И.С. Кона на любые попытки органов государственной власти законодательно ограничить в Российской Федерации распространение порнографии, ужесточить наказания за педофилию и другие преступления на сексуальной почве. Публичная деятельность И.С. Кона способствует «прикрытию» этого асоциального бизнеса, снижению остроты реакции этого позорного и смертельно опасного для нашего общества бизнеса. Это обстоятельство должно привлечь к деятельности И.С. Кона внимание правоохранительных органов.

Вывод.

По содержанию и характеру воздействия на российское общество публикации И.С. Кона представляют собой пропаганду образа жизни содомитского этнокультурного типа, антагонистичного, асоциального и деструктивного в отношении к традиционной культуре и образу жизни всех народов Российской Федерации.

По материалам изученных публикаций, основными в пропагандистской деятельности И.С. Кона выделяются следующие направления.

1) Пропаганда в российском обществе половых извращений (гомосексуализма, педофилии и т.д.), распущенности и вседозволенности в области сексуальных отношений, пропаганда в этих отношениях аморализма - невозможности и вредности определенной моральной оценки деятельности субъектов в сексуальной сфере жизни личности и в сексуальных отношениях людей в обществе.

2) Декриминализация в общественном сознании педофилии, преступлений на сексуальной почве, пропаганда невозможности правовой оценки этих асоциальных проявлений, нарушающих законные права и интересы детей, их родителей и граждан Российской Федерации в целом.

3) Распространение в научном сообществе антинаучных взглядов и разрушение критериев научного подхода к явлениям человеческого психики, сексуального здоровья, сексуальных и семейных отношений. Результатом этой пропаганды является «размывание» научных основ охраны здоровья, детства, материнства в российском государстве и обществе, дискредитация усилий общественности и мер государственной политики, направленных на восстановление демографического потенциала российского общества, возрождение российской семьи.

 

4) Пропаганда, обоснование и зашита асоциальной и антигуманной деятельности, в том числе финансируемой из-за рубежа, целью и результатом которой является развитие и стимулирование в российском обществе деструктивных социальных процессов. В частности - деградация института семьи, снижение мотивации молодежи на создание семьи, жизнь в семье и рождение детей в семье, распространение заболеваний передающихся половым путем, СПИДа, детской беспризорности как неизбежное следствие половой распущенности, аморализма и бескультурья в области сексуальных отношений, криминализация молодежи и общества в целом и, как главное следствие - депопуляция русского и других коренных народов России.

В целом, публичную деятельность И.С. Кона, по существу, можно считать активно ведущейся информационно-психологической войной, преступной деятельностью, направленной против детей и молодежи, против традиционных духовных ценностей России, против общественной морали и важнейших социальных институтов в российском обществе. По целеустремленности и фактическому значению публичную деятельность И.С. Кона следует оценивать как публичное распространение асоциальных экстремистских взглядов, представляющих опасность для российского общества и государства, провоцирующих социальную и религиозную вражду.

 

Доктор юридических наук, профессор М.Н. Кузнецов

Доктор филологических наук, профессор В.Ю. Троицкий

Доктор биологических наук, профессор, академик РАЕН А.А. Прозоров



[1] В главе «Наполнил душу мне голубой свет луны» одной из своих публикаций (2) И.С. Кон представляет своих помощников и спонсоров: «Эта книга - результат многолетнего труда и международного научного сотрудничества. Я смог написать ее благодаря полуторагодичному индивидуальному гранту Фонда Джона и Кэтрин Макартуров. При содействии Немецкой службы научных обменов (DAAD) и ряда немецких университетов… я два месяца проработал в немецких научных библиотеках. Центр полиэтнических и транснациональных исследований (профессор Эрик Шокман) и Программа по изучению женщин и мужчин в обществе Университета Южной Калифорнии и Институт ONE / Международный геевский и лесбиянский архив (профессор Уолтер Уильямс) предоставили мне уникальную возможность в течение нескольких месяцев изучать материалы… и обсудить некоторые вопросы….».

Это характерное признание позволяет утверждать, что деятельность И.С. Кона в Российской Федерации во многом организуется и материально обеспечивается структурами, созданными для пропаганды гомосексуализма, внедрения и распространения гомосексуализма в странах Европы и в США.

[2] Мы называем И.С. Кона и подобных ему пропагандистов гомосексуализма, других половых извращений, безответственности в сексуальных отношениях, этнокультурными содомитами в том смысле, что их взгляды и публичная деятельность могут быть оценены как пропаганда и культивирование в нашем обществе взглядов и образа жизни, которые многие историки, философы, богословы соотносят с этническими и культурными особенностями хананейских племен (принадлежащих к хамитической группе народов по библейской терминологии), живших в Древней Палестине. История борьбы с ними древнееврейского народа описана в Ветхом Завете Библии. Одним из главных городских поселений этих племен являлся г. Содом в Палестине. Отсюда другое название хананеев – содомиты.   

[3] «В 1990 г. в Европе самое враждебное отношение к гомосексуалам было зафиксировано в католической Португалии, где с мнением, что «гомосексуальность никогда не может быть оправдана», согласились 78% процентов опрошенных; за ней, со значительным отставанием, следуют католические Ирландия, Италия и Испания. Зато в Голландии категорически осуждают однополую любовь лишь 12% опрошенных. С мнением «Я не хотел бы иметь гомосексуалов своими соседями» согласились больше половины опрошенных португальцев и только 11% голландцев и датчан (1, «Взгляд в будущее»). В полном соответствии с этими, приводимыми самим И.С. Коном цифрами, именно Голландия и Дания лидируют среди западноевропейских стран по темпам вымирания коренного европейского населения.   

 

Hosted by uCoz