Реклама

Религиозная безопасность России



назад



Кузнецов М.Н., Понкин И.В. Бесчестная дискуссия о религиозном образовании в светской школе: ложь, подмены, агрессивная ксенофобия. Правовой анализ. – М.: Издательство Учебно-научного центра довузовского образования, 2005. 

 

 

I. Ложь, подмены, ксенофобия, неорасизм

 

1.1. Введение

 

Представим себе на мгновение следующую гипотетическую ситуацию (заранее искренне извинившись перед н

иже упомянутыми религиозными организациями за несколько некорректное их упоминание, но без такого ряда примеров не обойтись, чтобы показать читателю сложность и, в определенной мере, социальную взрывоопасность обсуждаемой тематики).

Итак, крупнейшие российские и зарубежные средства массовой информации сообщают, что планы российских еврейских организаций заручиться некоторой поддержкой государства в приобщении (светском по форме) еврейских детей к истории, традициям и религиозной культуре иудаизма исключительно на основе добровольности посещения таких занятий в государственных и муниципальных общеобразовательных учреждениях вызвали огромный скандал.

Вице-спикер Государственной Думы Российской Федерации И.М. Хакамада со всей принципиальностью поставила вопрос о религиозном образовании в школах, заявив на пресс-конференции, что «евреям ни в коем случае нельзя позволять реализовать программы изучения учащимися из еврейских семей культуры иудаизма в школах даже на основе добровольности выбора, поскольку все равно такое преподавание превратится в обязаловку для всех учителей и всех учащихся, невзирая на тот факт, что Россия – страна поликонфессиональная». Как отметила И.М. Хакамада, «в демократическом государстве евреи не могут изучать культуру иудаизма в школах даже в виде занятий по выбору, а введение изучения иудаизма может привести к тому, что через 10 лет мы получим поколение зомбированных, серых людей, способных выполнять команды, но не способных формировать новые идеи. Демократическое государство никак не может позволить делать из еврейских детей зомби».

Заместитель руководителя Аппарата Правительства Российской Федерации А. Волин категорически отверг всякую возможность изучения еврейскими детьми иудаизма, ответственно заявив, что «от программы духовного возрождения евреев и планов приобщения детей из еврейских семей к религиозной культуре иудаизма веет мракобесием. Почему еврейских детей их родители или учителя должны принуждать изучать культуру иудаизма? А может, они захотят стать адептами культов Океании или приверженцами африканских верований? Мы не можем навязывать еврейским детям иудаизм и еврейскую культуру».

Академик Российской академии образования Э.Д. Днепров с возмущением прокомментировал планы еврейских организаций: «Даже известные реакционеры не доходили до подобного мракобесия! Еврейские силы делали все возможное, чтобы убрать из Конституции и закона ключевой принцип светского характера образования в России. Как ни парадоксально, эта инициатива принадлежала еврейским фанатикам из образовательной среды».

Нобелевский лауреат, известный физик, академик В.Л. Гинзбург раздраженно заявил: «Я выступаю против дальнейшей клерикализации страны, которую всеми силами “продавливают” еврейские организации. Еврейская клерикализация российского общества  проявляется буквально во всем! Суют свой иудаизм туда, где его отродясь не было. Наука ищет и движется вперед. А эти раввины все талдычат одно и то же 2 тысячи лет. Меня очень тревожат попытки евреев внедриться в школу. Уроки еврейской традиции – это абсурд! На самом деле, это глубоко вредно и лживо. Евреи не могут изучать свою культуру, так как все должны знать Талмуд и Тору, в государственной школе нужен один курс религиоведения для всех. Но особенно возмущают факты восстановления и строительства синагог. Лучше бы иудаистские организации на эти деньги больницы построили, хосписы, приюты, честное слово. Восстановление синагог я считаю недопустимым в условиях обнищания людей, голодающих учителей и врачей. Очень многие полностью отошли от всякой идеологии, разве что только не от воровской. Особенно преуспели иудаистские организации. Это же логическая чепуха, как этого можно не понимать? Потуги еврейских организаций реакционны и приведут к трагичному исходу».

Такого же мнения придерживается журналистка О.Р. Квирквелия, заявившая в интервью крупнейшему российскому телеканалу: «Повальная мода евреев на религиозность, похоже, достигла уровня потери здравого смысла. Кстати, не пора ли отчетливо ответить на один вопрос: что такое “национальное” – образование, культура, истоки – в контексте России? Речь идет о чем-то свойственном отдельным национальностям или россиянам как полиэтническому сообществу? Если о последнем, евреи не могут изучать свою культуру, так как это будет подменой “российского” на “еврейское”. Слишком многие могут обидеться. А у нас и так достаточно поводов для конфликтов и агрессии… Сегодня правит бал какой-то странный, несвоевременный миф, обществу навязывается, что если человек – еврей, то он – иудаист или должен знать иудаизм, а если человек – иудаист, он обязательно еврей».

Известный правозащитник Е.В. Ихлов в прямом эфире на радио «Эхо Москвы» назвал учебник религиозной культуры иудаизма «пособием для скинхедов» и «погромным черносотенным учебником».

***

Или представим себе другую гипотетическую ситуацию.

Крупнейшие российские и зарубежные средства массовой информации сообщают, что планы российских католиков заручиться некоторой поддержкой государства в приобщении (светском по форме) детей из католических семей (проживающих в России поляков, литовцев, латышей и др.) к истории, традициям и религиозной культуре католицизма исключительно на основе добровольности посещения таких занятий в государственных и муниципальных общеобразовательных учреждениях вызвали огромный скандал.

Вице-спикер Государственной Думы Российской Федерации И.М. Хакамада со всей принципиальностью поставила вопрос о религиозном образовании в школах, заявив на пресс-конференции, что «католикам ни в коем случае нельзя позволять реализовать программы изучения учащимися из католических семей культуры католицизма в школах даже на основе добровольности выбора, поскольку все равно такое преподавание превратится в обязаловку для всех учителей и всех учащихся, невзирая на тот факт, что Россия – страна поликонфессиональная». Как отметила И.М. Хакамада, «в демократическом государстве католики не могут изучать культуру католицизма в школах даже в виде добровольных занятий по выбору, а введение изучения католицизма может привести к тому, что через 10 лет мы получим поколение зомбированных, серых людей, способных выполнять команды, но не способных формировать новые идеи. Демократическое государство никак не может позволить превращать детей из католических семей в зомби».

Заместитель руководителя Аппарата Правительства Российской Федерации А. Волин категорически отверг всякую возможность изучения детьми из католических семей культуры католицизма, ответственно заявив, что «от программы духовного возрождения католиков и планов приобщения детей из католических семей к религиозной культуре католицизма веет мракобесием. Почему детей из католических семей их родители или учителя должны принуждать изучать культуру католицизма? А может, они захотят стать адептами вуду или приверженцами богини Кали? Мы не можем навязывать детям из католических семей католицизм и культуру католицизма».

Академик Российской академии образования Э.Д. Днепров с возмущением прокомментировал планы католических организаций: «Даже известные реакционеры не доходили до подобного мракобесия! Прокатолические силы делали все возможное, чтобы убрать из Конституции и закона ключевой принцип светского характера образования в России. Как ни парадоксально, эта инициатива принадлежала католическим фанатикам из образовательной среды».

Нобелевский лауреат, известный физик, академик В.Л. Гинзбург раздраженно заявил: «Я выступаю против дальнейшей клерикализации страны, которую всеми силами “продавливают” католики. Католическая клерикализация российского общества  проявляется буквально во всем! Суют свой католицизм туда, где его отродясь не было. Наука ищет и движется вперед. А эти католики все талдычат одно и то же 2 тысячи лет. Меня очень тревожат попытки католиков внедриться в школу. Уроки католической культуры – это абсурд! На самом деле, это глубоко вредно и лживо. Католики не могут изучать свою культуру, так как все должны знать Библию, в государственной школе нужен один курс религиоведения для всех. Но особенно возмущают факты восстановления и строительства католических храмов. Лучше бы католические организации на эти деньги больницы построили, хосписы, приюты, честное слово. Восстановление католических храмов я считаю недопустимым в условиях обнищания людей, голодающих учителей и врачей. Очень многие полностью отошли от всякой идеологии, разве что только не от воровской. Особенно преуспели католические организации. Это же логическая чепуха, как этого можно не понимать? Потуги католических организаций реакционны и приведут к трагичному исходу».

Такого же мнения придерживается журналистка О.Р. Квирквелия, заявившая в интервью крупнейшему российскому телеканалу: «Повальная мода католиков на религиозность, похоже, достигла уровня потери здравого смысла. Кстати, не пора ли отчетливо ответить на один вопрос: что такое “национальное” – образование, культура, истоки – в контексте России? Речь идет о чем-то свойственном отдельным национальностям или россиянам как полиэтническому сообществу? Если о последнем, католики не могут изучать свою культуру, так как это будет подменой «российского» на “католическое”. Слишком многие могут обидеться. А у нас и так достаточно поводов для конфликтов и агрессии».

Известный правозащитник Е.В. Ихлов в прямом эфире на радио «Эхо Москвы» назвал учебник католической религиозной культуры «пособием для скинхедов» и «погромным черносотенным учебником».

Как сообщают радио «Эхо Москвы» и радио «Свобода», практически все представители гражданского общества в России, все правозащитники и либералы согласны во мнении, что: «Католики не вправе выступать с просьбой о том, чтобы государственные и муниципальные общеобразовательные учреждения преподавали детям из католических семей даже на основе добровольности выбора религиозную культуру католицизма, поскольку это было бы экстремизмом, мракобесием и клерикализмом, и другие бы обиделись. Католики вообще не вправе изучать свою культуру, так как Россия – страна многонациональная. А нормы международных актов о правах человека, устанавливающие право граждан на выбор образования и воспитания своих детей согласно собственным убеждениям, право на воспитание детей в соответствии с ценностями культуры своего народа, определяющие обязанность государства содействовать гражданам в этом, на католиков не распространяются».

***

Очевидно, что точно таких заявлений от указанных лиц в реальности не было. Это – просто две гипотетические иллюстрации.

 

Очевидно, что такого рода заявления, в случае их реального озвучивания, совершенно справедливо вызвали бы в обществе грандиозный скандал, отголоски которого волнами прокатились бы почти по всему миру[1]. Позволившие себе такие высказывания люди вполне обоснованно были бы обвинены обществом в возбуждении религиозной вражды и в расизме.

 

Но ТАКИЕ ЗАЯВЛЕНИЯ почти с точностью до слова открыто и многократно звучат сегодня в России в отношении тех граждан, которые выражают свою принадлежность или предпочтительное отношение к Русской Православной Церкви и православному христианству.

 

А приведенные выше цитаты почти точно воспроизводят высказывания указанных лиц в адрес православных верующих.

Принцип «зеркала» является прекрасным критерием в межнациональных и межрелигиозных отношениях. Не делай другим того, чего не желаешь получить сам. Если данная ситуация оскорбительна для одного народа, то точно такая же ситуация оскорбительна и для других, за редким исключением из этого правила, обусловленным спецификой религиозных верований.

Публичные утверждения о том, что какой-то народ должен быть поражен в правах, так как вся его культура характеризуется реакционностью, мракобесием и экстремизмом, то есть утверждения, что этот народ является неполноценным по признаку отношения к религии, являются проявлениями расизма, поскольку в данном случае один или несколько народов выделяются из всего человечества как некая неполноценная человеческая или «недочеловеческая» раса, а это и есть расизм.

Статья 282 «Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства» Уголовного кодекса Российской Федерации устанавливает уголовную ответственность за действия, направленные на возбуждение ненависти либо вражды, а также на унижение достоинства человека либо группы лиц по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения,  отношения к религии, а равно принадлежности к какой-либо  социальной группе, совершенные публично или с использованием средств массовой информации.

Для примера, статья 144 алеф Закона об уголовном праве Израиля квалифицирует расизм как «преследование, унижение, презрение, проявление ненависти, вражды или насилия либо разжигание ссор в обществе или отдельных слоях общества и все это из-за цвета кожи, принадлежности к расе или из-за национально-этнического происхождения». Статья 144 бет указанного Закона Израиля устанавливает уголовную ответственность за распространение материала с целью призыва к расизму, причем часть бет (часть 2) этой статьи устанавливает, что не имеет значения, привело ли данное распространение к расизму или нет[2].

Статья 173 «Оскорбление религиозных чувств» Закона об уголовном праве Израиля устанавливает уголовную ответственность за распространение материала, который наносит грубое оскорбление религиозным чувствам других либо грубо оскорбляет их веру. Статья 170 Закона об уголовном праве Израиля устанавливает уголовную ответственность за определенные действия, совершенные «с намерением посрамить веру»[3].

Ниже будет показано, что публичные выступления наиболее активных противников преподавания православной культуры в государственных и муниципальных образовательных учреждениях на основе добровольности выбора, являлись действиями, уголовно наказуемыми как по уголовному законодательству Российской Федерации, а также Израиля, равно как и большинства современных демократических государств, и выступления основной массы таких противников во множестве содержали положения, глубоко оскорбительные и унизительные для человеческого достоинства и религиозных чувств граждан, выражающих свою принадлежность или предпочтительное отношение к Русской Православной Церкви. Эти люди отличаются не просто крайним негативизмом к православному христианству, переходящим в ненависть, но активной позицией, стремлением активно подвергать нападкам Русскую Православную Церковь и православных верующих, активно выражают свою ксенофобскую нетерпимость к ним.

Согласно части 2 статьи 19 Конституции Российской Федерации, государство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от национальности, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств. Запрещаются любые формы ограничения прав граждан по признакам социальной, расовой, национальной, языковой или религиозной принадлежности.

Но именно к ограничениям по религиозному признаку прав граждан, выражающих принадлежность или предпочтительное отношение к православному христианству, и призывают многие указанные в настоящем материале лица.

Чтобы не давать повода для проведения необоснованных параллелей, следует отметить, что необоснованны появляющиеся сегодня попытки «перевести стрелки» с малочисленного сообщества ненавистников православной культуры на всех евреев или, конкретнее, иудаистов.

Известно, что Конгресс еврейских религиозных организаций и объединений в России в 2002 году заявил о своей поддержке усилий Министерства образования Российской Федерации по оказанию помощи государственным и муниципальным органам управления образованием и образовательным учреждениям в области изучения религиозной культуры народов России в государственных и муниципальных общеобразовательных учреждениях (светских школах) России: «Конгресс еврейских религиозных организаций и объединений в России считает, что право граждан на выбор образования и воспитания для своих детей в соответствии со своими убеждениями неоспоримо. Российские дети вправе получать в государственных и муниципальных образовательных учреждениях образование, сообразное их национальной культуре, реализуемое в соответствии с государственными стандартами, но с учетом ценностей народа, к которому ребенок принадлежит, и страны, в которой ребенок проживает. Православные дети так же вправе получать на основе добровольного выбора знания о православной культуре, как и еврейские дети – знания о родной для них культуре иудаизма, мусульманские дети – об исламской культуре. Если мы хотим вырастить действительно цивилизованное поколение детей, то обязательно нужно преподавать знания о ценностях родной для них религиозной традиции в светской школе. На наш взгляд, это также будет способствовать искоренению радикального национализма и религиозной ненависти. Другой вопрос, что все должно быть в меру, в рамках действующего законодательства и при полном отсутствии принуждения к выбору курса религиозного образования»[4].

С другой стороны, наиболее активные либертаристы (Н.В. Шабуров и др.) оскорбляют религиозные чувства верующих иудаистов с той же непринужденностью, что и чувства православных.

Анализ существующих жестко негативных заявлений против преподавания православной культуры (форма религиозного образования) в государственных и муниципальных общеобразовательных учреждениях (в светской школе) показывает, что большую часть позволяющих себе такие заявления можно отнести к идеологии либертаризма – радикальной идеологии, основанной на крайних формах искажений либерализма и посредством паразитирования на либеральных ценностях и идеях прав и свобод человека стремящейся к вытеснению и подавлению всех иных мировоззрений. Следует отметит, что среди основной массы противников преподавания православной культуры встречаются приверженцы воинствующего атеизма.

Вряд ли обоснованно автоматически записывать в эти две категории любого критика преподавания религиозной культуры в светской школе, тем более что, действительно, существует множество связанных с этим вопросом проблем и сложностей, связанных с отсутствием необходимой обеспеченности качественными учебными пособиями, с обеспечением преподавательскими кадрами и пр.

Настоящий анализ посвящен тем, кто, подменяя правовые аргументы на эмоциональные выплески и откровенно ложные утверждения, в своих нападках на православную культуру мотивируется именно нетерпимостью к ней.

Излюбленный прием либертаристов в любой дискуссии – ложь, подмены и огульные обвинения. Это и будет показано ниже.

Так, наиболее часто сторонники преподавания православной культуры в государственных и муниципальных общеобразовательных учреждениях обвиняются в «насилии православием над детьми». Говорится, что в классе из 30 учащихся попадется 1 еврейский ребенок и 2 ребенка из мусульманских семей. Они постесняются сказать, и над ними «будет осуществлено насилие». Таким образом проблемы управляемости образовательными учреждениями перекладываются с руководства этих учреждений на родителей и активистов преподавания православной культуры. Права 3 учащихся не могут превалировать над правами 27 учащихся, дискриминируя последних. Из-за трех учащихся не могут игнорироваться и нарушаться права 27 учащихся. А сделать так, чтобы не нарушались права этих трех при реализации прав 27 учащихся, – это и есть задача образовательного учреждения.

На самом деле, это противники преподавания православной культуры в государственных и муниципальных образовательных учреждениях на основе добровольности выбора стремятся разделить общество по национальному признаку, а фактически – по расовому: на тех, кто имеет право знать свою родную культуру, и тех, кто такого права не имеет, равно как не имеет и многих других с этим связанных прав, то есть неких «неполноценных людей», очевидно, в понимании лиц, нетерпимых к православной культуре.

Что касается насилия, то любое воспитание является в определенной форме насилием. Если каждого ребенка спрашивать, как бы он хотел, чтобы его воспитывали, что он хотел бы изучать и в каком объеме, то не только никакого воспитания, как одной из функций образовательного учреждения, но и вообще никакого образования не получится.

Заявления же, что введение преподавания православной культуры на основе добровольности выбора расколет школу, – ложь. Уже сейчас во многих школах мегаполисов (Москва, Санкт-Петербург и ряд др.) существуют микрорайоны относительно компактного или преимущественного проживания выходцев из Закавказья и Средней Азии. В школах этих микрорайонов или в школах, расположенных вблизи общежитий, где проживают указанные граждане, ситуацию сложно назвать безоблачной, определенное противостояние русских и детей выходцев из Закавказья и Средней Азии уже есть де-факто.
И вызвано оно отнюдь не всегда поведением русских детей. Аналогична ситуация в ряде школ Ставропольского и Краснодарского краев, где взаимоотношения русских детей и детей турок-месхетинцев или чеченских детей вряд ли можно назвать бесконфликтными. И если уже сейчас школы и органы управления образованием не будут предпринимать усилия для обеспечения нормальной межнациональной и межрелигиозной обстановки, то и без всякого преподавания православной культуры в будущем в школах начнутся серьезные разделения и конфликты, то есть то, к чему сегодня пришла Франция в районах компактного проживания мусульман.

Глубинные проблемы нетерпимости к русской культуре и православию основаны на том, что отношение к русскому народу в современной России, нисколько не изменившись с советских времен, строится на отношении как к одному из этносов, просто «части населения», а то и вообще как к человеческой массе, из которой правители формуют ту «идентичность», которую актуально или поручено создавать в данный политический момент. Например – советская идентичность «единый советский народ». Или же «принципиально новая общероссийская идентичность», навязываемая сегодня сообществом т.н. «методологов» посредством русофобских проектов «Русский ислам» и «Государство. Антропоток» и новой уже серии проектов, реализуемой через замначальника департамента Минрегионразвития А.В. Журавского (проект Концепции Федеральной целевой программы «Этнокультурное развитие регионов России (2006–2008 гг.)», Проект «Концепции пространственного развития в Российской Федерации» (рабочая версия, декабрь 2004 г.) и др.).

Сутью указанных проектов «методологов» является требование о том, что «русские должны пожертвовать русскостью».

С 1917 года русскость всячески подавлялась, говорить о русской культуре, русской истории в 1920-е гг. было верным способом подвергнуться репрессиям. Эта тенденция подавления русскости продолжается и по сей день, имея своими корнями ненависть и нетерпимость ко всему русскому и своими проявлениями всевозможные проекты принудительного замещения русскости.

Может ли быть такая борьба с русскостью обоснована экстремизмом русской идентичности? Никакого экстремизма в русской культуре нет. При любых критериях определения радикализма и нетерпимости таковых в русской культуре, во всяком случае, не более, чем в культуре любого другого народа. На рубеже XX века в Российской Империи проживало более 50% всех евреев, то есть больше, чем во всем остальном мире. Как отзывались многие еврейские авторы, жившие в глубине России, «простому русскому народу чужда расовая и национальная вражда»[5]. Добрососедские отношения с мусульманами имеют еще более длительную историю.

Значит дело в нетерпимости конкретных лиц к русской культуре, русской идентичности.

Всячески игнорируется тот факт, что русские – это цивилизационная национально-культурная идентичность, охватывающая не только русских по крови, по рождению, но и всех тех людей, кто принимает русскую культуру, ее главные ценности, не порывая и с родной культурой своего народа. Именно русская идентичность позволила собрать земли и народы в огромную многонациональную страну.

Если взять любую страну мира (Израиль, Франция, Испания, Германия, Италия и мн. др.), то доминирующая по численности нация характеризуется в культурном отношении связью с определенной религиозной традицией. Отрицать, что русская национально-культурная идентичность связана с православным христианством, это то же самое, что отрицать связь современной идентичности населения Израиля с иудаизмом, этнокультурной идентичности большинства населения США с протестантизмом.

Очевидно, что русский – это не обязательно православный. В демократическом государстве должен уважаться выбор русского человека стать и быть католиком, мусульманином и т.д. Но отрицание связей православия с русской идентичностью есть или намеренное введение в заблуждение или недозволительное вмешательство в вопросы идентичности другого народа.

Последнее касается тех возмутительных фактов, когда люди нерусские по национальности и неправославные по вероисповеданию начинают диктовать русским, какой должна быть их идентичность, требуют ее «модификации», «модернизации» или вообще отмены и замены.

На каком основании грузинка О.Р. Квирквелия, исповедующая католицизм, или воинствующий атеист В.Л. Гинзбург навязывают свои взгляды на русскую идентичность, требуя ее принудительной модификации?! Какое они имеют к ней отношение? Они имеют полное право высказывать собственное мнение по любому вопросу, но они не вправе требовать насильственной модификации той идентичности, к которой они сами не принадлежат.

Не может нееврей вторгаться в культуру иудаизма с намерениями ее искажения, изменения, модернизации, модификации и пр. Равным образом, не может решать судьбу армянского народа азербайджанец, а азербайджанского народа – армянин.

Принудительное изменение или насильственная замена национально-культурной идентичности народа есть форма его геноцида. А публичные призывы к принудительному изменению или замене национально-культурной идентичности народа есть пропаганда геноцида и призывы к таковому. Говоря словами Уголовного кодекса Российской Федерации, это является «иным созданием жизненных условий, рассчитанных на физическое уничтожение членов национальной группы». Возможно, потомки этих людей продолжат жить, но после полной замены их идентичности, это будет уже иная национальная группа, а подвергшаяся насильственной «модификации» конкретная национальная группа физически исчезнет. Если данные умозаключения вполне спокойно воспринимаются либеральной частью общества применительно к малочисленными народам Крайнего Севера, то почему эти же критерии не применимы к русским? В силу расистской нетерпимости к русским?

 



[1] К счастью, в нашей стране подобного рода экстремистских заявлений в отношении иудаистов и католиков не звучало и, надеемся, не прозвучит и в будущем. Даже самым оголтелым юдофобам (за исключением совсем уже клинических случаев, типа В.А. Истархова (Иванова) с его «Ударом русских богов») до сих пор не приходило в голову запретить евреям приобщать своих детей к родной культуре. Нелюбовь к католикам среди тех, кому они в России не по душе, надеемся, никогда не достигнет такого уровня, чтобы позволить себе столь безумные заявления.

[2] Закон об уголовном праве Израиля / Предисл., пер. с иврита: М. Дорфман. – СПб.: Издательство Р. Асланова «Юридический центр Пресс», 2005. – С. 170.

[3] Там же. – С. 188, 189.

[4] Обращение Конгресса еврейских религиозных организаций и объединений в России от 27.11.2002 к министру образования Российской Федерации В.М. Филиппову.

[5] Гессен Ю. История еврейского народа в России. – В 2 т. – Л., 1925.

Hosted by uCoz