Реклама

Религиозная безопасность России



назад



Кузнецов М.Н., Понкин И.В. Бесчестная дискуссия о религиозном образовании в светской школе: ложь, подмены, агрессивная ксенофобия. Правовой анализ. – М.: Издательство Учебно-научного центра довузовского образования, 2005.

 

1.3.4. Гинзбург Виталий Лазаревич

 

Прежде всего, отметим, что не сомневаясь в заслугах В.Л. Гинзбурга в области физики, вместе с тем, считаем безосновательным представление его субъективного частного мнения о взаимоотношениях государства и Русской Православной Церкви в качестве объективной и значимой оценки. В.Л. Гинзбург – признанный специалист в области физики, но не в области права, образования, в том числе педагогики, или отношений между государством и религиозными объединениями.

То, что В.Л. Гинзбург – нобелевский лауреат, в данной дискуссии не имеет никакого значения. Иного мнения придерживается другой лауреат Нобелевской премии – Кейт Мур (Канада): «Просто абсурдно, когда люди, владеющие широким спектром знаний, отрицают наличие Всевышнего»[1].

Позиционирующий себя в качестве последовательного активиста атеистической идеологии (некий политический воинствующий неоатеизм) В.Л. Гинзбург многократно обрушивался с нападками на Русскую православную Церковь и с резкой критикой в отношении возможности преподавания учебного курса православной культуры в государственных и муниципальных образовательных учреждениях даже на основе добровольности выбора.

В.Л. Гинзбург заявляет, что «клерикализация российского общества» проявляется «буквально во всем! Суют религию туда, где ее отродясь не было. В гимне нашей светской страны вдруг появляется слово “Бог”. Прилюдно поливают здания водой из водопровода, над которой помахали кадилом, и она сразу же стала святой… Средневековье какое-то[2].

Здесь В.Л. Гинзбург откровенно издевается над религиозными чувствами православных верующих, что проявляется в вульгарной насмешке над православным религиозным обрядом. Вся эта лексика: «суют», «из водопровода», «помахали», «средневековье» и т.п. –  указывает на устойчивую мировоззренческую нетерпимость
В.Л. Гинзбурга к православному христианству, Русской Православной Церкви и православным верующим.

Что касается мнимой клерикализации, следует отметить, что понятие «клерикализация» весьма плохо подходит для характеристики обсуждаемой проблемы при любом ее осмыслении, в том числе и с позиций атеизма и либертаризма. Исторически этот термин применялся, когда было необходимо отразить давление и господствующее, тотальное влияние Римской католической церкви на все стороны жизни государства и общества. В условиях современной России применение данного термина необоснованно, поскольку не соответствует самой фактической ситуации.

Термин «клерикальный», сам по себе, некорректный и юридически весьма неопределенный. Более того, стараниями идеологических структур КПСС этот термин приобрел устойчивую негативную окраску в восприятии людей. Вместе с тем, Современный словарь иностранных слов дает такое определение этому термину: «Клерикализм – политическое направление, широко использующее религию и церковь для усиления воздействия на все сферы общественной жизни. Клерикальный – присущий, свойственный клерикализму; клерикальные партии – политические партии, стремящиеся усилить влияние и власть церкви и духовенства»[3]. Опустим обсуждение, почему отделение только церкви, а, к примеру, не мечети (у мусульман нет церквей, в принципе), синагоги или дацана. Но возникает вопрос – если политическая партия, действующая исключительно в рамках законодательства, широко использует религию для усиления воздействия на все сферы общественной жизни, не призывая к свержению конституционного строя и т. д., не нарушая прав и законных интересов иных лиц, что в этом противоправного? Получается, что можно использовать, к примеру, квазирелигиозную идеологию марксизма-ленинизма для усиления воздействия на все сферы общественной жизни, а религию нет. Думается, что такого рода утверждения являются рецидивами времен воинствующего атеизма в СССР. К слову, вышедший в 1939 г. Словарь иностранных слов примерно так же определял значение слова «клерикализм»: «Клерикализм – политическое направление в капиталистических странах, ставящее целью господство или усиление влияния церкви и духовенства в политической и культурной жизни страны»[4]. Выведение характеристик клерикализма через категорию «господство» (вместо неопределенного «усиление») более корректно и четко разрывает идеологическую основу такой трактовки. Известно, что любая политическая партия стремится усилить свое воздействие и влияние своей идеологии на все сферы общественной жизни, такова специфика политического процесса. Часть 1 статьи 13 Конституции Российской Федерации устанавливает идеологическое многообразие в Российской Федерации. В соответствии с частью 2 статьи 13 Конституции Российской Федерации, закрепляющей запрет на установление в качестве государственной или обязательной какой бы то ни было идеологии, в том числе антирелигиозной или религиозной, либеральной или консервативной, являются несостоятельными утверждения об априорной негативности усиления влияния религии в обществе. Все зависит от конкретных условий и содержания конкретного влияния. Усиление влияния религии на общество может быть негативным, если ведет к нарушениям прав граждан этого общества или создает угрозы для других государств, но может быть и позитивным, если укрепляет данное общество. В первом случае, если усиление влияния религии влечет нарушения прав граждан, должны срабатывать государственные и общественные механизмы защиты прав граждан (судебная система, правоохранительные органы, общественный контроль и др.).

Несколько более корректное толкование термину «клерикальный» дает Современный толковый словарь русского языка: «Клерикализм – политическое направление, добивающееся первенствующей роли церкви и духовенства в общественной, политической и культурной жизни общества»[5]. В любом случае, термин «клерикальный» в силу своей размытости и некорректности неприемлем в типологии государств по критерию светскости. Он возник в конкретной историко-культурной ситуации и связан с соперничеством за власть государств Западной Европы и папством, поэтому применение этого термина в России только приводит к терминологической путанице.

Что касается сферы образования, то если, в силу государственно-общественного характера управления образованием в России, закрепленного пунктом 6 статьи 2 Закона РФ «Об образовании», общество может оказывать влияние в рамках действующего законодательства на сферу образования, то и религиозные объединения вправе такое влияние оказывать. Совершенно очевидно, что, в силу правовых норм части 1, 2 и 3 статьи 13, части 1 и 2 статьи 19 Конституции Российской Федерации, государство не должно дискриминировать представителей авторитетных институтов гражданского общества по признаку их отношения к религии или убеждений.

Опасение по поводу того, что будто бы введение религиозного образования в государственных и муниципальных образовательных учреждениях может нанести ущерб светскому образованию, снимается тем, что все необходимо реализовывать в меру.

Еще цитата из высказываний В.Л. Гинзбурга того же рода: «Наука ищет и движется вперед. А церковники все талдычат одно и то же 2 тысячи лет. Непорочное зачатие, воскресение из мертвых, сатана, рай – я все это считаю совершенно противоречащим научному мировоззрению»[6].

В.Л. Гинзбург стремится стравить православных и мусульман: «А армия? Почему в ней должны быть православные священники, я не понимаю, у нас же 20% населения – мусульмане[7].

Русская Православная Церковь никогда не выступала против того, чтобы мусульманские капелланы вели религиозную деятельность в Вооруженных Силах среди верующих мусульман. Поэтому В.Л. Гинзбург здесь откровенно лжет. Вопрос совершенно не ставится так, что в Армии должны быть только православные священнослужители. Речь шла о том, что к православным военнослужащим не должны приходить без их обращения с соответствующей просьбой и, тем более, приходить с прозелитическими целями, к примеру, адвентисты.

Следует акцентировать, что, вольно или невольно, В.Л. Гинзбург провоцирует религиозную вражду между православными и верующими иудаистами. Подвергая жестким нападкам православных и позволяя себе оскорбительные выпады по отношению к ним, в отношении православного христианства и Русской Православной Церкви,
В.Л. Гинзбург тут же пишет: «Мой отец, кстати, тоже был верующим иудеем, хотя и не ортодоксальным. Пару раз, совсем мальчишкой, я ходил с ним в синагогу»[8], тем самым вызывая среди православных верующих, глубоко оскорбленных тоном и содержанием публикаций и интервью В.Л. Гинзбурга, предположения о том, что его ненависть и нетерпимость к христианству вызваны тайной принадлежностью к иудаизму (и таких публикаций в интернете уже достаточно много), приводя к тому, что оскорбленные православные начинают экстраполировать ответное негативное отношение к В.Л. Гинзбургу на всех евреев, что крайне опасно для межрелигиозного мира в России.

Тем более, что В.Л. Гинзбург в своей идеологическо-пропагандистской атеистической деятельности не подвергал критике никакие другие религии, кроме православного христианства (по крайней мере, в широко известных его публикациях и интервью).

Также отметим, что свои суждения В.Л. Гинзбург основывает на фиктивных данных. Откуда в России 20 миллионов мусульман? Если даже в мусульман записать всех представителей народов, исторически исповедовавших ислам (с православными отчего-то никто упорно не желает так поступать при подсчете их численности, с мусульманами – другое дело, можно использовать иные шкалы для подсчета и иные критерии), проигнорировать навязываемую атеистами точку зрения, что среди россиян 30 % атеистов (а значит, в среднем столько среди представителей каждого народа), то по данным переписи 2002 г. не набирается 20 миллионов мусульман. Социологические опросы показывают меньшее количество мусульман в России.

Но сколько бы их ни было, их количество не имеет никакого отношения к возможности преподавания православной культуры в государственных и муниципальных образовательных учреждениях на основе добровольности выбора. Мусульмане вправе так же поставить вопрос об аналогичном преподавании культуры ислама. В любом случае, российские мусульмане В.Л. Гинзбургу совершенно безразличны, а поминает он их исключительно с целью противопоставления православным, стремясь таким образом возбудить среди мусульман беспочвенные недовольства.

В.Л. Гинзбург откровенно заявляет о своей политико-идеологической деятельности: «Академиков у нас 500 человек, а нобелевских лауреатов в области физики – всего два, так что я вошел в моду. Меня стали приглашать на телевидение, радио, к моим словам прислушиваются. Вот я и стараюсь ковать железо, пока горячо. Использую свое привилегированное положение, чтобы решить хоть какие-то проблемы, стоящие перед научным сообществом. Выступаю, в частности, против дальнейшей клерикализации страны, которую всеми силами «продавливает» Русская православная церковь»[9]. Как будто, религиозное образование на основе добровольности выбора – это проблема, стоящая перед наукой!

Периодически нетерпимость В.Л. Гинзбурга к Русской Православной Церкви толкает его на ложь: «Другое дело, что когда совсем недавно РПЦ пришлось непосредственно столкнуться с современной наукой, она от науки отвернулась. Здесь имеется в виду идентификация останков царской семьи. Как известно, генетические экспертизы с полной достоверностью установили происхождение этих останков в согласии со всеми иными экспертизами. Но РПЦ не признала справедливости научной экспертизы»[10].

Рассуждения о «полной достоверности» экспертизы – это ложь. Русская Православная Церковь не позволила себя вовлечь в политические игры либертаристов и обоснованно подвергла сомнению достоверность этой экспертизы. Позднее зарубежными экспертами выводы той экспертизы, на которую ссылается В.Л. Гинзбург, были признаны необоснованными.

Еще одно утверждение В.Л. Гинзбурга того же рода: «Дальше – больше. Представители РПЦ во всеуслышание заявляют, что православие должно стать государственной религией. А между тем в Конституции 1993 года черным по белому написано, что наша страна является светским демократическим государством, в котором “никакая религия не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной”»[11].

В данном случае В.Л. Гинзбург откровенно лжет. Глава Русской Православной Церкви Патриарх Московский и всея Руси Алексий II неоднократно заявлял, что Русская Православная Церковь не выступает за получение статуса государственной церкви или за установление православия в качестве государственной религии. Речь всегда шла о том, чтобы, как это принято в о всем мире (Израиль, США, Франция, Великобритания, Испания, Германия и др.), государство осуществляло расширенное сотрудничество с крупнейшими религиозными организациями страны. К слову, в ряде европейских стран законодательно закреплены определенные церкви в качестве государственных (Великобритания, Финляндия, по крайней мере, большинство кантонов Швейцарии и др.). И уж тем более, руководство Русской Православной Церкви не выступает за принудительное навязывание православия всем гражданам страны, то есть за установление православия в качестве обязательной религии.

Практически все рассуждения В.Л. Гинзбурга относительно православия, православной культуры, православных верующих и Русской Православной Церкви являются глубоко оскорбительными и пронизаны его нетерпимостью к православному христианству:

«Считаю, что у нас церковь отделена от государства, и она должна быть отделена от государства. Преподавание церкви в школе, например, – это возмутительнейшее дело… Так что я уверен, что это направление к православию абсолютно ничего хорошего не даст. Это не духовное возрождение. Настоящее духовное возрождение России – это следование по пути цивилизованных стран – гуманизм, демократия и в первую очередь. Демократия, демократия и еще раз демократия, хотя я прекрасно знаю замечательное высказывание, достаточно тривиальное, Черчилля, что это отвратительная форма правления, но лучше никто не придумал. Поэтому будущее России, я уверен, в демократии, в свободе и, конечно, в свободе религий, но ни в коем случае не в том, чтобы религия проникала в общественную жизнь. Освящение зданий – это же смешно. Поливают водой... А казармы? Почему в казармах должно быть православие, я не понимаю. У нас мусульман 20 процентов. Церковь должна быть отделена от государства. Кроме того, я считаю совершенном недопустимым, что в гимне страны фигурирует слово «Бог», – это совершенно противоречит отделению церкви от государства и светскому характеру нашего государства. Я просто понять этого не могу, как это возможно? … Мне один

человек объяснил, почему у нас тоже стараются теологические факультеты[12]. Потому что теология – на русском языке это богословие. А что такое теология, массы не знают, поэтому это просто способ затуманить мозги. Богословские факультеты возрождаются – я считаю, это возмутительно, в государственных, во всяком случае, учреждениях»[13].

«Сейчас есть некая тенденция, она, в частности, была представлена бывшим министром образования Филипповым, я в этой статье, которую я вам сейчас дал, об этом пишу, что, мол, давайте введем, это не называлось законом Божьим, а основами православной культуры, причем это очень важно сказать. Основы православной культуры в разных классах, причем факультативно, это выглядит очень благородно, хочешь – иди, если тебе меньше 16 лет, надо согласие родителей, это выглядит очень презентабельно. На самом деле, это глубоко вредно и лживо, это я хочу сейчас объяснить. Это очень важно, дело в том, что Библия, независимо от того, веришь ты или не веришь, это здесь ни при чем, Библия, несомненно, замечательный исторический и художественный документ. Извините, что я говорю “я”, я уверен, что и все присутствующие согласны с тем, что это большая культурная ценность, что каждый культурный человек должен это знать… Это должен сделать, естественно, соответствующий специалист, но ни в коем случае не священник, который заранее имеет какое-то мнение… Что же предлагают эти люди, о которых я говорил, вот почему я возмущен, они предлагают сделать это факультативно. Все, кто на это не пошел, вообще ничего не должны знать ни о Библии, ни о чем. Это же логическая чепуха, как этого можно не понимать[14].

«Но в светском государстве недопустимо, чтобы в государственных школах и всех других государственных учреждениях и организациях (в частности, в армии) насаждался и пропагандировался теизм, как, конечно, и атеизм. Каждый гражданин имеет право выбора быть атеистом или агностиком, верить или не верить в Бога и, в частности, в Бога теистов, управляющего судьбами людей. Но задача школы, государственной школы – учить детей и юношество знаниям, а не вере или безверию. Поэтому представляются совершенно недопустимыми попытки внедрить в школы под разными предлогами преподавание религии или, как раньше говорили, закона божьего. Разумеется, всякий культурный человек, если он и атеист, не может не понимать, что Библия является исключительно ценным историческим и культурным памятником. Поэтому очевидно, что школа должна познакомить с Библией. Должна она познакомить и с элементами религиоведения содержанием и историей религий. Но все это можно и нужно сделать на уроках обществоведения, истории или каких-то других. Можно ввести и такой предмет, как культурология. Рекомендованная же Министерством образования книга А.В. Бородиной «Основы православной культуры» – это лишь замаскированное изложение закона божьего в православном варианте. Просто поражает аргументация, состоящая в том, что этот курс вводится как факультативный. Так что же, все остальные дети не должны познакомиться и с Библией, и с элементами религиоведения? Или им будет преподаваться что-то другое? Очевидно, всем нужно преподавать одно и то же. Вопрос о том, в какой форме в школе должно быть отражено религиоведение, включающее в себя знакомство с Библией и, вероятно, Кораном, это вопрос большого общественного значения, решение которого важно для будущего России»[15].

Как отмечает журналистка Г. Васина, «доходит до того, что на “Свободе слова” у С. Шустера ритор-академик Виталий Гинзбург, полемизируя с кинорежиссером Николаем Бурляевым, в ответ на его “Россия обязательно будет православной” без мучительных раздумий бросает: “Советую вам уехать куда-нибудь”»[16]. В.Л. Гинзбург аналогично предлагает уехать из страны также и всем остальным русским и православным?

Или такие провокационные выпады В.Л. Гинзбурга:

«Или пресловутое восстановление храма Христа Спасителя… Лучше бы Русская православная церковь на эти деньги больницы построила, хосписы, приюты, честное слово»[17];

«Взрыв Храма был, несомненно, варварским актом, которому не может быть прощения. Но восстановление этого Храма, отнюдь не на деньги верующих, а, пусть и косвенно, на колоссальные деньги, деньги всего населения, я считаю также недопустимым в условиях обнищания людей, голодающих учителей и врачей. А что сказать о мелькающих на телеэкранах эпизодах “освящения” новых зданий и казарм, о религиозных передачах на государственных радио и телевидении? Об атеистическом же просвещении совсем забыли»[18].

Оставим за кадром оскорбительность подобного рода противопоставлений: нужны и храмы, и хосписы и приюты. Заметим, что сам В.Л. Гинзбург не занимается хосписами и приютами, а потому использование им данного демагогического приема некорректно. Кроме того, существуют сотни благотворительных учреждений Русской Православной Церкви по уходу за социально незащищенными гражданами. Очевидно, если бы Русская Православная Церковь начала советовать В.Л. Гинзбургу, как ему тратить его деньги, он был бы возмущен. Себе же он позволяет вторгаться в те вопросы, которые его лично не касаются никоим образом. На каком основании В.Л. Гинзбург берется считать чужие деньги? Он не является ни верующим православным, ни прихожанином Русской Православной Церкви, а потому не вправе диктовать, кому что делать в данной области. Если говорить о государственном участии в строительстве Храма Христа Спасителя, то основная масса налогоплательщиков в России – те, кто выражают свою принадлежность или предпочтительное отношение к Русской Православной Церкви, а не к политическим карликовым организациям воинствующих атеистов или так называемых «светских гуманистов», представляющих нисколько не более светское мировоззрение, чем Церковь. Почему бы В.Л. Гинзбургу не обратить эти свои призывы к своей мировоззренческой среде? Во всяком случае, СМИ ни разу не сообщали о том, что неоатеистические идеологические организации занимались бы в России вопросами социальной защиты граждан.

Показательно лукавое отношение В.Л. Гинзбурга к проблеме незаконных репрессий. Храм, мол, взорвали зря, но компенсировать никто никому ничего не должен.

Противопоставление «голодающих учителей и врачей» строительству Храма Христа Спасителя является откровенным хамством. Почему недоедание учителей и врачей В.Л. Гинзбург не противопоставляет покупке Р. Абрамовичем британской спортивной команды или иным столь же ярким эпизодам новейшей истории России?

Далее, В.Л. Гинзбург пишет: «Если человек в начале ХХI века хочет верить в чудеса, противоречащие научному мировоззрению, пожалуйста, это и есть свобода совести… Я согласен с папой Иоанном Павлом II, который в своей последней энциклике, опубликованной в 1998 году, написал: «Вера и разум подобны двум крылам, на которых дух человеческий возносится к созерцанию истины». Так что наука и религия вовсе не противостоят друг другу»[19].

Сначала В.Л. Гинзбург заявляет, что религия противоречит научному мировоззрению, а чуть ниже, что они «не противостоят друг другу». Видимо, он сам не понимает, что противоречит сам себе.

Заявление В.Л. Гинзбурга: «Но сам поверить в воскресение из мертвых, в непорочное зачатие и в реальность существования сатаны я не могу. Как можно в начале ХХI века верить в то, что 5 тысяч лет тому назад Бог создал весь мир за 7 дней, я не знаю. В этой связи меня очень тревожат попытки Русской православной церкви внедриться в школу»[20] – это оскорбительное, оценочное суждение. Вряд ли можно предположить, что В.Л. Гинзбург не понимает различий между научными фактами, гипотезами и просто представлениями, например, эволюционными, которые являются даже не гипотезами, так как не могут быть в принципе строго подтверждены или опровергнуты, а просто представлениями о мире.

В.Л. Гинзбург пишет: «…меня очень тревожат попытки Русской православной церкви внедриться в школу. Уроки Закона Божьего – это абсурд! Сейчас предлагают вводить курс “Основы православной культуры” как факультативный, что вообще лишено какой бы то ни было логики. Получается, что часть учеников могут на него не ходить. Ну так что же, они вообще не будут знать о Библии, знакомство с которой необходимо для понимания целого ряда произведений искусства? Это же абсурд. В государственной школе нужен один курс религиоведения для всех, который должен вести учитель, а не священнослужитель. Нельзя преподавать детям то, что противоречит современной науке, если мы хотим на выходе получить людей думающих, образованных»[21].

Если В.Л. Гинзбург говорит, что религия противоречит науке, то зачем же тогда он предлагает преподавать религиоведение и изучать Библию? Тем более, что в школе, по его мнению, следует преподавать только научные знания, а православие, по его мнению, «как и любая другая религия, чуждо науке и о какой-нибудь пользе здесь речи быть не может»[22].

А если все же можно изучать, и В.Л. Гинзбург поймет, что общее образование не исчерпывается сообщением учащимся строгих научных доказанных фактов и знаний, то почему «нужен один курс религиоведения для всех, который должен вести учитель, а не священнослужитель»? Не ясно, на чем основаны все эти гинзбурговские «нужен» и «должен». На его невежестве в той области, которую он взялся судить, не имея соответствующих знаний? На по-прежнему тоталитарном мышлении? В.Л. Гинзбург не желает или не может осознать, что в современной школе Законом РФ
«Об образовании» установлены принципы свободы и плюрализма в образовании (пункт 5 статьи 2), учета разнообразия мировоззренческих подходов (пункт 4 статьи 14).

Очевидно, что требования пункта 4 статьи 2 Закона РФ «Об образовании», устанавливающего светский характер образования в государственных и муниципальных образовательных учреждениях, должны неукоснительно соблюдаться, но если священник имеет профессиональное высшее педагогическое образование и необходимую квалификацию, почему он не может преподавать в государственной школе? В.Л. Гинзбург выступает за дискриминацию и запреты на профессии по мировоззренческому признаку или по признаку отношения к религии?

Совершенно возмутительны обвинения В.Л. Гинзбургом Русской Православной Церкви в причастности к «воровской идеологии»: «Как известно, с крахом большевистского (ленинско-сталинского) режима у нас в стране образовался в известной мере идеологический вакуум. В результате на смену “воинствующим безбожникам” пришли Русская Православная Церковь (РПЦ) и другие религиозные организации и секты. В то же время очень многие полностью отошли от всякой идеологии, разве что только не от воровской. РПЦ особенно преуспела, ее представители часто появляются на экранах телевизоров, а их статьи и религиозная информация – на страницах газет»[23].

Это – неправда. На смену воинствующим безбожникам (без всяких кавычек) пришли те же самые воинствующие «гуманисты», одним из которых и является В.Л. Гинзбург, так же подвергающие нападкам православие и русский народ,.

Характерным примером здесь является следующее заявление
В.Л. Гинзбурга:

«Потуги тех, кто хочет добиться успехов в стране в результате следования пусть и модифицированным идеям в духе «народности, самодержавия и православия», реакционны и приведут к уже известному нам из опыта СССР исходу»[24].

Как будто это православие, а не русоненавистническая и антихристианская идеология большевизма привела в России к катастрофическим потрясениям и геноциду русского народа в 1917–1937 гг.!

Совершенно в духе Е. Ярославского-Губельмана, В.Л. Гинзбург навязывает собственные сомнительные методики подсчета численности верующих: «Посещение церкви или, скажем, синагоги считается признаком религиозности и веры в Бога. Но, вообще говоря, такое заключение ошибочно»[25].

А как их следует считать, кого можно отнести к верующим иудаистам или православным? Того, кого определит в качестве верующего В.Л. Гинзбург? Абсурд!

В.Л. Гинзбург, видимо, считает, что только он в состоянии определить и указать, есть сегодня в России религиозное возрождение или нет: «Да какое там религиозное возрождение! У нас сейчас просто мода пошла на религию»[26].

У В.Л. Гинзбурга вся критика построена по калькам вульгарного атеизма: «Стоят в церквях, держат свечку в правой руке, не зная, что этой рукой креститься надо»[27]. В чем, собственно, проблема? Держишь свечку в правой руке, а когда нужно перекреститься, перекладываешь ее в левую. Может, рука того человека в храме, который бросился в глаза В.Л. Гинзбургу, устала, может, болит. Может, просто увлечен молитвой.

Вполне в духе воинствующих атеистов 1920-30-х годов В.Л. Гинзбург отождествляет религиозность людей с их низким образовательным уровнем: «То обстоятельство, что верующих еще много, объясняется, в первую очередь, тем, что огромное большинство из 6 млрд. людей, обитающих на Земле, необразованны и далеки от науки»[28].

Процитированные выше заявления В.Л. Гинзбурга позволяют оценить его позицию по вопросам взаимодействия государства и Русской Православной Церкви в области образования как ангажированную и предвзятую.

 

 



[1] Цит. по: В прямом эфире «Эхо Москвы» Михаил Ардов, протоиерей Православной Автономной церкви, Валерия Порохова, переводчик Корана, Александр Адамский, ректор Института образовательной политики «Эврика» / Радио «Эхо Москвы» / Эфир ведет Ксения Ларина // Стенограммы пресс-конференций радио «Эхо Москвы». – Выпуск 18.02.2004.

[2] Виталий Гинзбург, нобелевский лауреат: «Страна просто погружается в мракобесие» // Новые известия. – 2004. 30 июля.

[3] Современный словарь иностранных слов. – 2-е изд. – М.: Русский язык, 1999. – С. 282.

[4] Словарь иностранных слов  / Гл. ред. Ф.Н. Петров. – М.: Гос. изд. иностр. и нац. словарей, 1939. – С. 275.

[5] Современный толковый словарь русского языка / Автор проекта и гл. ред. докт. филол. наук С.А. Кузнецов / Институт лингвистических исследований РАН. – СПб.: Норинт, 2001. – С. 272.

[6] ЦРПИ. Мониторинг телеэфира. РТР («Вести») / Ведущий программы: Глеб Пьяных. – 18.12.2003, 23:00.

[7] Виталий Гинзбург, нобелевский лауреат: «Страна просто погружается в мракобесие».

[8] Там же.

[9] Там же.

[10] Гинзбург В.Л. Замечания в связи с энцикликой папы Иоанна Павла II «Вера и разум» // Здравый смысл. – 1999. – №13.

[11] Виталий Гинзбург, нобелевский лауреат: «Страна просто погружается в мракобесие».

[12] Так в тексте, – прим. авт.

[13] Виталий Гинзбург // Радио «Свобода» («Программы», «Лицом к лицу»). – 11.01.2004.

[14] В прямом эфире радиостанции «Эхо Москвы» Виталий Лазаревич Гинзбург, физик, Нобелевский лауреат по физике 2003 г. и Владимир Трухин, декан физфака МГУ // Радио «Эхо Москвы» / Эфир ведут Алексей Воробьев и Алексей Венедиктов // Стенограммы пресс-конференций радио «Эхо Москвы». – Выпуск 15.04.2004.

[15] Виталий Гинзбург, академик, лауреат Нобелевской премии: Четырехпроцентная наука. Несколько замечаний по актуальным вопросам // Парламентская газета. – 2004. 17 марта. – №1420(789).

[16] Васина Г. Либерализм - тоталитарная секта? Права человека как инструмент ограничения свободы // Парламентская газета. – 04.08.2004. – № 1515 (884).

[17] Виталий Гинзбург, нобелевский лауреат: «Страна просто погружается в мракобесие» // Новые известия. – 2004. 30 июля.

[18] Гинзбург В.Л. Замечания в связи с энцикликой папы Иоанна Павла II «Вера и разум» // Здравый смысл. – 1999. – №13.

[19] Виталий Гинзбург, нобелевский лауреат: «Страна просто погружается в мракобесие».

[20] Там же.

[21] Там же.

[22] Гинзбург В.Л. Замечания в связи с энцикликой папы Иоанна Павла II «Вера и разум».

[23] Там же.

[24] Виталий Гинзбург, академик, лауреат Нобелевской премии: Четырехпроцентная наука. Несколько замечаний по актуальным вопросам // Парламентская газета. – 2004. 17 марта. – №1420(789).

[25] Гинзбург В.Л. Замечания в связи с энцикликой папы Иоанна Павла II «Вера и разум».

[26] Виталий Гинзбург, нобелевский лауреат: «Страна просто погружается в мракобесие».

[27] Там же.

[28] Гинзбург В.Л. Замечания в связи с энцикликой папы Иоанна Павла II «Вера и разум».

Hosted by uCoz