UCOZ Реклама

Религиозная безопасность России



назад



Медведева И., Шишова Т. «Гарри Поттер»: стоп!

 

(Православная газета для простых людей (г. Александров Владимирской обл.). - 2002. - №6(36).)

 

На детские души нацелены во множестве появившиеся практические пособия по ма­гии для детей и разные «Шко­лы юных волшебников». Из этой же серии - «Настольная книга волшебника», предлага­ющая освоить слова заклина­ний, изготовить магические предметы, провести «колдов­скую вечеринку».

Да волне запредельной рекламы книг о юном колдуне Гарри Поттере наряду со здравыми спасениями, что эти книги культивируют интерес к колдовству и магии и тем самым приобщают детей к оккультизму, раздаются (даже среди православных - в частности, эту точку зрения поддер­живает диакон Андрей Кураев) совсем иные голоса. Дескать, книги хорошие и добрые, да и магия есть в любой волшебной сказке - что ж, теперь и их запретить? К тому же, мол, дети прекрасно понимают, что колдовство в книге понарошку и, конечно, не будут применять его в жизни. Тем более что магические рецепты Ролинг включают в себя волшебные ингредиенты (типа рога единорога), которых в природе не бывает. Так что бояться, моя, нечего, бессмысленно также запрещать чтение «Поттера» - а лучше всего читать эти книги вместе с детьми и, оттолкнувшись от текста, вести пропаганду всего доброго и хорошего.

Но действительно ли страхи наши преувеличены и многие тысячи родителей всего мира напрасно тре­буют изъять «Поттера» из библиотек? Много интересных фактов сообщат читателю отрывки из новой статьи известных психологов И.Медведевой и Т.Шишовой.

«РЕБЕНОК СТАЛ CAM HE СВОЙ...»

Работа детского психолога обязы­вает отвечать на вопросы родителей. А вопросы о модном сейчас Гарри Поттере вдруг посылались лавиной, и были они отнюдь не праздными. Родителей не на шутку волновала искаженность поведения детей под воздействием «Гарри Поттера».

- Я вроде бы радоваться должна, что сын приобщился к чтению, а мне почему-то страшно. Нездоровый у него какой-то интерес...

- А мой читает и перечитывает, ничего другого знать не желает. По­пробуешь что-то сказать против - делается как бешеный: грубит, орет, даже с кулаками бросается. В общем, сам не свой стал.

У каких-то детей в процессе пси­хологических занятий выявлялись глубинные, необычайно устойчивые страхи, возникшие по прочтении этих книг. Некоторые рисовали ри­сунки, от которых за версту пахло мрачной мистикой.

Интересен и рассказ нашей зна­комой о влиянии «Гарри Поттера» на ее приятельницу, взрослую жен­щину, мать двоих детей:

- Она как-то спросила меня между делом, нравится ли моим детям «Гар­ри Поттер». Я ответила, что они эту книгу не читали. И тут она так возму­тилась, закричала, что я не имею пра­ва лишать детей счастья. Все, дескать, читают. Ее, взрослую, и ту захватило. А они что, хуже? Договорилась до того, что я их уродую, краду у них дет­ство. Я пыталась ей объяснить, что они и сами не хотят, но она не слуша­ла и все кричала, кричала, - я ее та­кой никогда не видела. Нормальная, интеллигентная женщина... «Пришлось нам - по профессио­нальной обязанности - взять в биб­лиотеке одну из четырех книг: «Гар­ри Попер и тайная комната»...

«Гарри Потгера» вообще нельзя сопоставлять ни с народной, ни с авторской волшебной сказкой. Даже совершенно фантастические антропоморфные персонажи сказок: вытесанный из полена Буратино, мальчик-луковка Чиполлино, Не­знайка, Гвоздик, Карлсон - и те не волшебники. И это не случайно. Сказка создает модель мира, а миром (во всяком случае, христианским) не должны править маги и чародеи.

Человек, а вовсе не волшебник, всегда занимает в волшебных сказках главенствующее место. И он никогда не бывает волшебником. Столь важ­ное место отведено человеку в сказ­ках неспроста. Поскольку сказка иг­рает огромную воспитательную роль, очень важно, с кем отождествляет себя ребенок, на кого он равняется, кону хочет подражать. Конечно, все дети хотя бы иногда мечтают о вол­шебной палочке, но в сказках они больше всего сопереживают не вол­шебникам, а главному герою. Поэто­му принципиально важно, кем он бу­дет человеком или чародеем.

В «Гарри Поттере» все шиворот-навыворот. Главный герой - вол­шебник, почти все остальные персо­нажи - тоже. Люди фигурируют где-то на обочине. Либо как негодяи (Дурели), либо как полудурки. И уж, конечно, как существа низшие по отношению к магам. Их даже людь­ми-то толком не называют, все боль­ше простаками, простецами, мата­ми. Таким образом, ребенок исход­но отчуждается от людей, изобра­женных в книге Ролинг. Мало того, что он сопереживает главному ге­рою-волшебнику, так еще и люди не заслуживают ни сочувствия, ни эле­ментарного уважения.

Слово «маглы», придуманное ав­тором для обозначения всех людей, то есть невошебников, содержит в себе и напоминание о том, что люди не владеют магией (mage-less) и... фактически обвиняет человечество в повальной наркомании, так как smuggle» на жаргоне значит «мари­хуана». Кроме того, словом «mug» в Англии называют дурака, которого очень легко обвести вокруг пальца, а глагол «to mug» переводится на русский язык как «разбойное напа­дение». В общем, трудно представить себе, что людей хотели похвалить...

АНТИСКАЗКА. «Гарри Поттер» - сказка наизнанку, анти-сказка. Впрочем, мы предоставляем вам возможность самим побыть в роли экспертов.

Вот описание торговых рядов в рай­оне, где обитают злые колдуны: «В вит­рине под стеклом красовались сушеная рука, заляпанная кровью, колода карт и пристально смотревший хрусталь­ный глаз. Со стен таращились злове­щие маски. А на прилавке - кошмар! - разложены человеческие кости разных форм и размеров. С потолка свисают ржавые, заостренные инструменты для пыток». А вот чуть дальше: «… витрины, заполненные... высушенными го­ловами... большая клетка, кишащая ги­гантскими черными пауками... Гарри вздрогнул, поднял глаза. Перед ним стояла старая ведьма с подносом в руках, на котором высилась горка скорлупок. Да ведь это человечьи ногти!»

Сегодняшняя подростковая масс-культура склонна провоцировать са­дизм. Но «милая, добрая детская книжка» даже на таком общем фоне - «это что-то», как говаривала геро­иня одной телерекламы.

«Кто-то из третьекурсников не­чаянно забрызгал лягушачьими моз­гами весь потолок в подземельи». (Сколько ж лягушек нужно было из­вести, чтобы забрызгать ВЕСЬ пото­лок?!)

Очень идиллично развлекаются и друзья Гарри Поттера (не забывайте, это добрые волшебники, не то, что ведьма со скорлупками ногтей на подносе!): «За окном, по аспидно-черным стеклам хлестал дождь, но в комнате было светло и уютно. В камине пылал яркий огонь. Сидящие в мягких креслах школьники читали, разговаривали, делали у роки. Фред с Джорджем ставили опыт: что бу­дет, если скормить саламандре бен­гальский огонь... В кабинете ухода за волшебными существами Фред ос­вободил из заточения ярко-оранже­вую ящерицу, и сейчас она дымилась на столе, окруженном кучкой любо­пытных. .. Саламандра вдруг взмы­ла вверх и бешено закружилась по комнате, громко треща и разбрасы­вая искры. Изо рта у нее посыпались оранжевые звезды, раздался легкий взрыв, и саламандра, охваченная пла­менем, исчезла».

ЭСТЕТИЗАЦИЯ УБИЙСТВА. Обра­тите внимание, в какой расслабляю­ще-уютной обстановке происходит убийство живой твари, и как оно эстетизировано. Особенно романтич­ны оранжевые искры изо рта. Пря­мо рецепт изготовления живой пе­тарды - засунь бенгальский огонь в ящерицу и получишь необычный по цвету фейерверк.

Действительно ли колдовство в книге «понарошку», и дети не будут его применять в жизни?

Увы, печальная практика уже оп­ровергла теории уважаемых экспер­тов. Первыми российскими жертва­ми стали 20 новосибирских школь­ников, доставленных в больницу в тяжелейшем состоянии из-за отрав­ления медным купоросом. Отравили их восьмиклассники, вдохновленные «хорошей, доброй сказкой». На пе­ремене они подошли к четверокласс­никам и дали им емкость, сказав, что в ней волшебный напиток, сделан­ный по рецепту Гарри Поттера.

Вы когда-нибудь слышали, чтобы дети совершали подобные преступ­ления под влиянием, например, «Алисы в стране Чудес»? Или «Вол­шебника изумрудного города», «Трех толстяков», книг Кира Булычева?

Начитавшись книг про Гарри Пот­тера, новосибирские школьники за­разились этакой веселой жестокос­тью. Сами захмелели от зелья черно­го юмора, когда унизить, причинить боль и даже умертвить - это «прикольно». И кто считал, сколько таких школьников по всему миру? ЗЛО КАК НОРМА. Существуют все основания утверждать, что книга была написана с целью воспевания демонических чар. Вряд ли на ров­ном месте представители самых раз­ных церквей в самых разных странах, в том числе и в Англии, резко проте­стуют против книг Ролинг. Например, генеральный секретарь Союза педа­гогов и университетских профессо­ров Англии Питер Смит заявил, что «премьера фильма о Гарри Поттере приведет к появлению нового поко­ления, открывшего для себя мир ма­гии.» «Энтертейнер», одна из самых больших компаний детских товаров и игрушек, запретила появление на своих прилавках продукции с изоб­ражением Гарри Поттера, сказав, что ее беспокоит то неконтролируемое состояние, в которое приходят дети.

А Кэрил Матришиана, пережившая в свое время увлечение оккультиз­мом, сняла документальный видео­фильм «Гарри Попер-колдовство в новой упаковке, показывающий зло как норму». «Через книги про Поттера, - говорит Матришиана, - дети даже дошкольного возраста приучаются к человеческим жерт­воприношениям. Им показывают, как высасывают кровь из мертвых животных, как духи овладевают че­ловеком». Матришиана свидетель­ствует о множестве буквальных со­впадений колдовских ритуалов «Поттера» с ритуалами сатанинской секты Викка, официально зарегистрированной в США.

Посмотрим, как совершают жерт­воприношение «хорошие» колдуны в книгах Ролинг. Мы имеем в виду приготовление оживляющего настоя из мандрагоры - растения, «волшеб­ный» корень которого традиционен в колдовских ритуалах.

Уже само по себе описание этого «растения» обескураживает. Вместо корня у молодой мандрагоры «кро­шечный, испачканный землей, безоб­разный младенец». И хотя листья у него растут прямо из макушки, а кожа бледно-зеленая и вся испещрена разноцветными точками, ведет он себя как человек. Не желая расста­ваться с насиженным местом, этот младенец кричит, брыкается, корчит­ся, молотит острыми кулачками, скре­жещет зубами. Профессор школы магов учит, как их следует убить и употребить в зелье. А как еще пони­мать слова: «Вот юношеские прыщи сойдут, и мы снова их пересадим. А после этого нарежем и приготовим настойку». «Их» - это в данном слу­чае корни-человечки.

Картина, нарисованная Ролинг, чудовищна по своей жестокости: человечков-мандрагор приносят в жертву ради благополучия других, более достойных, существ.

Как же удается писательнице от­ключить у читателей сострадание? Да старым, как мир, способом: внушая, что попискивающие и шныряющие по горшкам корни - это недочеловеки, к тому же очень противные и опасные. Например, младенец ман­драгоры называется «безобразным», он «истошно орет». Так внушается отвращение. (Кстати, это на удивле­ние созвучно эпитетам, которыми любила награждать малышей осно­вательница «планирования семьи» Маргарет Зангер, тоже знавшая толк в оккультизме. А жертвоприношение младенцев в медицинских целях сей­час с успехом осуществляют в Рос­сии последователи неистовой Мар­гарет, занимающиеся фетальной те­рапией - изготовлением и примене­нием лекарственных снадобий из абортированных младенцев - и не стесняющиеся заявлять во всеуслы­шание, что это очень благородно, когда один нерожденный ребенок спасает десять живущих. Источник подобного «гуманизма» все тот же - зловонное болото Ныо-Эйдж, фаши­стской «религии Нового Века»).

ОККУЛЬТНЫЙ РАСИЗМ. Мы же, до­веряя святоотеческим предостереже­ниям и помня о русской традиции не подходить к миру темных сил слиш­ком близко, скажем лишь о специфи­чески оккультном расизме, которым проникнута книга Ролинг, и об оккультных представлениях о добре и зле, которые она на волне поднято­го (беспрецедентной рекламой) ин­тереса с легкостью доносит до детей.

О своей матери, спасшей Гарри ценой собственной жизни, сынок отзывается как-то странно для по­ложительного героя: «Моя вульгар­ная мать - нагла отвела от меня мою смерть». Так говорит лишь че­ловек, ощущающий свое неоспори­мое превосходство. Но в чем превос­ходство мальчишки-сопляка над ма­терью, тем более покойной? Только во владении магией; Это самый глав­ный критерий.

И критерий чисто оккультный: владеешь магией - включаешься в разряд хозяев жизни, не владеешь - низшая раса. А если же маты смеют дурно относиться к магии, они без промедления записываются в кате­горию «плохих». Взгляд богоборчес­ки-оккультный, ибо все авраамические религии (христианство, мусуль­манство, иудаизм) безоговорочно считают магию злом и не делят кол­дунов на плохих и хороших.

Взглянем под этим углом зрения на ненавистное для Гарри семейство его близких родствеников Дурслей. Автор не жалеет черной краски для их описания. Их поведение главный герой (а вслед за ним и читатель) воспринимает как поведение злоб­ных идиотов. Особенно Гарри возму­щает то, что они стыдятся его колдов­ских занятий. Но представители тра­диционной культуры и должны отно­ситься к колдовству резко отрица­тельно. Ролинг ста рвется изобразить Гарри современной Золушкой. Но Золушка не колдовала, не устраива­ла в кухне мачехи погром и не сры­вала родным прием важных гостей. А Гарри, делая гадости семейству Дурслей, не испытывает ничего по­хожего на раскаяние. Ну, а о благо­дарности к ним, его приемным роди­телям, и речи нет.

Но разве, исходя из обычных чело­веческих понятий о добре и зле, да еще в детской книжке, мог такой мальчик стать положительным героем? Могла ли автор, руководствуясь нормальными представлениями о человеческой нрав­ственности, позволить главному герою такое отношение к вырастившим его людям? То есть позволить себе наградить их таким количеством отталкивающих черт? Нет, конечно, но в том-то и дело, что Ролинг руководствуется совсем иными принципами, исходя из которых людям, посягнувшим на самое святое в мире - магию - нет пощады. По-хоро­шему, они м жить-то недостойны.

Такова подоплека оккультного ра­сизма.

БЕЗОБРАЗИЕ - НОВАЯ НОРМА? Особенно нагло оккультная мистика добра и зла предъявлена в образе главного героя. Разве бывает в дет­ских сказках, чтобы самый гнусный персонаж передал самому лучшему герою часть свой черной «энергии»? Так сказать, подселился в его душу, заряжая ее демонизмом? Представь­те себе, что после сражения со Змеем Горынычем и победы над ним добрый молодец. При столкновении с очеред­ными злыднями выдувал бы изо рта зловещие языки пламени. То есть, добро побеждало бы зло силой, унаследованной от ранее побежден­ного зла. Для традиционной религи­озной системы координат это дичь. А для оккультизма - норма.

Из такого глобального искажения вытекают и более частные. Мы уже не раз упоминали о дурных поступ­ках Гарри и прочих добрых волшеб­ников. И речь не идет о милых детс­ких шалостях, которые позволяли себе Малыш и Карлсон или Дениска и его друзья из «Денискиных расска­зов». Герои Ролинг часто врут, вору­ют, проявляют жестокость к людям и животным, глумятся, презирают физический труд систематически на­рушают школьные установления, ру­ководствуясь принципом «цель оп­равдывает средства». Гарри и его друзья внеморальны. Белой кости, шестой расе человеческие законы не писаны, они - над этими законами. И взрослым следует приготовиться к тому, что, заразившись воспеваемы­ми в «Поттере» беззаконием и вседозволенностью их дети будут со­вершать ненормативные поступки. При этом, искренне считая безобра­зие новой нормой.

«КТО ЭТО СДЕЛАЛ, ЛОРДЫ?» А как, собственно, получилось, что «Гарри Поттер» в одночасье заполонил мир? Как это возможно, чтобы книги никому не известной и совер­шенно «не раскрученной» в качестве автора домохозяйки всего за пару лет оказались переведены на 47 (!) языков и изданы общим тиражом в 116 миллионов (!) экземпляров? Почему произведения гораздо более знаменитых (и несопоставимых с Ролинг по уровню литературы) авто­ров никогда не распространялись с такой космической скоростью? А тут СМИ всего земного шара, как по сви­стку, принялись навязывать людям «Гарри Поттера», внушать, что без него не может обойтись ни один че­ловек от 9 до 90 лет? И откуда такая уйма денег, необходимая на столь оголтелую, в мировом масштабе, мегарекламу? Охватили практически все и всех, вплоть до племени тутси. И совершили это стремительно, не­взирая на коммерческий риск.

«Кто это сделал, лорды?» - как вопрошал устами Макбета соотече­ственник великой Ролинг, некий Уильям Шекспир. Кто, не считаясь ни с какими затратами, способен осуще­ствить такой глобальный информационнный вброс?

Вспомните сексуальную револю­цию 60-х годов - группы музыкан­тов, ставших вдруг кумирами поло­вины земного шара, идеологию хип­пи, распространявшуюся как-то уди­вительно шустро (невзирая на отсут­ствие тогда на большей части плане­ты «открытого информационного общества») и включавшую в себя моду на наркотики. Долгое время казалось, а многим и до сих пор ка­жется, что все это происходило само собой, стихийно. Дескать, что поде­лаешь? - веяние времени...

Но потом журналисты заговори­ли о проекте «МК-ультра», осуществ­лявшемся под руководством ЦРУ и направленном на «(сдвиг культур­ной парадигмы». А «сдвиг» этот со­стоял в создании так называемой «молодежной культуры рока-секса-наркотиков» (по-английски «rock-sex-drug culture»). Интересы разработчиков проекта «МК-ультра» и тем более его заказчиков прости­рались очень далеко. За мудреным выражением «сдвиг культурной па­радигмы» скрывались планы по со­кращению рождаемости, канализации прелестной энергии молодежи в безопасное русло, намерение нисп­ровергнуть традиционные ценности, являющиеся оплотом суверенных го­сударств.

И, похоже, нечто подобное зате­вается с «Гарри Поттером». Только теперь «экспериментальный матери­ал» не молодежь, а дети и подрост­ки. Сейчас, по расчетам новых (или все тех же?) проектировщиков, ви­димо, настало время совершить ок­культную революцию мирового мас­штаба, создать для подрастающего поколения единое культурное поле, заряженное магией. Чтобы у детей всего мира, от Кремля до самых до окраин, в ответ на определенные образы и сигналы возникали одно­типные реакции.

Можно предположить, что серия книг о Поттере задумывалась как учебное пособие - а для этого нео­бязательно высокое литературное мастерство. Главная цель учебника - максимальная усвояемость матери­ала. Чем увлекательней материал, тем лучше он усваивается. Да еще с помощью убойной рекламы внушить, что только читатель «Гарри Поттера» имеет право на звание человека, -тогда можно не сомневаться: мате­риал будет усвоен на пять с плюсом и переход в следующий класс гаран­тирован.

«А ЕСЛИ ДЕТЯМ НРАВИТСЯ?!» Что же касается утверждения, что запре­щать, дескать, бессмысленно, то толь­ко идолопоклонническим угаром можно объяснить совет попуститель­ствовать безобразию, рассматривая это как прививку. А если потом и дру­гие ваши рекомендации не встретят у детей сочувствия? Скажем, рекомен­дация воздержаться от воровства?

Читающий эти строки, наверное, подумал: «Но что же делать, если детям действительно нравится?!» Это, между прочим, один из самых частых аргументов. Предупрежда­ешь родителей о какой-нибудь га­дости, о чем-то безусловно вред­ном для их ребенка, а в ответ слы­шишь: «Так ему же нравится!»

Но детям (как, впрочем, и взрослым) очень часто нравится дурное. А у ребенка, который находится в стадии активного познания мира, к тому же и не разработана оценочная шка­ла. Он, глядя на мухомор, тянет руку к новому и яркому, еще не зная, что это яд. Мало ли что еще понравится де­тям: взрывчатка, наркотики? Некото­рым детям нравится обижать слабых, некоторым - мучить животных.

Не надо кривить душой: тут дело в системе ценностей взрослых. По­чему-то родители не рассуждают о бессмысленности запрета, когда ма­ленький ребенок рвется встать на по­доконник открытого окна или тянет­ся к коробке с лекарствами. Не рас­суждают, ибо такие интересы ребен­ка осознаются ими как несомненная угроза, несомненное зло. И не стоит себя оправдывать тем, что одно дело трехлетки, а другое - одиннадцати-двенадцатилетние школьники, почти подростки. Дети этого возраста еще полностью зависят от родителей, хотя, конечно, справиться с ними бывает сложнее, чем с малышами. Особенно если долго потакать их своеволию. Но не желая «связывать­ся» и трепать себе нервы, мы обре­каем себя в дальнейшим на гораздо более затяжные и трудные бои. Так уж устроена жизнь - пытаясь избе­жать скорбей, человек терпит скор­би еще худшие. И лучше осознать это, не дожидаясь вразумления свыше.

Еще совсем недавно подавляю­щее большинство родителей уверя­ло нас, что никакая сила не может оторвать их детей от телевизора. Складывалось впечатление, что это новый Молох, электронный удав, который сначала гипнотизирует бед­ных кроликов, а потом заглатывает, заглатывает... - ненасытное чудище!

Но в последнее время в умах взрослых произошли подвижки, и все чаще в ответ на наш вопрос: «Ка­кие телепередачи предпочитает ваш сын или дочь?» интеллигентные ро­дители недоуменно и даже с легким оттенком превосходства отвечают:

«Я ему (ей) ВООБЩЕ НЕ РАЗРЕШАЮ СМОТРЕТЬ ТЕЛЕВИЗОР. Мы и сами не смотрим. Мультики на кассете иног­да включаем. Но только наши, советские, нормальные».

Хорошо, когда побеждает здравый смысл, который так убедительно вос­пел в своих произведениях Честер­тон. Тоже англичанин.

 

Hosted by uCoz