Реклама

Религиозная безопасность России



oman" SIZE=4 COLOR="#000080"]

Экспертное заключение Центра реабилитации жертв нетрадиционных религий №23/1-э от 25 апреля 2000 г. по содержанию учебника Я.В.Соколова “Граждановедение, 5 класс” (Учебное пособие для учащихся 5 классов, их родителей и учителей. - М.: НВЦ “Гражданин”, 1997. – 160 с.)

Несмотря на объявленные для рассмотрения, несомненно, важные темы, учебник вышел весьма странным. Если говорить строго, то данный труд Якова Соколова может называться как угодно, но только не учебником граждановедения.

Ни какой устойчивой гражданской позиции учебник не учит. Ни о каком создании позитивного гражданского и правового мировоззрения и миропонимания данным учебником говорить не приходится.

То, что отдельные темы раскрыты в целом удовлетворительно, смазывается множеством логических и методических несуразностей и огрех.

Полная путаница в головах авторов по поводу понятия “воля”. На с.10 учебника для 5-го класса они пишут: “Про человека, имеющего волю, говорят: он умеет владеть собой. Волевой человек умеет совершить волевое усилие. Он может заставить себя сделать то, что не очень хочется делать именно сейчас” (с.10). Это очень странная фраза, запутывающая детей. Говорят, что “он умеет владеть собой” про человека, который ведет себя сдержанно и адекватно в любых, даже самых экстремальных ситуациях, а не про любого “человека, имеющего волю”. Любой человек “умеет совершить волевое усилие” и “может заставить себя сделать то, что не очень хочется делать именно сейчас”. И любой человек каждый день помногу раз с такой ситуацией сталкивается. Тогда кто такие безвольные люди?

Еще большее недоумение вызывает следующая чуть ниже рекомендация: “К следующему уроку постарайтесь нарисовать плакат на тему “Человек без воли – человек слабый”. На плакате нужно изобразить себя” (с.10) (?!)

Ребенок должен сам себя признать безвольным человеком, то есть слабым! Ниже приведенная оговорка, что это задание можно не выполнять, сводится на нет замечанием: “Если Вы его выполнили, значит, Вы сделали шаг в развитии своей воли” (с.10). Ребенку тут вообще все станет совсем уже непонятно. Он должен выставить себя на всеобщее посмешище, публично объявить себя безвольным и слабым, и вот в этом-то как раз и заключается его признание себя волевым. Нелепость!

Совершенно неясно, что именно вкладывает автор в понятие “обыватель”: “…обывателем стали называть человека, живущего мелкими, личными интересами” (с.23). Детям внушается, что быть обывателем плохо. Но что значит, “жить мелкими интересами”? Заботиться о своих детях, о своих родителях, денно-нощно работать, стараясь обеспечить свою семью – это “мелкие” интересы или крупные? Чем плохо жить личными интересами? И кто из людей на земле совсем не обращает внимания на свои личные интересы. И что вообще есть личный интерес? И что есть мелкий интерес? Хороши ли, сами по себе, неличные, но мелкие интересы? Или личные, но очень крупные?

Быть обывателем, по мнению Якова Соколова, это не пойти на встречу с кандидатом в депутаты: “Обыватель не пойдет на встречу с кандидатом в депутаты. Ведь ему все равно, кто получит власть в его городе или селе, кто будет управлять страной” (с.21). Яков Соколов игнорирует тот факт, что гражданской обязанностью является участие в выборах. Именно участие, а не ее имитация в виде обязательного похода на встречу с кандидатом в депутаты. Учитывая всплеск “грязных” предвыборных технологий, вряд ли целесообразно навязывать детям эту достаточно спорную точку зрения.

“Необывательство” - это только участие в политике, возможность, способность и потребность влиять на политическую жизнь в государстве? Яков Соколов говорит, что “да”: “Гражданин действует. Он участвует в политике и требует перемен, требует реформ” (с.17). То есть если ты не требуешь реформ, то ты – обыватель. Но граждане России вовсе не обязаны строем идти все без исключения в политику.

Соколов, совершенно очевидно, писав свой “учебник”, даже не потрудился заглянуть в текст Конституции России. Иначе он, видимо, к своему удивлению, прочел бы в части 2 статьи 19 Конституции: “Государство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от… принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств. Запрещаются любые формы ограничения прав граждан по признакам социальной, расовой, национальной, языковой или религиозной принадлежности”; в части 3 статьи 29: “Никто не может быть принужден к выражению своих мнений и убеждений или отказу от них”; в части 2 статьи 30: “Никто не может быть принужден к вступлению в какое-либо объединение или пребыванию в нем”.

И что есть участие в политической жизни? Исправное участие в голосовании, или быть активистом какой-либо партии? Какой именно? Насколько активно принимать участие в ее деятельности?

Детям не объясняется суть понятия “обыватель”, напротив им дается совершенно путанное и извращенное понимание этого. Так, Соколов пишет, что обыватель “тоже может считаться гражданином. У него будут все гражданские права… Но это не будет означать, что он гражданин – достойный сын Отечества, своего народа… На самом деле он – самый обычный, обыкновенный, обыденный обыватель” (с.20).

Прочитав подобное, ребенок будет поневоле оценивать своих родителей, бабушек, дедушек, прочих родственников. И придет к обескураживающему для себя выводу, что его бабушка, его родители – обыватели в том смысле, в каком им хочет навязать понимание этого термина Яков Соколов. Ибо родители с утра до вечера работают на нескольких работах, чтобы прокормить семью. Но ведь это, по мнению Соколова, значит “жить мелкими и личными интересами”. Мало того, что ребенок унижен, его ставят перед неразрешимой для его возраста задачей – выбрать один из двух вариантов:

1) его учитель, преподающий “Граждановедение” нагло врет, клевещет на его близких, сам при этом являясь обывателем в понимании Якова Соколова; а граждановедение – это все глупость, на которую не стоит обращать никакого внимания,

или

2) его родители – обыватели, они не могут называться “достойными сынами (дочерьми) Отечества, своего народа”, а потому они не достойны никакого уважения; ведь раз его мама (или папа) – обыватель, то она, цитируя Якова Соколова, “не подаст руку тонущему,… не поделится рублем с бедным”, самое главное для нее – это ее “собственное спокойствие и благополучие”.

И какой выбор предпочтительнее для Якова Соколова? Соколов, по сути дела, противопоставляет в сознании ребенка интересы семьи интересам государства. Естественно, ребенок сделает выбор в пользу своей семьи. Такая ситуация совершенно недопустима. Ребенка следует учить тому, что у него есть обязанности и перед семьей, и перед государством. И из обязанностей перед своей семьей, прежде всего, должно быть уважение к своим родителям. Но какое уважение к ним воспитывает Соколов, если он внушает детям, что их родители – “обыватели” со всеми описанными характеристиками?! Соколов, по сути дела, делит граждан России (здесь в том смысле, как это закреплено в Конституции РФ, а не в учебниках псевдограждановедения Якова Соколова) на категории – 1) участвующих в политике, а потому “граждан”, и 2) “недостойных сынов своего Отечества”. Нет никаких сомнений, что подобные умопостроения Якова Соколова никакого отношения не имеют к демократическому государству в России и не способны принести детям ничего доброго.

А Соколов ниже еще сильнее углубляет внутренний раскол в ребенке: “…общение с людьми пустыми, никчемными и опасными – это работа против себя” (с.66).

Логика проста: мама, которая не пошла на встречу с кандидатом в депутаты (например, с Жириновским, которого она, к примеру, без отвращения видеть даже по телевизору не может), - обыватель, ее позиция опасна для государства. Поэтому общение с ней – это “работа против себя”. Ребенок загоняется в страшную для него логическую и психологическую ловушку, выбраться из которой у него в силу его малого возраста (напомним, учебник для 5-го класса, то есть 4-го класса школы советских времен) нет возможности. Это не преподавание граждановедения, а самое настоящее издевательство над ребенком!

На странице 23 Соколов приводит, очевидно, часть своего списка критериев оценки соответствия человека званию “гражданин по-Соколову”. Среди них противопоставлены друг другу совершенно несравнимые и несопоставимые ситуации. Непринятие участия в выборах приравнивается к издевательствам над котенком поломке веток деревьев. “Увлекаться только развлекательными передачами” (с.23) равносильно несообщению о готовящемся преступлении (с.23).

Часть 1 статьи 51 Конституции России, кстати, гласит: “Никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников, круг которых определяется федеральным законом”. А действительно хороших познавательных телепередач сегодня с огнем не сыскать. Если же Яков Соколов имеет в виду необходимость смотреть низкопробные программы Позднера или Киселева, то это его личная позиция, которую никому навязывать он не вправе.

Создается такое впечатление, что Яков Соколов сам не знает, что пишет. Столь велико обилие нестыковок, логических неувязок и просто эпатирующих тезисов.

Например, в задании “Познай людей и самого себя” Яков Соколов предлагает следующее задание: “Здесь перечислены качества и поступки человека. Некоторые из них: а) говорят о его уважении к правам человека и идеалам свободы. Другие: б) свидетельствуют о его стремлении к подавлению других людей и бесправию” (с.32). И далее Соколов предлагает детям несколько качеств и поступков, которые ребенок должен отнести либо к варианту “а”, либо к “б”. И куда, интересно, ребенок должен отнести “необразованность” - к “уважению прав и свобод” или к “стремлению к подавлению других”? А обязательно присутствующая в каждой управленческой, и не только военной, структуре “склонность силой заставлять других что-либо делать” – ее куда должен отнести ребенок. По замыслу Соколова, видимо, к категории “б”. Но ребенок, придя к этому навязанному ему выводу, приходит к другому, ошеломляющему, выводу: оказывается, директор его школы, все его учителя, его родители, старший брат или сестра - все они “стремятся к подавлению людей и бесправию”. Вот к каким безумным выводам подводят ребенка более чем странные задания и примеры “Граждановедения” Якова Соколова!

Целый ряд понятий совершенно неверно поняты Соколовым и потому так же неверно преподаются им детям. Так, у самого Соколова в голове путаница по поводу понятия “отдание воинской чести”. Он пишет: “В другом кинофильме есть такой эпизод. Предавший Родину солдат стал работать на фашистскую разведку. Его забросили в тыл советской армии. Там он идет по улице, а навстречу ему – воинский патруль. И он козыряет ему, то есть отдает честь”. Получается, что он отдал то, чего у него никогда не было” (с.71).

А если бы он Родину не предал, то, по Соколову, у этого солдата честь бы была и он ее смог бы тогда отдать. Так что ли? Но если бы он ее отдал, то у него ее не осталось бы. Или же патруль, взяв его честь и подержав ее немного у себя, ее вернул ему обратно?

Одним словом, Соколов здесь написал глупость. Честь у человека одна, и честь не отдают. А при отдании так называемой “воинской чести”, военнослужащие не отдают свою честь, а отдают воинское приветствие, такое название которого пошло, очевидно, от выражения “отдать почести”.

Добро и зло, по Соколову, какие-то странные, виртуальные, ненастоящие. Все как-то или перевернуто с ног на голову, или каким-то вычурным образом вывернуто наизнанку.

В параграфе 9 “Достоинства и недостатки человека” раздела 3 “Человек в обществе” Яков Соколов приводит такой пример: “В одной из школ учился девятиклассник Сергей. Очень любил помогать младшим… Предложит, например, на чердаке подышать какой-нибудь гадостью из пластикового пакета. Сиди и смотри себе “мультики”. А потом через пару дней даст нюхнуть чего-либо. Кайф! Очень добрый парень! Правда, потом он объяснял, что все это – не бесплатно. А если денег нет, то он знает одно место, где…” (с.65) (так у автора – предложение обрывается многоточием, - прим. сост.). И Соколов задает детям вопрос: “Ну, так как – хороший человек Сергей?” (с.65).

И маленький ребенок ставится перед совершенно безумной для него задачей. Совершенно примитивный и убогий пример, приведенный автором, таит в себе не созидательную, а разрушительную силу. Сергей – плохой человек, потому что брал за “мультики”-галлюцинации деньги? А если бы он предлагал детям “мультики”-галлюцинации бесплатно, то он был бы хорошим? Вместо того, чтобы объяснить ребенку опасность токсикомании и наркомании, его, наоборот, интригуют. – А что это – кайф от “понюхать чего-либо”? А какие они – “мультики”, когда подышишь “на чердаке”?

Сомнительна необходимость включения в учебник “Граждановедения” такого примера: “Петя подошел к стене и черной краской старательно нарисовал православный крест. Проходившая мимо верующая женщина сделала Пете замечание и обещала заявить в милицию. Во-первых, Петя удивился: верующая, а против креста. Во-вторых, решил грамотно возразить: мол, во Всеобще декларации прав человека записано: “Каждый человек имеет право на свободу убеждений и на свободное выражение их”. И даже назвал статью Декларации – 19-ю. Как вы думаете, против чего выступила верующая женщина? Прав ли Петя, ссылаясь на Декларацию в данном случае?” (с.31).

Непонятно, почему детей надо было подвигать на негативную дискуссию по поводу православного креста. Почему не католического? Почему Петя нарисовал на стене, например, не звезду Давида или не тантрический символ?

Совершенно неверно вбивать в головы детей такой посыл: Неважно знать, какова национальность человека” (с.42). Это ложный и опасный для мирного сосуществования людей различных национальностей в нашей многонациональной стране тезис. Человек не должен чураться своей национальной культуры, своих национальных традиций. Учитель должен воспитывать не “иванов, не помнящих родства”, а всесторонне развитые личности с глубоким и позитивным гражданским мышлением. В отрыве от национального сделать это невозможно. И совершенно неуважительно будет выглядеть отказ от знакомства с национально-культурными особенностями народа своего друга, соседа, подчиненного. Да, действительно, детям надо объяснять, что у всех народов есть и хорошие, и плохие люди. Но полностью отказываться от познания национального было бы неверно.

Совершенно не соответствуют возрасту учеников (5 класс) предлагаемые задания: ““Попытайтесь поспорить на тему: солдат обязан выполнить любой приказ; вор не может быть гражданином” (с.19).

Очень странное понимание “Отечества” предлагает в своем учебнике Яков Соколов: “Ребята, воевавшие в Афганистане или Чечне, честно исполнили свой солдатский долг. Но они не защищали свое Отечество: Афганистан – не их родина, а Чечня – часть России” (с.17). А что тогда, по Якову Соколову, Отечество? Деревня или район города, где ты родился? Часть России – это, по словам Якова Соколова, не Отечество.

Многие примеры и задания вообще не лезут ни в какие ворота. Какое отношение к воспитанию гражданской позиции имеет описание ситуации, когда 4 “крупные женщины” изъяли кипятильник у некоего Логинова, который после этого начал усиленно всматриваться в отражение своего лица в зеркале (с.32)? Безнравственно навязывать пятиклассникам в качестве темы для горячего обсуждения вопрос о том, изменяла ли А.С.Пушкину его жена или нет, или про то, как некий Анатолий старался вытрясти часть затрат на попойку со своих собутыльников (с.80). Постоянные обращения к теме уголовщины, предложение детям поразбираться в брачных объявлениях, - все это очень странно для учебника 5 класса.

Создается впечатление, что учебник “Граждановедение, 5 класс” готовился в качестве учебного пособия для воспитанников колонии для несовершеннолетних, настолько он перегружен сплошными обращениями к теме уголовщины, наказания за преступления. За всем этим собственно граждановедения и не видно. Судя по учебнику Соколова, он считает, что самый лучший гражданин – это тот, который боится карательных санкций государства и потому лишь не совершает правонарушений. Но такое поведение в юридической науке называется маргинальным и уж никак не может являться целью воспитания детей по предмету “граждановедение”.

Трудно не согласиться с позицией по этому учебнику Натальи Савицкой (Савицкая Н. Родители, будьте бдительны - граждановедение! // Независимая газета, 14 января 2000 г. - №5.): “Кто бы мог подумать, что пальму первенства в “насиловании” юных душ попытаются оспорить авторы школьного учебника, буквально вдалбливая в детские мозги столь “притягательные” слова: “наркота”, “тюрьма”, “алкоголь” и т.д… Впечатление такое, что автор страдает частичной амнезией, забывает, для какого контингента он пишет… Яков Владимирович Соколов, автор этого “учебника”, задался целью развить криминальное “мышление” у школьников начальных классов. А пока хотелось бы подключить к этому разговору должностных лиц. Уважаемые чиновники, а у вас есть дети или внуки десяти лет? И последнее, не забудьте внимательно рассмотреть иллюстрации, размешенные на страницах нашей газеты. Если вам вдруг покажется, что они взяты из палаточных сборников анекдотов или бульварных романов, вы заблуждаетесь, они из школьного учебника и призваны помочь маленькому человеку вырасти настоящим гражданином”.

Вывод.

Автор с задачей по созданию учебника “Граждановедение” не справился. Он добился прямо противоположного результата. “Учебник” Якова Соколова нельзя допускать в школы для преподавания детям. Это было бы безнравственно. Его учебник расчеловечивает детей.

Руководитель Центра реабилитации

жертв нетрадиционных религий

священник Русской Православной Церкви

Олег Стеняев

Hosted by uCoz