Реклама

Религиозная безопасность России


назад



Краткая информационная справка по секте «Новый Акрополь» (http://www.no-acropolis.ru/)

 

1. Краткая справка

 

В большинстве источников по проблемам сект Новый Акропо

ль охарактеризован как деструктивная неонацистская (фашистская) секта (культ). В других источниках Новый Акрополь фигурирует как культурная организация (культурный центр).

К разряду деструктивных культов Новый Акрополь причисляется по таким признакам, как: авторитарная иерархическая система организации; методы манипуляции сознанием людей (скрытое психологическое насилие); тотальный контроль и управление жизнью членов организации со стороны ее руководства.

Характеристика Нового Акрополя как неонацистской организации основана на таких признаках, как: учение о расах как один из базовых элементов доктрины организации; ряд идей о построении «нового мира»; наличие внутри организации тайной группы, имеющей сходные с нацистскими символы, форму и приветствие.

Характеристика Нового Акрополя как культурной организации основана на таких признаках, как: проведение лекций по истории, мифологии, основам религий, философии и т.п.; наличие практического обучения в различных кружках, студиях и мастерских; осуществление экологических и благотворительных мероприятий.

Отметим, что ВСЕ эти характеристики в сущности верны, т.к. основаны на реальных фактах, относящихся к разным сторонам деятельности этой организации.

Международная организация

Организация Новый Акрополь была основана в Аргентине в 1957 г. Хорхе Анхелем Ливрагой Рицци и его женой Адой Альбрехт. С 70-х гг. организация распространяется по всему миру.

В настоящее время отделения Нового Акрополя существуют более чем в 40 странах. Они имеют различный официальный статус и по-разному преподносят общественности свои идеи и деятельность (в зависимости от социальных, правовых и политических особенностей каждой страны). При этом внутренняя структура и деятельность каждого отделения строится по единым для всего Нового Акрополя принципам. Работа всех отделений Нового Акрополя направляется и контролируется из единого центра.

«Верховным руководителем» (Mando Maximo, MM) Нового Акрополя в настоящее время является Делия Стейнберг Гусман. Она стала преемницей основателя организации Х.А. Ливраги, умершего в 1991 г. Официально международная организация Новый Акрополь зарегистрирована в Брюсселе (Бельгия). Центральная резиденция организации находится в Мадриде (Испания).

Новый Акрополь официально презентует себя следующим образом: «философская и культурная организация, цель которой - возрождение философии как действенной силы обновления человека и общества».

Официально декларируемые цели Нового Акрополя таковы: 1) объединять людей на основе идеала всеобщего братства, независимо от вероисповедания, расы и социальной принадлежности; 2) способствовать целостному видению мира посредством сравнительного изучения философских систем, наук, религий и искусств; 3) давать людям возможность жить в гармонии с Природой, помогая им развивать свои внутренние потенциалы и познавать законы жизни.

Доктрина Нового Акрополя основана на теософском учении Е.П. Блаватской с дополнениями основателя организации Х.А. Ливраги.

Согласно внутреннему (неафишируемому) учению Нового Акрополя, целью организации является способствование рождению новой человеческой расы и создание «модели нового общества», которая впоследствии была бы перенесена на все человечество.

Деятельность Нового Акрополя по осуществлению этой цели можно разделить на внешнюю и внутреннюю. Целями внешних мероприятий являются: привлечение в организацию новых членов; пропаганда доктрины; создание в обществе позитивного имиджа организации.

Внутренняя деятельность Нового Акрополя делится на две части, каждая из которых имеет свою структуру и задачи. Эти части можно рассматривать также как последовательные этапы обучения. Первая носит название «Классическая философская школа» и включает в себя циклы теоретических и практических занятий. Учеником (слушателем) «Классической философской школы» может стать любой желающий, прослушав вводный курс лекций. Слушателям задачи Нового Акрополя излагаются примерно в такой же форме, как и вовне организации.

Другая часть организации (или этап обучения) носит название «Живые силы» или «Школа ученичества». Это внутренняя группа организации. Чтобы стать ее членом, человек должен соответствовать ряду критериев, пройти подготовку и выдержать испытания. Эта группа знает «истинные» цели Нового Акрополя и посвящает свою жизнь их осуществлению.

«Живые силы» имеют свои внутренние (тайные) символы, форму и ритуалы. Официальным приветствием внутри «Живых сил» является т.н. «римский салют» - жест вытянутой вперед и вверх правой рукой, раскрытой ладонью вперед.

Внутренняя организация «Живых сил» достаточно сложна. Во-первых, существует строгая иерархическая (пирамидальная) система с рядом уровней. Во-вторых, «Живые силы» делятся на три т.н. «логоса», два из которых состоят из мужчин и один из женщин: «Корпус безопасности» (испанская аббревиатура CS), «Трудовые бригады» (BM или BT) и «Женские бригады» (BF). В-третьих, существует административное деление по областям деятельности (например, т.н. «ареи», «манипулы»).

В рамках «Живых сил» существует внутренний (элитный) круг - т.н. «носители секир», которые формируют высшее руководство. Их отличительным знаком является секира - обоюдоострый топорик со связкой прутьев (фашиной) вокруг рукояти. «Носители секир» также имеют несколько уровней «посвящения». Члены этой группы владеют наиболее полной информацией о целях Нового Акрополя и методах их достижения.

Больше всего для «Живых сил» подходит определение мистической военизированной организации. Значительный вклад в этот образ вносит наличие формы, деление на «манипулы» (название подразделений в римских легионах), строгая иерархия, дисциплина и «армейский» стиль проведения некоторых внутренних мероприятий.

Пропагандируя вовне стремление к сравнительному изучению религий, Новый Акрополь внутри имеет свою собственную, достаточно сложную религиозную систему, включающую мистические ритуалы и церемонии, обряды и различные атрибуты. В каждом национальном отделении Нового Акрополя существует собственный храм, построенный и оборудованный по единому принципу. В этих храмах проводятся ежедневные «службы» и некоторые другие церемонии.

Новый Акрополь организует свои отделения по принципу «государство в государстве» - собственная «армия», собственная религия, собственная «промышленность», собственные законы, традиции и праздники, собственный государственный язык. Дополняет этот список наличие герба, флага и гимна организации.

 

 

Новый Акрополь в России

В России Новый Акрополь существует с 1986 г. Его основателями были Елена Мусулин (Сикирич) и ее муж Антон Мусулин (позже он основал отделение Нового Акрополя в Украине). До приезда в Москву Елена Сикирич возглавляла отделение Нового Акрополя в Хорватии.

В настоящее время российское отделение Нового Акрополя является одним из самых больших в мире. Головная организация находится в Москве; филиалы организации находятся в Санкт-Петербурге, Новгороде, Твери, Калининграде, Самаре, Смоленске, Нижнем Новгороде.

Классическая Философская Школа «Новый Акрополь» зарегистрирована в 1996 г. в Департаменте общественных и межрегиональных связей Правительства Москвы как негосударственное образовательное учреждение. Также она имеет лицензию на дополнительное образование, выданную в 1999 г. Комитетом Образования Правительства Москвы.

В Москве Новый Акрополь арендует большое помещение детского сада (адрес: ул. Шипиловская д. 7). Кроме того, для лекций арендуются залы в центре Москвы. Основным источником финансирования Нового Акрополя является принадлежащая ему группа компаний «Кайрос», в которую входит несколько фирм: компания «Атанор» (поставщик презентационного оборудования и услуг, директор В.В. Карелин), рекламно-издательская группа «Алетейа» (директор Л.Ю. Сергиенко), фирма «Хнум» (производство предметов интерьера и дизайн, директор Д.А. Петров), телерадиокомпания «Альтаир-ТВ» (директор А.С. Букин). Другим источником средств являются: целевое финансирование со стороны коммерческих структур, ежемесячные взносы членов организации, а также личные пожертвования. Не исключено также наличие иных источников финансирования.

Деятельность Нового Акрополя в России в целом строится по общему для всех отделений принципу. Пропаганда доктрины и самой организации осуществляется посредством проведения публичных лекций, «научных семинаров», издания журнала «Новый Акрополь» и ряда книг, а также участия в отдельных радио- и телевизионных передачах. Кроме того, на создание позитивного имиджа в обществе направлены социальные, экологические и т.п. акции и программы. (В последние годы программы Нового Акрополя по охране природы и исторических памятников приобретают достаточно серьезный размах). Большинство подобных мероприятий проводится под эгидой Культурного центра «Новый Акрополь» (президент - Е. Сикирич, директор - А.В. Грошев).

Слушатели «Классической философской школы» обучаются по программе, включающей теоретические и практические занятия, а также различные праздники, экологические акции, экскурсии и т.п. Теоретические занятия представляют собой циклы лекций, проводимых раз в неделю для каждой группы слушателей. Новые группы слушателей формируются в среднем раз в полгода. Практическое обучение ведется в т.н. «направлениях»: мастерских прикладного искусства, «научных семинарах», студиях танца, музыки и т.д. «Классическая философская школа» в России насчитывает около 1500 слушателей.

В «Живые силы» (внутреннюю группу) российского Нового Акрополя входит от 150 до 200 человек. Структура «Живых сил» соответствует системе международной организации. «Национальным руководителем» (Mando National, MN) Нового Акрополя России является Е. Сикирич. Руководителем «Корпуса безопасности», а также заместителем Е. Сикирич является А.В. Грошев. «Женские бригады» возглавляет Т.В. Красильникова, «Трудовые бригады» - Д.А. Петров.

Е. Сикирич непосредственно подчиняются также: «Совет координаторов» (высшее руководство, определяющее стратегию и тактику внутренней и внешней деятельности организации); «Совет директоров» (руководители фирм, принадлежащих Новому Акрополю). В целом, высший круг руководителей включает менее 10 человек, являющихся «носителями секир» («секиричами») высокого уровня.

Второй ступенью высшего (первого) уровня пирамиды «Живых сил» является «Национальный совет». В него входят руководители крупных «направлений», групп слушателей и групп «Живых сил» («арей», «манипул»). Каждый из членов «национального совета» возглавляет команду членов «Живых сил» низших уровней. Все члены «национального совета» являются «носителями секир» («секиричами»).

Второй уровень пирамиды «Живых сил» составляют люди, возглавляющие мелкие «направления» (в рамках крупных) или другие локальные участки работы внутри Нового Акрополя. Они являются руководителями небольших групп слушателей и обычно небольшой команды «Живых сил» третьего уровня.

Третий (низший) уровень пирамиды внутренней группы составляют рядовые члены «Живых сил».

 

2. Символы и ритуалы Нового Акрополя

 

 

Различные элементы «эклектической» символики и ритуалики Нового Акрополя заимствованы из разных культур и времен. Прослеживать все эти заимствования – задача сложная и неблагодарная, поэтому мы выделим (в примечаниях) только некоторые из них, особое внимание уделяя совпадениям акропольской и нацистской (фашистской) символики, в связи с тем, что именно на основании символики Новый Акрополь обвиняется в неонацизме.

 

Орел

Основным символом Нового Акрополя является орел с поднятыми крыльями, стоящий на колесе, увитом дубовыми листьями, внутри которого расположены перекрещенные факел, перо и секира[1].

Согласно трактовке, принятой в Новом Акрополе, орел изображает «посвященного царя-жреца» в одеянии птицы. Колесо, на которое он опускается, – в одном из контекстов символ Земли, на которую будущий «мировой владыка» приносит «мистерии». Факел, секира и перо египетской богини Маат – символы неукротимой воли и справедливой борьбы «учеников»-акропольцев, сражающихся за приближение этого момента.  В основе этой символики лежат символы Анакса. Анакс по-гречески – царь, правитель, обладающий полной и безраздельной властью, как светской, так и духовной. Его основные атрибуты – орел и дубовые листья, символы власти и могущества, которые во все времена украшали царские гербы и гербы государств[2]. Считается, что в официальном логотипе Нового Акрополя также зашифровано слово Анакс (Anax). Очевидно, что эта имперская символика связана со всемирным характером деятельности Нового Акрополя и определенными претензиями на «мировое господство».

 

Флаги

На флаге Нового Акрополя в верхнем левом углу изображен черный символ «солнечного орла». Поле флага желтое, с расходящимися от изображения орла красными полосами, расширяющимися к периферии[3]. У каждой группы («логоса») Живых Сил (ядра Нового Акрополя) – Корпуса Безопасности, Рабочей Бригады и Женской Бригады – есть свой флаг, на котором изображена эмблема «логоса». На красном флаге Корпуса Безопасности изображены одна под другой две буквы S (верхняя – в форме древнегерманской руны «зиг» в виде молнии[4]), заключенные в овальную рамку (картуш). На оранжевом флаге Рабочей Бригады изображено колесо, спицы которого составляют крест в виде рук, сжимающих обод. На синем флаге Женской Бригады изображен корабль под парусом, заключенный в картуш.

 

Форма

Изначально Живые Силы Нового Акрополя делились на две части – Корпус Безопасности (испанская аббревиатура CS) и Рабочая Бригада (BT или BM)[5]. Форма Корпуса Безопасности – черная рубашка, черные брюки, черный галстук, черные ботинки. На левую руку надевается красная повязка с черной эмблемой CS. Форма Рабочей Бригады – коричневые рубашка, брюки, галстук и ботинки. Повязка оранжевая, с изображением символа BM.  Позже в Новом Акрополе «по просьбе трудящихся женщин» появился еще один «логос» – Женская Бригада (BF). Форма – синяя юбка и белая блузка. Повязка синяя, также с изображением символа BF.

Форма имеет ритуальное значение, на публике не демонстрируется и надевается только во время церемоний.

 

Секира

Секира (ликторский топор) – отличительный знак так называемых «носителей секиры» («секиричей»), элитного круга внутри Живых Cил Нового Акрополя, члены которого составляют руководство организации. В Римской Империи такая секира, ручка которой была обвязана снопом прутьев, неслась ликторами впереди колонны, сопровождавшей правителя, наместника или крупного чиновника, показывая тем самым их привилегию отдавать распоряжения от имени первого лица Империи. Позже, как раз из-за наличия связки прутьев, этот символ в Италии получил название «fascio» (фашина – пучок, связка), от которого и произошел всем известный термин «фашизм».

 

Приветствие

Официальным приветствием, принятым внутри Живых Сил Нового Акрополя, является жест вытянутой вперед и вверх рукой, раскрытой ладонью вперед.  Оно может исполняться в различных вариантах.

На церемониях человек падает на одно колено, бьет себя сжатым кулаком в область сердца и затем с силой выбрасывает руку одновременно с громким и коротким криком «Аве!», произносимом на мощном выдохе. Так приветствуется флаг, орел и другие символы Нового Акрополя.

Перед началом любых официальных встреч, занятий или собраний все присутствующие встают по стойке «смирно», старший группы, стоя лицом к аудитории, поднимает руку и произносит «Аве!», после чего все собравшиеся повторяют то же самое. Приветствие исполняется с военной четкостью.  При встрече членов Живых Сил в обычной обстановке (если поблизости нет посторонних людей) двое одновременно вскидывают руки навстречу друг другу, произнося «Аве!» (в Новом Акрополе России этот элемент этикета часто игнорируется).

 

Храм

В каждом помещении «национального отделения» Нового Акрополя имеется храм.  В московском отделении он располагается в подвальном этаже здания. Храм состоит из трех частей – «зала ладьи», «крипт» и центрального зала.  «Зал ладьи» располагается первым от входа и является своего рода притвором храма. В его центре на полу на зеркале установлен постамент, на котором стоит псевдоегипетская ладья с головами египетского бога Анубиса на носу и на корме; в открытом наосе (надстройке в центре ладьи) устанавливается лампада; за наосом стоит статуэтка «ка» (египетское изображение «двойника» человека)[6][6].

На четырех стенах зала находятся египетские рельефы, содержащие иероглифические «охранные заклинания».

Потолок «зала ладьи» и всех остальных частей храма расписан «египетскими» пятиконечными звездами. Из зала две «потайные» двери ведут в «крипты» – маленькие комнаты, предназначенные для индивидуальных ритуалов.  Четыре «крипты» окружают круглый центральный зал, из каждой «крипты» в него ведет дверь.

В «крипте учителей» расположена статуя греко-римского божества Сераписа, внушительных размеров бюст Хорхе Анхеля Ливраги и гипсовый слепок его руки. Также там стоят небольшие портреты Блаватской и Шри Рама (президента Теософского общества, который считается учителем Ливраги).  В «крипте BF» (Женской Бригады) в специальных нишах находятся статуи римской богини Весты (держащей в руках светильник с огнем BF) и греческой Афродиты. Между нишами стоит флаг BF, напротив него на стене висит меч, увитый цветами. Стены крипты синие, освещение – насыщенного синего цвета.  В «крипте CS» (Корпуса Безопасности) в нишах стоят статуи египетского бога Осириса и греческого божества Ареса (или римского Марса). У статуи Ареса располагается светильник с огнем CS. Кроме того, в крипте стоят небольшие статуэтки египетского бога Анубиса и змея в форме буквы S. На стене – ритуальный меч, используемый во время церемоний. Стены крипты красные, освещение – ярко-красное.

В «крипте BM» в нишах стоят статуи греческого бога Гефеста и египетского бога Птаха. Рядом стоит статуэтка скарабея и фанерный куб с землей. На стене висит большой двуручный меч. В углу крипты стоит «макет» алхимической печи – «атанора». Стены крипты коричневые, освещение – желтое.

Центральный зал круглый, с небольшой прямоугольной нишей. В нише на стене помещен бронзовый орел (символ Нового Акрополя), там же стоят египетская статуя Хор-па-хереду (Харпократа, Хора-младенца, которую в Новом Акрополе почему-то называют «ученик») и флаги Нового Акрополя. В центре зала расположен глубокий круглый колодец с водой. Сверху колодец закрыт невысоким контейнером с песком, привезенным из Египта и смешанным с песком из крипты Ливраги. На контейнере стоит алтарь в форме египетского столба «джед», на нем расположена бронзовая чаша для «жертвоприношений». На стенах изображены египетские божества и сцена «взвешивания души» из египетской «Книги Мертвых»[7]. Потолок крипты куполообразный. Строго по оси колодца через все этажи здания проходит труба, которая теоретически должна проводить на алтарь свет Сириуса в моменты совершения церемоний.  В целом этот храм является прекрасным отражением нелепой и запутанной религиозной системы Нового Акрополя, сочетающей в себе всевозможные элементы, вырванные из контекста разных культур и скрепленные выдуманными атрибутами и правилами. Известный философ 19-го века Павел Флоренский считал эклектику такого рода началом загнивания общей культуры человечества.

 

Ночное «дежурство» в храме

Эта церемония совершается каждую ночь, начинаясь строго в полночь. В «дежурстве» участвуют 4 человека: один «секирич» и три представителя «логосов» (CS, BM и BF).

Все участвующие надевают форму, повязки, берут свои личные эмблемы и заходят в храм. Все перемещения в храме осуществляются строго против часовой стрелки.

В «зале ладьи» участники обходят вокруг ладьи, ставят к наосу с зажженной лампадой свои эмблемы и садятся вокруг нее по одному человеку с каждой стороны в «позу ученика» (на коленях, сидя на пятках, с прямой спиной).  Все заполняют собственные «дневники», записывая туда отчет за день о проделанной физической и духовной работе. Затем в течение 10-15 минут выполняется упражнение по концентрации взгляда на «точке» – горящей ароматической палочке. В ходе этого упражнения нельзя моргать и отводить взгляд; если не получается, то упражнение следует повторить. После этого каждый проходит в крипту своего «логоса» для индивидуальной «службы» («секирич» дежурит в «крипте учителей»).

В крипте человек ставит свою эмблему к флагу, выполняет ритуальное приветствие статуй божеств, огня и флага, садится в «позе ученика» и в течение 20-30 минут читает тексты из специальной папки (статьи Хорхе Ливраги, Делии Гузман, Елены Сикирич). После этого выполняется «общение с флагом логоса» и размышления на «ученические темы» (их список приводится в специальной инструкции). В завершение производится смена огня (меняется фитиль и доливается масло в лампадку), читается «Молитва ученика» (текст, написанный Ливрагой) и совершается «жертвоприношение» (если человек считает, что оно заслужено) – в чаше сжигается листок бумаги с изложением дел, проявленных качеств и т.п., расцениваемых как «жертва».  «Секирич» совершает (обязательное) «жертвоприношение» в центральном зале, где он также приветствует орла, стоя перед нишей, и читает «Молитву ученика». После «секирича» в центральный зал имеют право зайти из своих «крипт» те, кто совершил «жертвоприношение»: они обходят против часовой стрелки вокруг алтаря и приветствуют орла, стоя напротив ниши по диаметру зала.

После завершения дежурства все собираются в «зале ладьи», записывают в специальный журнал «откровения», посетившие их в процессе дежурства, и производят уборку в храме. Вся служба длится в среднем 2-3 часа. После этого те, у кого есть деньги на такси, отправляются домой, у кого нет – остаются спать в помещении Нового Акрополя.

Каждый член Живых Сил обязан проходить подобное «дежурство» примерно раз в месяц.

 

Sol Invictus / День умерших акропольцев

Церемония проводится в день зимнего солнцестояния, 21 декабря. Название праздника происходит, очевидно, от титула «Непобедимое Солнце» римского бога Митры, рождение которого отмечалось в период зимнего солнцестояния; увеличение продолжительности светового дня воспринималось как возрождение солнечного божества. Кроме того, отмечается «День умерших акропольцев», основанный на представлениях о том, что в период зимнего солнцестояния открываются «врата богов» и на землю нисходят божественные сущности и души умерших. Это не столько дань памяти, сколько констатация того, что умершие акропольцы так же, как и живые, работают на благо идеала Нового Акрополя, только в мире ином.

Церемония начинается с того, что все члены Живых Сил в форме заходят в зал, выстраиваясь по «логосам». «Секиричи» занимают первые ряды. На сцене стоят флаги, у которых периодически меняется «почетный караул». Длинный список умерших акропольцев всего мира, начинающийся именем Хорхе Анхеля Ливраги, зачитывается вслух перед стоящими членами Живых Сил. Также зачитывается текст Ливраги «День умерших акропольцев» и в конце произносится «Молитва ученика»[8].

В 1999 году, в день открытия нового храма, была сделана попытка более «серьезно» подойти к церемонии Sol Invictus. Мужская церемония проводилась в зале ладьи, женская – отдельно в большом зале. В этих церемониях были введены дополнительные элементы: ритмичное синхронное круговое движение против часовой стрелки в такт музыке и синхронное издавание звуков – «волчьего воя» у мужчин и «скорбного плача» у женщин.  Также в ночь солнцестояния в храме проводится особая церемония «секиричей».

 

Встреча весны

Объясняемая официально суть праздника – «возрождение солнца» в момент астрономического равноденствия. Считается, что Солнце как «великий учитель» в ночь равноденствия сражается (в некоем аналоге загробного мира) с силами тьмы и хаоса и выходит победителем из этого сражения, обновляясь и принося земле свой возрождающий свет. Задача церемонии – «помочь» Солнцу в его борьбе, символически и духовно участвуя в ней на земле[9]. Заранее из снега (в ближайшем Подмосковье) строятся специальные ритуальные сооружения. В открытом поле возводится гигантский «лабиринт», ориентированный на точку восхода солнца. Проход между двумя сфинксами и обелисками ведет к спирали, закрученной против часовой стрелки к центру. В центре возвышается шестигранный алтарь, на котором стоит чаша с огнем и «солнечное колесо» (деревянное колесо со спицами). В лесу в снегу оборудуются «ямы» и «крипта».

Вечером 20 марта все члены Живых Сил едут «встречать весну». Люди располагаются в «ямах» вокруг костров (ямы предназначены для того, чтобы со стороны не было видно огня); в каждой «яме» один из руководителей ведет беседу на «ученические» темы. Примерно за 4 часа до рассвета начинается церемониальный «проход через 4 часа», соответствующие «этапам пути Солнца» в ночь равноденствия. Эти этапы-часы носят названия по порядку:

«Подготовка», «Сомнения», «Борьба», «Победа». Живые Силы делятся на 4 соответствующие команды (по принципу «кому какой этап актуален»). Каждая команда в свой час отправляется в «крипту» (примерно такую же яму, только прикрытую сверху лапником, в которой сооружены скамьи и установлены символы Нового Акрополя). В течение «часа» (реально около 40 минут) в «крипте» все по очереди под руководством одного из лидеров читают тексты (цитаты из Блаватской, Ливраги и Гузман), соответствующие названию и сути этапа.

Примерно за час до восхода солнца все отправляются к лабиринту, где происходит основная церемония. Всем раздают по одному цветку гвоздики (женщинам – белые, мужчинам – красные). Возле каждого из флагов Нового Акрополя, установленных перед лабиринтом, встает «часовой» соответствующего «логоса» (у орла – «секирич»); периодически они сменяются. Все по очереди (первой идет Елена Сикирич) проходят между снежными сфинксами и обелисками к лабиринту. Проходя между обелисками, каждый получает из рук впереди идущего горящий факел и передает его идущему следом. (Кроме того, шесть факелов установлено равномерно по внешнему радиусу лабиринта). Друг за другом люди проходят по спирали к центру, где вставляют свой цветок в «солнечное колесо» и салютуют горящему в чаше огню (опустившись на колено, вскинув руку с криком «Aве!»). Затем по радиальным проходам лабиринта люди отходят на внешний круг. Церемония должна закончиться (и все распределиться по внешнему кругу) к моменту появления на горизонте солнечного диска. Восходящее солнце приветствуется возгласом «Aве!» с поднятой рукой; после этого все, держась за руки, бегут по кругу против часовой стрелки с возгласами «Ио»[10][10]. По окончании «официальной части» происходит массовое «братание»: все обнимаются, целуются и всячески выражают восторг и всеобщую любовь, после чего возвращаются в Москву.

 

День Учителей, или День Белого Лотоса

Праздник отмечается 8 мая, в день смерти Е.П. Блаватской. Он также условно приурочен к «полнолунию мая» (которое считается, например, днем смерти Будды). Объясняется, что, по восточной легенде, каждый год в этот день великие учителя задают вопрос, «готово ли человечество войти в Нирвану».  Задачей церемонии является подтвердить верность учеников своим учителям, готовность служить им и быть всегда в их распоряжении.  В церемонии участвуют все члены Живых Сил. Церемония происходит в большом зале, на сцене которого установлена чаша с горящим огнем (зажженным от огня, постоянно горящего в храме), пятилучевая звезда, составленная из белых цветов, личный штандарт Хорхе Анхеля Ливраги (голова египетского бога Анубиса и буквы JAL на зеленом фоне) и портрет Е.П. Блаватской.  Первая часть церемонии заключается в «концентрации на глазах ХАЛа (Ливраги)». На сцене зала устанавливается большой экран, на который проецируется фотография Ливраги; в течение примерно 10-15 минут все сидящие в зале должны концентрировать взгляд на глазах «учителя» и «передавать» ему так называемое состояние «presente» (исп. «присутствую», «здесь», например в военном докладе; в Новом Акрополе это переводится как «в распоряжении»).

Во второй части церемонии от огня, горящего в чаше, зажигается лампада и передается от конца зала к сцене, проходя через каждого члена ЖС. Эта передача огня символизирует неразрывность цепочки учителей и учеников.  Если лампада гаснет в процессе передачи, она снова зажигается от огня в чаше и заново передается с самого конца. В процессе передачи лампады три руководителя «логосов» (BF, BM и CS) читают вслух соответствующие случаю цитаты из текстов Блаватской, Ливраги и Гузман (например отсюда [«Полнолуние мая»]). Когда лампада доходит до сцены, она передается Елене Сикирич, которая произносит «Молитву ученика» и приветствует огонь, изображение орла, флаг Ливраги и портрет Блаватской (опускаясь на колено, вскидывая руку с возгласом «Ave! Presente!»). Затем все члены Живых Сил, по очереди подходя к сцене (начиная с руководителей высших уровней), так же приветствуют все символы. На этом церемония заканчивается.  Ночью 8 мая проводится также особая церемония «секиричей». Несколько лет назад «церемония Белого Лотоса» проводилась также и для слушателей Нового Акрополя, после лекции о великих учителях. Она заключалась в том, что под чтение соответствующих текстов из зала на сцену по цепочке передавались белые цветы гвоздики, которые вставлялись в каркас пятилучевой звезды. В последние годы (по причине неоднозначного восприятия слушателями этого мероприятия) от проведения этой церемонии отказались.

 

День смерти Хорхе Анхеля Ливраги

7 октября, день смерти основателя Нового Акрополя, отмечается 24-часовой непрерывной серией «дежурств» в храме. Эта серия «дежурств» называется «цепочкой» и призвана восстановить единство учеников со своим учителем, пребывающим в мире ином (и, возможно, преследует какие-то другие «мистические» цели).

«Цепочка» начинается в полночь с 6 на 7 октября церемонией, в которой участвуют все «секиричи». Затем в течение суток в храме сменяются команды членов Живых Сил, читающих тексты Ливраги и Гузман (например этот) перед личным штандартом Ливраги (у которого стоит «на карауле» один из членов Живых Сил). Каждое дежурство заканчивается чтением «Молитвы Ученика».  Завершается «цепочка» в полночь с 7 на 8 октября церемонией «секиричей» под руководством Елены Сикирич.

 

Церемония принятия в Живые Силы

Церемония принятия в Живые Силы новых членов проводится, как правило, 1-2 раза в год. В церемонии принимают участие новообращаемые «кандидаты» и их личные наставники – «крестные». «Кандидаты» из иногородних филиалов Нового Акрополя приезжают в Москву вместе со своими «крестными» для прохождения этой церемонии. Каждый из «кандидатов» готовит личную эмблему – рисунок на маленькой квадратной дощечке (призванный отражать внутреннюю суть этого человека).

Церемония проводится в храме, в «зале ладьи», перед флагами Нового Акрополя, орлом и чашей с горящим огнем. Проводит церемонию Елена Сикирич.  Церемония напоминает средневековый обряд посвящения в рыцари (с той разницей, что в рыцари изначально посвящали не в храме, а на поле боя).  Каждый «посвящаемый» из группы выходит к флагам и чаше, приветствует их в строгой последовательности, затем читает заученное наизусть «обещание члена Живых Сил». Затем Елена Сикирич кладет руки поочередно на лоб и сердце кандидата, пристально смотрит ему в глаза, после чего тот встает на колено, а она прикасается острием ритуального меча к его плечу, совершая собственно посвящение. Опять звучит приветствие, и новый член Живых Сил встает в группу уже принятых. После церемонии все поднимаются в главный зал, где их поздравляют все члены Живых Сил[11]. Церемония посвящения в «секиричи» проходит примерно аналогичным образом, за исключением некоторых деталей. «Секиричи» дают уже не обещание, а клятву служения Новому Акрополю. Проводит эту церемонию Делия Гузман во время приездов в российское отделение. После церемонии посвящения в «секиричи» происходит церемония, на которой присутствуют все члены Живых Сил. Она носит название «Ночь факелов». В ходе церемонии все «секиричи» поднимают так называемый «римский тост» – по очереди выпивают до дна бокал вина, на дне которого прикреплен листок бумаги с написанным на нем именем божества (как правило, греческого или римского), и произносят тост, обращенный к этому божеству.

      

3. Новый Акрополь - технология манипуляций

 

Известный специалист по деструктивным организациям Е.Н. Волков в своей статье «Методы вербовки и контроля сознания в деструктивных культах» («Журнал практического психолога»,  М.: Фолиум. 1996. # 3. С. 76-82.; статью можно прочитать здесь) изложил типичную схему контроля сознания, применяемую в тоталитарных организациях. Новый Акрополь практически полностью подпадает под эту общую схему, мало чем отличаясь от прочих многочисленных деструктивных культов и сект, методы работы которых (в отличие от идеологии) разнятся, как правило, лишь в нюансах.  Волков разделяет методы культов по трем этапам: вербовка, обращение в полного приверженца и поддержание верности обращенных. Применительно к Новому Акрополю эта схема выглядит несколько иначе.  Новый Акрополь привлекает в свои ряды новых людей не за счет работы вербовщиков, как многие другие подобные организации, а в основном путем проведения лекций на интересные для публики темы (древние культуры, психология и т.п.). Описанные Волковым тактики вербовки соответствуют, скорее, методике общения в Новом Акрополе со слушателями (теми, кто ходит на лекции и практические занятия и еще не является членом внутренней группы, ядра организации).

Два других этапа - обращение в полного приверженца и поддержание верности обращенных - в Новом Акрополе не разделяются столь явным образом. Методы, соответствующие обоим этим этапам, применяются и к членам ядра организации, и к «кандидатам» на вступление в ядро, и отчасти к слушателям - разница только в степени воздействия. Именно эти методы мы и рассматриваем здесь на примере ядра (внутренней группы, именуемой «Живые силы») Нового Акрополя Москвы.

Текст Волкова далее везде выделен курсивом.

Контроль времени и деятельности (поведения), то есть подчинение ...  рассчитанному строгому временному графику, в пределах которого каждый момент связан с физически и эмоционально напряженной деятельностью. Это оставляет мало времени или вовсе его не оставляет для уединения и размышления. Такой график может включать: лекционный марафон, длительные заседания - встречи группы, интенсивные консультации один на один, произвольные танцы или энергичные виды спорта, гипнотические упражнения, создание отчетливых зрительных образов (визуализация), медитация, монотонное пение, жаркие молитвенные собрания, недостаточные сон и еда.  Результаты: пониженная психологическая защита, уменьшившееся внимание, физическое и эмоциональное истощение, ослабленная способность критически оценивать группу, трансоподобные состояния, которые часто являются отвлекающими и делают человека в высшей степени поддающимся внушению.  Ежедневная нагрузка среднестатистического акропольца из ядра превышает нагрузку «обычного» человека примерно вдвое. Помимо занятости на работе (или учебе) у него есть обязанности в Новом Акрополе, которые требуют его систематического пребывания в помещении организации в Орехово.  Официально от рядовых членов ядра требуется работать в Новом Акрополе минимум два раза в неделю; однако на практике в российском отделении люди, придерживающиеся такого графика, считаются пассивными и на них «ставится крест» (то есть, например, они никогда не станут руководителями и могут быть только исполнителями указаний вышестоящих; кроме того, они чувствуют себя «выпавшими из жизни школы», а это ощущение довольно болезненно).  Руководители низшего уровня обычно работают в Новом Акрополе каждый вечер в рабочие дни и все выходные полностью. Руководители среднего и высшего уровня, как правило, «живут» в Новом Акрополе практически круглосуточно: обычно у них нет обязанностей вне организации (семейные пары образуются из акропольцев, связи с родственниками практически не поддерживаются, работает большинство руководителей в акропольских фирмах или других структурах).

Обычно каждую субботу в Новом Акрополе проводятся длительные общие встречи ядра, затем встречи по небольшим группам, и остаток дня посвящается практической работе. Таким образом, как минимум один из двух выходных дней человек обязан проводить в Новом Акрополе.

Проведя (рабочий) день на работе и вечер в Новом Акрополе, домой человек приезжает обычно на последнем поезде метро (если не живет в Орехово, где располагается помещение Нового Акрополя, - очень многие акропольцы переезжают в этот район). Зачастую у него есть также «домашняя работа», связанная с Новым Акрополем. Перед сном каждый акрополец из ядра должен проанализировать прошедший день, заполнить «табличку» (около 30 пунктов требований) и сделать запись в дневнике. Таким образом даже то короткое время, которое человек проводит «наедине с собой», строго регламентируется: он должен размышлять на строго заданные темы, связанные с оценкой своего соответствия критериям «ученика» (понятие «ученик» является одновременно и обозначением членов ядра, и определением того идеала, к которому они должны стремиться путем самосовершенствования).  Кроме того, упомянутые «таблички» во многом определяют и весь день акропольца: в них регламентируется время сна, приема пищи, требуется контролировать эмоции, мысли и проживать день интенсивно (то есть каждый момент должен быть посвящен либо конкретной работе, либо размышлениям на заданные темы). «Пустое время» (поездки на транспорте, вынужденное ожидание и т.п.) настоятельно рекомендуется заполнять чтением «правильной» литературы и «возвышением сознания» (упражнениями по «визуализации» образа основателя организации «учителя» Хорхе Анхеля Ливраги и других «священных образов», связанных с Новым Акрополем), а также размышлениями на темы: «какой я ученик?», «каковы мои недостатки?», «чего от меня ожидает учитель?» и т.п.

Информационный контроль; ограниченный доступ к внешним источникам информации или его отсутствие. Результаты: Нет противоположных точек зрения, чтобы стимулировать критическое мышление о культе. Укрепление представления, что сомнения относительно группы отражают недостатки сомневающегося, но не группы.  Чтение «внешкольной» литературы (книг, газет и т.п.) и регулярный просмотр телевизионных программ в Новом Акрополе не запрещается напрямую, но активно не приветствуется. Например, от авторитетных руководителей часто можно услышать фразы типа «это отупляет», «лично я смотрю по телевизору только новости», «зачем тебе читать эту ерунду?» и т.п. Принята точка зрения, что чтения трудов Е.П. Блаватской и других теософов, Х.А. Ливраги, Д.С. Гусман (нынешнего руководителя международной организации Новый Акрополь) и журнала «Новый Акрополь» абсолютно достаточно для «всестороннего развития личности». Собственно говоря, даже на чтение этой литературы у акропольцев, как правило, не хватает времени.  Информационный контроль внутри самого ядра достаточно эффективен благодаря двум принципам: жесткой иерархической структуре и умело проводимой пропаганде. Иерархическая структура организации практически полностью исключает попадание «ненужной» информации от верхнего уровня к нижнему, а четкая организация встреч и других мероприятий ограничивает распространение информации на горизонтальных уровнях. (Например, до сих пор большинство членов ядра не знают, что у Ливраги была жена, не говоря уже о том, что она являлась соруководителем организации и была изгнана из нее, когда Ливрага решил стать единоличным лидером).  Фактически, люди общаются только внутри своих подразделений и, как правило, только на «философские» и «производственные» темы. В рамках ядра между людьми, работающими в одном подразделении, иногда складываются доверительные дружеские отношения, формируются относительно неформальные компании. Однако такие компании сознательно разрушаются: периодически людей переводят в разные подразделения, в условиях дефицита времени общение в рамках старой компании становится практически невозможным, и она распадается. Примерно за 2-3 года формальная организационная структура ядра меняется практически полностью.

Еще одним фактором, ограничивающим распространение информации, является банальное доносительство, заложенное в самой системе. Руководители регулярно пишут отчеты о своих подчиненных, и любое сказанное слово может быть зафиксировано и оценено. Нередко и друзья человека рассказывают руководителям о его «сомнениях» и «заблуждениях», чтобы те смогли «помочь» ему.

Распространение слухов в Новом Акрополе также взято под контроль довольно элегантным способом: нужное количество слухов формируется руководителями в той степени, в которой это необходимо для восполнения информационного голода. Вся информация, поступающая из «внешнего мира», регулярно комментируется и разъясняется на собраниях ядра. Например, когда в 2000-2001 годах довольно большое количество членов ядра покинуло организацию, оставшимся строго не рекомендовали общаться с ними, а для надежности через систему слухов и намеков объявили, что ушедшие «строят козни против Акрополя».

Еще один важный фактор, ограничивающий распространение информации, закладывается буквально на уровне подсознания. Начиная с периода «кандидатства» (подготовки к вступлению в ядро) людей приучают скрывать «тайны». Будучи «посвященными» в скрываемую символику, ритуалы и методы «работы с людьми», члены ядра вынуждены врать своим родственникам и простым слушателям и убеждать их в том, что Новый Акрополь является просто «культурным центром» и «философской школой». В лучшем случае большая часть информации просто замалчивается. В результате у человека формируется мощный внутренний запрет на выдачу любой информации, не предназначенной для «посторонних ушей». Сохранение секретов дополнительно обеспечивается тем, что «посвященность в тайны» повышает внутреннюю самооценку человека, вызывая у него ощущение «избранности».

Манипуляция языком[12]. Это может быть осуществлено путем приписывания новых и дополнительных значений обычным словам. Дополнительная тактика включает: использование особенного словарного запаса (например, искусственные слова и фразы); введение иностранного языка(ов) в разговор и пение; стремление отбить охоту к «банальному» разговору о некультовой деятельности, интересах и идеях; ограничение выражения личных мыслей и чувств о своем прошлом и будущем.

Результаты: Вербуемые чувствуют себя посвященными в исключительный язык, словарный запас и новое знание. Они начинают ощущать себя более удобно, общаясь с культистами, и, в конце концов, как только этот язык становится частью их повседневной речи, чувствуют себя заторможено в общении с людьми вне культа, которые явно не могут этого понять. Это вносит свой вклад в поляризованный менталитет «мы-они», причем … новообращенные начинают больше отождествлять себя с культом и меньше - с некультовым миром.  Внутри Нового Акрополя существует свой слэнг и устойчивая терминология.  Например, для именования членов ядра («Живых сил») в бытовой обстановке используется аббревиатура ЖС или слово «наш» («наши»). Слушателей называют «членами» (зачастую с легким пренебрежением), а тех, кто не имеет никакого отношения к Новому Акрополю, - «внешними». Новый Акрополь именуется просто «Акрополь» или «школа». Все, что не входит в рамки организации, называется «внешний мир». Специальные названия существуют для большинства реалий организации: «стаж», «совет ГЦ», «направление», «манипула» и т.п.  Например, если слушатель во время дня открытых дверей спросит: «А какие еще кружки существуют в Акрополе?», на него посмотрят, как на врага, и объяснят, что кружки - в Доме пионеров, а «Деревообработка» - это «направление», потому что оно дает возможность практического применения философского подхода… и далее лекция минут на 10.  К этому списку нужно добавить ряд терминов, являющихся калькой с испанского языка (международного языка Нового Акрополя, на котором написаны все тексты его лидеров): «анимация», «формация», «арея», «декрет», «эмэн» (MN, Mando National - «Национальный руководитель»), «цеэс» (CS, Cuerpo Seguridad - «Корпус безопасности») и т.д.; эти термины применяются только внутри ядра.

Огромное количество слов получают новый смысл, расширенный или измененный по сравнению со словарным значением. «Идеал», «путь», «вдохновение», «мечта», «жертва», «обет», «рыцарь», «дама», «остров» - лишь несколько из множества таких понятий, за каждым из которых для акропольца стоит целая этико-философская система. Например, «мечта» (или «архетип», это уже вариации на тему Юнга) - это некая божественная сущность, которая живет «за пределами материального мира, но вдохновляет и дает толчок для развития всего, что в этом материальном мире существует», которую необходимо стремиться «уловить», «призвать» и воплотить (это самое короткое из возможных определений термина).

Кроме того, существует очень много слов, заимствованных из лексикона оккультистов: «кама-манас», «астрал», «акаша», «прана» и т.д. Их значение в основном совпадает с теософскими трактовками, но часто имеет особую окраску (так, при встрече - заведомо маловероятной - с теософами или рериховцами акрополец вряд ли сможет свободно общаться с ними на оккультные темы из-за своеобразия употребления терминов).  Помимо того, что все это в совокупности создает особый язык, практически непонятный для «непосвященных» и усиливающий изоляцию его носителей от «внешнего мира», подобные устойчивые выражения и связанные с ними смысловые системы очень эффективно используются для манипуляций. Например, термины, упрощенно описывающие психику человека, позволяют свести все происходящие в ней процессы, мысли, идеи, вопросы и т.п. к набору штампов типа «накручивание» (теоретически - «циклическая» идея, к которой постоянно возвращается сознание; практически так называют любые мысли, связанные с недовольством, сомнениями и т.п.) или «астральные феньки» (под это описание подходят любые «нежелательные» эмоции и чувства). На ту же мельницу льют воду используемые в «нужном» контексте понятия «карма», «испытание», «энтузиазм», «братство», «единство» и т.д. и т.п. Например, то, что человек воспринимает как незаслуженную обиду, непомерную нагрузку или несправедливость любого другого рода, ему преподносят как «испытание на ученическом пути, которое нужно преодолеть, чтобы стать сильнее».  Понятие «ученик» вообще является универсальным: образ «настоящего ученика» в каждом случае наделяется теми качествами, которые от человека требуют проявить.

Отучивание от критического, рационального мышления. Например, многие культы отделываются от сомнений, критики и вопросов культистов утверждениями типа «Все станет ясно со временем» или угрозами типа «В корне всякого сомнения Сатана», или увещеваниями вроде «Если ты хочешь узнать Бога, ты должен выйти за пределы рациональности».  Результаты: Вербуемые испытывают чувство вины из-за сомнений, вопросов или использования своих интеллектуальных способностей для оценки культа.  Многие даже начинают рассматривать свой разум как нарушителя спокойствия, генератор ядовитых сомнений, оружие Сатаны и тому подобное.  В Новом Акрополе используются все три метода. «Все станет ясно со временем» звучит обычно в контексте того, что человек находится не на том уровне, чтобы видеть и понимать все - это могут только руководители, ему же остается только абсолютно доверять им и подчиняться их указаниям, продиктованным «высшим смыслом» и «высшей необходимостью». «Не видя целого» (этот вид доступен только с вершины иерархической пирамиды), человек не имеет права судить и критиковать.

«В корне всякого сомнения» кроется не Сатана, а, чаще всего, коварный кама-манас (оккультный термин, обозначающий рациональный человеческий ум), который является источником иллюзий и приводит «ученика» к ненужным рассуждениям и заблуждениям. Доверять ему нельзя, полагаться на него глупо; фактически, это тот же «Сатана», живущий внутри человека и искушающий его, желая сбить с пути истинного. Ум можно лишь использовать как инструмент для решения практических задач, «продиктованных духом».  «Если ты хочешь узнать» учителя, стать настоящим учеником, «ты должен выйти за пределы рациональности» - обычно это звучит как «слушать свое сердце», «свой внутренний голос», «интуицию» и т.п. Считается, что, в отличие от ума, «сердце», ассоциируемое с духом (бессмертной душой) человека, является источником единственно верных «импульсов» для прогрессивного развития. При этом способность «слышать внутренний голос», который часто приравнивается к «голосу учителя», зависит от того, насколько «хорошим учеником» является человек. То есть руководители заведомо обладают этой способностью в гораздо большей степени, чем рядовые члены ядра. Поэтому человеку нередко напрямую советуют свое-то сердце слушать, но не особенно на него полагаться, а полностью доверять только своим руководителям.

Вообще слово «критика» в Новом Акрополе является практически ругательством. «Критиканство» стоит на первом месте в списке качеств, недопустимых с точки зрения «кодекса чести акропольца». Критика априори считается проявлением личных амбиций и признаком того, что человек является «плохим учеником».

Например, человеку, критикующему своего руководителя за идиотизм, авторитарность, грубость и т.д., будет сказано, что хороший ученик, для которого важно братство, единство и осуществление великого идеала, никогда не опустится до критики. Он полностью доверяет своим руководителям, во всем подчиняется им и старается быть «на одной волне» с ними. Схема банальна: 1) руководитель всегда прав; 2) если руководитель не прав, см.  пункт 1 - и старайся исправлять свои многочисленные недостатки, которые мешают тебе разглядеть подлинную чистоту и величие его души.  Нужно отметить, что провозглашаемые критерии, по которым людей продвигают по иерархической лестнице, поддаются самой разнообразной интерпретации. На практике руководителями становятся те, кто во всем безоговорочно подчиняется вышестоящим и умеет говорить красивые слова. Что ни в коей мере не способствует «карьерному росту», так это здравый смысл и профессионализм («профессионал» - тоже род ругательства в Новом Акрополе).  Поэтому когда, к примеру, руководителем одного из «направлений» становится человек совершенно бездарный и абсолютно не имеющий собственного мнения, здравомыслящему профессионалу, оказавшемуся его подчиненным, обеспечена невероятно сильная «ломка» - как внутренняя, так и внешняя (в виде воспитательных бесед со стороны руководства), ведущая в итоге к полной утрате критериев «нормального человека» и недоверию к собственному рассудку.

Обучение и чрезмерное использование методик, вызывающих транс, таких, как медитация, молитва, монотонное пение, самогипноз и говорение на языках.  Результаты: Подобные методики могут иметь своим результатом: подавление мыслей, чувств и сомнений; ослабленную интеллектуальную и критическую способность; подчас психопатологию.

Обратите внимание: Эти методики сами по себе не вредны при умеренном, уместном и строго контролируемом (профессиональным врачом или психологом) применении. Они причиняют вред в деструктивных культах потому, что используются для подавления самостоятельного здравого мышления, а не для понимания и «проработки» умственных затруднений.  В Новом Акрополе используется ряд подобных методов, хотя чаще всего они не приводят к трансу в полном смысле этого слова; скорее это можно назвать «измененным состоянием сознания». В основном это визуализация образов.  Например, во время «испытаний» в 1999 году каждый член ядра ежедневно должен был выполнять такое «упражнение»: вообразить фигуру Хорхе Анхеля Ливраги в центре акропольского храма, услышать от него оценку того, как человек проходит «испытания», и получить ответ на вопрос «чего от меня хочет учитель?». Были и другие психические «упражнения» такого рода.  Исходя из того, что «испытания» 99-го года были попыткой «прожить» в сжатые сроки квинтэссенцию долгосрочной воспитательной программы, разработанной Д.С. Гусман, можно предположить, что подобные «упражнения» планируется постепенно все больше вводить в повседневную жизнь «учеников».  Официально их целью является «развитие творческого (деятельного) воображения» и «перерастание» собственной личности, предоставление себя в распоряжение «учителя» (как инструмента для проявления «божественной» воли).

Существует также упражнение под названием «домик», которое выполняется ежедневно. Человек должен в мельчайших подробностях вообразить природный ландшафт, свой дом в нем, путь к этому дому и его интерьер. Один раз «созданные» в воображении, эти ландшафт и интерьер должны оставаться неизменными. В «дизайне» воображаемого дома должен обязательно соблюдаться ряд заданных элементов - например, окно должно быть единственным (в отличие, например, от аналогичного упражнения, предлагаемого М.  Норбековым, у которого окна выходят на все стороны света), никаких лестниц и т.д. В «домике» можно слушать музыку, размышлять и т.п. Это упражнение могло бы стать хорошим приемом психологического отдыха и разрядки, если бы не одно «но»: в «домике» в обязательном порядке должны присутствовать символические предметы, связанные с идеалом Нового Акрополя, а размышлять в нем рекомендуется на «ученические» темы.

Не являются визуализацией как таковой, но также направлены на усиление погруженности в «особую реальность культа» элементы так называемого «возвышения сознания», которые человек должен выполнять каждый раз, когда у него ослабевает энтузиазм, возникает подавленность, депрессия и т.п. Он должен вспоминать то, что его «больше всего вдохновляет» в Новом Акрополе, - его «высокую миссию», лица «учителей», «мистическую» атмосферу церемоний и т.п. - то есть все то, что вызывает состояние «все фигня, кроме пчел» (то есть все личные проблемы являются глупыми и мелкими по сравнению с идеалом Нового Акрополя).

Элементы медитации присутствуют в ночных церемониях в храме, в которых систематически участвуют все члены ядра. После 10-минутной концентрации взгляда на светящейся точке (горящей аромапалочке) и чтения «возвышающих сознание» текстов человек «общается с флагом» - то есть настраивает себя на определенную «волну», соответствующую «вибрациям» структуры, которой он принадлежит (например, для «Корпуса безопасности» это принцип рыцаря, воина: сражение, бдительность, готовность умереть за идеал и т.п.), и пытается соотнести себя с этими принципами, прочувствовать и сохранить их в себе. Судя по записям в специальном журнале, заполняемом после церемонии, некоторые члены ядра в храме «видят» учителя и «общаются» с ним; вообще большинство записей носит восторженно-мистическо-героический характер.

Ряд элементов «изменения сознания» присутствует и в общих церемониях ядра:

торжественная музыка, запах ароматических веществ (ладана, восточных благовоний), одинаковая форма одежды, горящий «священный огонь», ритуальный характер действий ведущего церемонию - все это в совокупности оказывает достаточно сильное воздействие на психику.  Исповедальные сессии, во время которых культистов принуждают выдавать крайне личную информацию о прошлых и настоящих проступках и грехах, реальных или воображаемых.

Результаты: Вербуемые, которые открывают такую информацию, могут испытывать начальное чувство вины и стыда, а затем ощущение облегчения после признания. Они могут даже стать зависимыми от этой самоопорочивающей деятельности как от способа облегчения чувства вины. Однако те, кто хочет покинуть культ, часто боятся, что культ может воспользоваться раскрытой ими информацией, чтобы шантажировать или клеветать на них.  Исповедь в Новом Акрополе осуществляется как индивидуально (в письменных отчетах и беседах с руководителями), так и коллективно (на встречах небольших групп - так называемых «диалогах»).

В ежемесячных письменных отчетах («письмах») члены ядра среди прочего должны описывать свои ошибки, неудачи и недостатки, ставшие их причиной.  «Степень откровенности» жестко не регламентируется, но людей призывают рассказывать как можно больше, чтобы руководитель имел возможность наиболее эффективно «помогать» им и направлять их «правильным курсом».  Необходимость подобного самораскрытия перед своими начальниками способна быстро сломать защитные барьеры человеческого сознания. Нередко вынужденный отказ от privacy приводит к эффекту маятника: человек находит даже своего рода удовольствие в подробном и обстоятельном доносе на самого себя. К тому же тем самым он как бы перекладывает часть своих проблем на своего руководителя.

В беседах с руководителем в большинстве случаев разговор так или иначе приводится к тому, что человек должен говорить о своих ошибках, недостатках и о том, как скоро и каким образом он собирается их преодолевать. Если выясняется, что о каких-то своих недостатках и ошибках человек и не подозревает, ему о них непременно сообщат. Тем или иным способом человека ставят в положение виновного и приводят к осознанию собственного несовершенства. Степень давления может быть различной - от мягкого «дружеского» упрека (для чувствительных и мнительных людей этого бывает более чем достаточно) до сурового прессинга, после которого у человека могут возникнуть мысли о самоубийстве. Не всегда после такого «промывания мозгов» человек испытывает искреннюю благодарность к экзекуторам, но в любом случае беседа заканчивается только тогда, когда становится очевидно, что ее объект проникся осознанием своей вины и несовершенства и преисполнился решимости исправляться, следуя данным инструкциям.

На «диалогах» обычным приемом является обозначение того или иного недостатка и априорное утверждение, что он свойственен каждому человеку.  Список таких недостатков огромен: лень, инертность, амбиции, критиканство, эгоизм, лживость, нерешительность и т.д. и т.п. Выбранный недостаток расписывается в красках, после чего людям предлагается рассказать, в какой форме этот недостаток проявляется у них и как они с ним сражаются.  Поставленный перед фактом, что этот недостаток у него безусловно есть, человек вынужден находить у себя хоть какие-то его проявления. Часто это доходит до смешного: женщина, много лет не имеющая сексуальных контактов, называет проявлением «сладострастия» то, что иногда у нее возникает желание встретить мужчину, который мог бы стать ее партнером; человек, который никогда ни в чем не перечит руководителям, находит «недостаток послушания» в том, что изредка у него возникают мысли, что ту или иную задачу можно было бы выполнить более грамотно, и т.п.  Цель таких бесед, как индивидуальных, так и коллективных, двояка. С одной стороны, человека «ставят на место» (а зачастую «опускают» ниже некуда), что приводит к чувству ущербности и вины, которое со временем становится постоянным «фоном». Таким образом весь «критический» и «разрушительный» потенциал человека, который мог бы направиться против руководителей и системы в целом, обращается на него самого. С другой стороны, предоставленная человеком самопорочащая информация служит инструментом дальнейшего психологического давления на него.

Следует отметить, что в Новом Акрополе предоставление личной информации приводит скорее к психологической зависимости человека от организации, нежели к связанности страхом обнародования этих сведений. Обычно человек доверяет личные тайны только очень близким людям, и подобные систематические откровения автоматически стирают подсознательное недоверие к вышестоящему руководству. Так с течением времени наставники занимают место родителей и друзей.

Групповое давление, то есть предложение позитивного подкрепления, такого как одобрение, привязанность или повышенный статус, когда культисты соглашаются с целями группы, и отказ от такого подкрепления или наказание тех, кто говорит или действует вопреки культовым предписаниям.  Результат: Вербуемые могут поддаться групповому давлению, несмотря на устойчиво удерживающиеся убеждения, противоречащие культовым верованиям и практике.

Групповое давление в Новом Акрополе существует в двух видах - стихийное и организованное. Стихийное давление исходит от фанатично настроенных членов ядра, которые пользуются стереотипными шаблонами поведения и реакций на те или иные действия людей. Это своего рода «люди-флюгеры»: по их реакции опытный член ядра может практически безошибочно определить, в милости он или в немилости у высшего руководства. Эти реакции очень банальны: например, при встрече с человеком могут не поздороваться; поздороваться формально; поздороваться душевно; наброситься с объятиями; посетовать, что редко удается пообщаться в неформальной обстановке, и пригласить на чашечку чая, и т.п.

Организованное давление (в части позитивного подкрепления) достигается очень просто: достаточно высокому руководителю публично объявить кому-то благодарность, как этого человека в течение недели будут горячо поздравлять с пожеланиями «так держать». Практика подобных «поздравлений» сознательно культивируется внутри Нового Акрополя и является очень действенным средством. В своей массе ядро играет роль мощного резонатора, в котором многократно усиливается воля руководителей. Зачастую публичное объявление «героев» является чуть ли не высшей наградой и сильным стимулом к дальнейшей работе. Кроме того, например, человеку, которого во всеуслышание объявили примером бескорыстия и самоотверженности, будет после этого очень трудно (психологически) отстаивать какие-либо личные, «эгоистические» интересы.

В части «наказания» групповое давление организуется путем поручения множеству «верных» людей побеседовать с «неверным» и наставить его на путь истинный. Подобные наставления обычно следуют одно за другим, в различной обстановке и по различным поводам. К подобным беседам руководители зачастую подталкивают наиболее близких для «неверного» людей, друзей, мнение которых для него важно и в которых он ищет поддержки и опоры.  Убеждение обращенного придерживаться сурового стиля жизни, который отражает культовые ценности. Многие культы содержат своего рода общежития («монастыри», «ашрамы» и т.п.), где вся деятельность концентрируется вокруг культовых целей. На культистов часто оказывается давление посредством обещаний более высокого статуса с целью заставить их жить в этих домах, например: «Гуру любит всех своих детей, но он особенно любит тех, кто присоединяется к его монашескому дому и посвящает ему всю свою жизнь».

Результаты: Строгое следование культовому стилю жизни служит подчинению и усилению преданности обращенного верованиям культа. Кроме того, энергичные программы добывания средств, вербовки и другой ориентированной на культ деятельности истощает обращенных, не оставляя времени или энергии на то, чтобы подвергать сомнению культовые верования.  Стиль жизни, культивируемый в Новом Акрополе, не является монашески суровым, но диктует строгие нормы и правила. Закрепленные в письменном виде многочисленные требования касаются как организационной и практической, так и психологической сторон жизни члена ядра.  Например, в «табличках» содержится перечень требований на каждый день, содержащий около 30 пунктов, например: просыпаться в одно и то же время; спать максимум 7 часов; определить количество приемов пищи и не есть между ними; планировать работу на день; не думать об отдыхе во время работы; преодолевать состояние бездействия; оставлять за собой порядок и красоту в помещениях; контролировать вспышки, порывы раздражительности, обиды, гнева; один раз в день делать записи в дневнике; «возвысить сознание» и т.д. Каждый вечер по итогам дня человек должен ставить «плюс» или «минус» в каждой графе «таблички» в зависимости от того, удалось или не удалось ему выполнить требование.

«Критерии уровней» членов ядра включают, например, такие требования: необходимо принимать принципы ученической дисциплины, доверять учителям школы и своим непосредственным руководителям; недопустимо ставить личные интересы выше служения; необходимо посещать все занятия ядра; нужно проявлять по отношению к членам ядра вежливость, внимание, заботу, чуткость, соблюдать «правила куртуазии и братства»; недопустимы состояния кризисов, сомнений, депрессий, которые могли бы помешать делу, и т.п.  Эти многочисленные требования сами по себе недостаточны для создания «стиля жизни» - хотя бы потому, что их список необычайно велик и его просто невозможно постоянно удерживать в сознании (хотя теоретически это необходимо). В «стиль жизни» их превращает и «цементирует» атмосфера, поддерживаемая в Новом Акрополе. Она создается из систематических лекций, встреч, бесед с руководителями и «соратниками», из провозглашаемых на каждом углу «истин», обязательных улыбок, из наглядно демонстрируемых примеров энтузиазма, самоотверженности, послушания и т.д. и т.п.  «Общежития» как такового в Новом Акрополе нет, однако многие члены ядра де факто живут в аналоге общежития. Большое количество сотрудников акропольских фирм и администрации Нового Акрополя (а это 50-70 человек), получая копеечную зарплату и не имея собственного жилья (либо стремясь жить рядом с Новым Акрополем), снимают квартиры в складчину - так образуются своеобразные «коммуны» по 3-5 человек. Эти люди находятся в «акропольской атмосфере» постоянно: на работе, в Новом Акрополе и дома, среди «братьев и сестер» - членов ядра. К ним присоединяются и те, кто просто не хочет жить с родственниками и стремится быть «в эпицентре» жизни Нового Акрополя. Подобной «ячейкой Нового Акрополя» являются и семейные пары акропольцев (их очень много). Такой «коммунальный» образ жизни не навязывается напрямую, но окружается романтическим ореолом полного и всеобъемлющего «служения идеалу». Действительно, гуру (учитель) «особенно любит тех, кто посвящает ему всю свою жизнь», каждый день и каждую минуту.  Публичное заявление о верности, такое как: поощрение новых обращенных вербовать других (некоторые культы предлагают более высокий статус и другое вознаграждение преуспевающим вербовщикам), делать торжественные заявления на публичных встречах, подписывать заявления о верности.  Результаты: Публичное заявление усиливает преданность обращенных культу и заставляет уходящих казаться предающими доверие.  Обещание посвятить свою жизнь служению идеалу Нового Акрополя человек дает при вступлении в ядро. В соответствии с идеей перевоплощения и принадлежности Нового Акрополя к «вечному братству учеников» это обещание рассматривается как «подтверждение обета», данного бессмертной душой человека миллионы лет назад. Фактически «возобновлением» и подтверждением данных обетов является и каждая церемония ядра.  Кроме того, общаясь со слушателями Нового Акрополя, члены ядра, будь то руководители или «рядовые», так или иначе пропагандируют служение и преданность идеалу и акропольский образ жизни и мыслей. Чувство ответственности за впечатление слушателей о Новом Акрополе и вообще за их судьбу («мы в ответе за тех, кого приручили» - именно так это и звучит) зачастую удерживает членов ядра от проявления сомнений и критичности.  Даже приняв решение об уходе из Нового Акрополя, человек, как правило, не может полностью избавиться от мысли, что он предает «идеал», людей, которые ему доверяли (как руководителей, так и подчиненных, и коллег), и самого себя (свою бессмертную душу). Внутри ядра уход человека - гласно или негласно, но в любом случае однозначно - рассматривается как предательство (и это неизбежно влияет на тех, кто склоняется к уходу из организации, но еще не принял окончательного решения).  Повторяющиеся угрозы санкций за уход, такие как: «Если ты уйдешь, твоя жизнь развалится на куски»; или «твоя душа сгниет»; или «ты отправишься в ад»; или «пострадают твои родственники»; или «твоя жизнь будет в опасности».

Результат: Обращенные боятся покинуть культ.

В Новом Акрополе подобные угрозы не нуждаются в постоянном произнесении - они относятся к категории само собой разумеющегося. Жизнь человека, перестроившего свой образ жизни и саму свою личность под Новый Акрополь, с уходом из организации неизбежно «разваливается на куски». Он встает перед необходимостью искать новую систему ценностей, новый круг общения, зачастую новую работу, адаптироваться к «мирской» жизни. Конечно, это не так уж страшно и безусловно полезно - но кажется ужасной катастрофой человеку, находящемуся под постоянным влиянием культа.  Что касается души, то, согласно теории Нового Акрополя, человек, отказавшийся от своего «предназначения» и нарушивший данный обет, как минимум «теряет это воплощение» (тратит жизнь впустую), и в следующем воплощении ему будет невероятно трудно «снова найти свою стаю (братство)» - а без этого жизнь «бессмысленна и пуста». Кроме того, считается, что, «предавая» Новый Акрополь, человек теряет возможность проходить «ускоренную эволюцию» под руководством учителей и вынужден эволюционировать медленно, «как все обычные люди», - это уже удар по ощущению «избранности», по тщеславию, которое в Новом Акрополе культивируется в такой замысловатой форме.

Угрозы жизни и здоровью уходящих людей и их семей в Новом Акрополе не звучат.

Обещание немедленного осуществления, мира, спасения, например, говоря обращенным, что если они «только чуть-чуть сильнее постараются, отдадут немного больше» себя, они достигнут любого обещанного культом вознаграждения.

Результаты: Обращенные постоянно стремятся достичь утопических идеалов и обвиняют себя самих за то, что стараются недостаточно усердно.  Спецификой Нового Акрополя является то, что людей «ловят» не на желании какого-то блага и вознаграждения для себя, а на самых альтруистичных побуждениях. Своей задачей Новый Акрополь провозглашает не «спасение» своих последователей, а «спасение» (их стараниями) всего человечества, не больше не меньше. Об этой задаче и необходимости ради ее осуществления больше трудиться, преодолевать свои недостатки, проявлять самоотверженность и т.д. и т.п. говорится практически на каждом занятии ядра.

«Спасение человечества» не приурочивается к определенной дате и отодвигается в некое туманное будущее. Исключением являлся 1999 год, когда руководство организации «вспомнило», что согласно доктрине 2000-й год является моментом возможного осуществления миссии Нового Акрополя, и от членов ядра требовалось беспрецедентное напряжение усилий, - но потом это плавно «проехали». Однако невозможность увидеть и оценить глобальные плоды своих усилий не ослабляет энтузиазма - даже напротив, осознание своей полной бескорыстности только усиливает рвение и гордость «скромных философов».

Тем не менее, некоторые заманчивые перспективы перед членами ядра раскрываются, и в том, что они не осуществляются, люди должны винить только себя. Такой перспективой может быть повышение в должности, посвящение в «секиричи», возможность создать новое «направление», связанное с профессией или увлечением человека, и т.п. То, что такая возможность человеку до сих пор не предоставлена, объясняется исключительно недостатком его усилий на «ученическом пути».  Нередки случаи, когда человека приводит в полное недоумение сочувственный вопрос руководителя: «ну что же ты никак не… (станешь руководителем, получишь секиру и т.д.)» - при том, что зачастую именно от этого руководителя напрямую зависит «карьерный рост» этого человека. Человек не понимает, что он может до потери сознания трудиться в «направлении» и самосовершенствоваться, соответствуя всем провозглашаемым критериям, - но пока руководители не будут уверены, что он будет безусловно верить их словам, беспрекословно подчиняться их распоряжениям и «не сметь свое суждение иметь», он ни на миллиметр не поднимется по иерархической лестнице.

Отсутствие некультовых связей и эмоциональной поддержки.  Результаты: Обращенные становятся зависимыми от культа в дружбе, близости и эмоциональной поддержке; чувства отчуждения, враждебности и паранойи в отношении некультового мира все более усиливаются.  Связи с «внешним миром» человека, попадающего в ядро, разрушаются быстро и «естественно». У него нет времени на общение со старыми друзьями и знакомыми; к тому же он неизбежно сталкивается с тем, что они выражают полное или частичное непонимание его новых ценностей, и предпочитает общение с теми, кто его «понимает» и разделяет с ним «стремление к идеалу». В итоге общение среднестатистического акропольца с «внешним миром» обычно ограничивается минимальными контактами - редкими визитами к родителям, формальными взаимоотношениями с сослуживцами и т.п.  В Новом Акрополе же человек находится в условиях повышенного эмоционального и психологического комфорта. У него есть цель в жизни и полная убежденность в том, что все, что он делает в Новом Акрополе, направлено на достижение этой цели. У него есть «духовная семья», которая считается на порядок более значимой, чем семья «биологическая». В Новом Акрополе кажутся осуществимыми и даже уже воплотившимися его мечты об идеальной дружбе, братстве и любви. Он окружен «братьями» и «сестрами», чаще всего внешне доброжелательными и улыбчивыми. Все эти иллюзии человеку не только навязываются - он сам лелеет и поддерживает их в себе, поскольку разочарование в них было бы слишком болезненным. Так, даже сталкиваясь с очевидными глупостями, «нестыковками» доктрины, ложью, несправедливостью, интригами, доносительством и даже откровенной травлей, человек умудряется находить для всего этого возвышенные названия и резоны.  При этом образ «внешнего мира» в восприятии человека под воздействием культа преломляется до неузнаваемости. Если на Новый Акрополь человек смотрит исключительно сквозь розовые очки, то для «внешнего мира» у него всегда наготове черные очки: он видит только жестокость, насилие, материализм, преобладание «низменных инстинктов» и т.п. Все его положительные воспоминания о «мирской жизни» постепенно вытесняются или переоцениваются: любовь к не-акропольцу воспринимается как недостойная истинного философа связь, основанная на инстинктах, а не на духовном родстве; любимая работа представляется бессмысленной, поскольку не приносит пользы Новому Акрополю; любимые книги, фильмы, музыка (если они не входят в «библиотечку акропольца») оцениваются как бездуховные и т.д.  Всю свою прежнюю жизнь человек начинает воспринимать как поиск Нового Акрополя и приближение к нему, а обретение его - как подарок судьбы и величайшее счастье своей жизни.

Контроль сексуальной близости и интимных отношений внутри культа; например, лидер может диктовать, стоит ли, когда и на ком жениться, нужно ли и когда иметь сексуальные отношения, детей, стерилизацию, аборты.  Результаты: У обращенных может развиться искаженный, обезличенный взгляд на сексуальность и половые сношения. Лидеры защищены от возможности того, что близкие друзья поделятся сомнениями относительно группы и укрепят их.  Внутри Нового Акрополя очень распространена практика влияния руководителей на личные отношения членов ядра. Людей могут побуждать сходиться, расходиться, менять стиль отношений в семье, уделять больше внимания любви «духовной», нежели «плотской», и т.п. Эти наставления носят чаще рекомендательный, чем приказной характер, однако рекомендации могут быть весьма и весьма настойчивыми.

Например, если супруги перестают соответствовать друг другу по уровню (один «прогрессирует» быстрее, чем другой), то более «продвинутого» будут убеждать разорвать отношения, т.к. они являются препятствием на «ученическом пути». И наоборот, одинокому человеку могут порекомендовать найти себе наконец подходящую пару из ядра (и тем самым еще сильнее привязать себя к организации); могут и намекнуть на конкретную кандидатуру. Нередки «династические» браки, когда людей методично «скрещивают» исходя из соображений некоей «высшей необходимости».  Встречаются и «браки по расчету»: одним из самых надежных и быстрых способов подняться по иерархической лестнице является «великая любовь» с человеком более высокого уровня. Связи со слушателями Нового Акрополя и особенно с «внешними» людьми решительно не приветствуются.  К гражданским бракам в Новом Акрополе относятся спокойно, однако если хотя бы один из пары является руководителем, даже небольшого уровня (т.е.  подает пример другим), то его будут очень настойчиво обрабатывать, принуждая «внести ясность» в отношения.

Все пары, желающие официально оформить свои отношения, должны уведомить Елену Сикирич, руководителя российского отделения Нового Акрополя, и получить ее согласие. Если согласие не будет дано, то брак, скорее всего, не состоится, поскольку воля учителя - закон. После официальной регистрации брака в ЗАГСе происходит специальная церемония «венчания» в храме Нового Акрополя, где молодые, видимо, получают благословение «учителей»[13].

Рожать детей также официально не запрещается, однако негласно принята позиция, что это нехорошо, поскольку отвлекает от служения идеалу.  Неофициальный статус женщины, решившей рожать, неуловимо меняется; о ней говорят обычно с легким сожалением и пренебрежением.  Согласно требованиям «таблички», члены ядра Нового Акрополя обязаны воздерживаться от сексуальных контактов одну неделю в месяц. Периодически с людьми проводятся занятия на тему «личная жизнь ученика», где объясняется среди прочего, что позволительно, а что не позволительно члену ядра в вопросе половых отношений.

Чрезмерные финансовые обязательства, часто требующие передачи в пользу культа наследства, банковских счетов, платежных чеков и другого материального имущества (дома, машины, аудио и видеотехника и т.п.).  Результаты: Культисты остаются фактически без гроша и в финансовом плане зависят от группы. Также, если было пожертвовано много денег, обращенные могут оправдывать свои вложения, закрывая глаза на деструктивные элементы группы.

Среди членов ядра российского Нового Акрополя достаточно мало людей, имеющих хорошо оплачиваемую работу. Это, с одной стороны, связано с тем, что у людей остается не так много времени, чтобы заниматься карьерой или образованием, а с другой стороны, люди специально ищут себе такую работу, чтобы иметь возможность уделять как можно больше времени деятельности в Новом Акрополе. Большинство обычно останавливается на некотором прожиточном минимуме.

Особую категорию составляют сотрудники фирм, принадлежащих Новому Акрополю. Все они являются членами ядра, работают в этих фирмах по идеологическим соображениям и получают около 100-150 долларов в месяц.  Процесс «вербовки» члена ядра в фирму может происходить достаточно долго (особенно это относится к тем, кто получает на «внешней» работе высокую зарплату - не каждый готов на столь значительное снижение уровня жизни).  Потенциальный сотрудник методично обрабатывается с разных сторон в течение длительного времени. В качестве аргументов обычно используются понятия «мечта», «любимое дело», «польза школе», «жертва» и т.п. Для «решающей атаки» обычно выбирается момент, когда у человека возникают осложнения на работе или он ее лишается. Противостоять подобным уговорам крайне сложно, тем более, что вокруг сотрудников акропольских фирм сознательно создается ореол героев.

Добровольные пожертвования также распространены в Новом Акрополе. Люди приносят деньги, имущество, отдают собственные автомобили в распоряжение Нового Акрополя. Иногда на собраниях ядра объявляется о катастрофическом финансовом положении организации и говорится о том, что было бы неплохо собрать нужную сумму на то-то и то-то. При этом всегда публично подчеркивается, что никто никого не принуждает.  Однако существует несколько свидетельств о том, что с рядом людей многократно проводились личные беседы с целью побудить их продать свои квартиры для выручки средств, необходимых для приобретения в собственность помещения Нового Акрополя. К сожалению, подобная информация тщательно скрывается даже внутри ядра, так что трудно судить, насколько распространенной является эта практика.

История с выкупом помещения (которое Новый Акрополь арендует) вообще очень интересна. Когда этот выкуп представлялся возможным, в Новом Акрополе был брошен клич о сборе средств. Были собраны весьма значительные средства (известно, что они составляли около половины требуемой суммы - а речь идет о цене большого помещения, типового детского сада). Между тем в выкупе помещения Новому Акрополю было категорически отказано. В ядре объявлено об этом было не сразу, и сбор средств продолжался еще некоторое время. Людям, сдававшим деньги конкретно на выкуп помещения, до сих пор не сообщили, какова судьба собранных средств.

 

       

 

 

 



[1] Символ орла очень широко распространен как знак неприкосновенности и божественного происхождения царской власти. В Римской Империи орел сжимал в лапах лавровый венок и факел и позже, с разделением Империи, стал двуглавым. Однако, насколько нам известно, именно германские нацисты впервые поместили символ орла на «колесо». Отличием орла Нового Акрополя от нацистского является то, что внутри колеса вместо свастики помещены факел, секира и перо. В германской мифологии, которую усиленно изучали и «возрождали» нацисты, орел олицетворяет прямую персонификацию Одина, Вилли и Be – триединого арийского божества.

[2] Подробно этот вопрос описан, например, в работе Дж. Фрэзера «Золотая ветвь»: Frazer J. G. The Golden Bough, London, 1923.

[3] Очень похожий дизайн был применен в изображении герба общества «Туле» (Thule Gesellschaft), давшего идеологическую основу нацистскому режиму Германии.

[4] Точно такой же знак изображался на петлицах гитлеровских СС.

[5] Такая же схема существовала в Третьем Рейхе. Schutzstaffel (SS, «чернорубашечники») и Sturmabteilung (SA, «коричневорубашечники») – немецкие аббревиатуры, обозначающие соответственно Корпус Безопасности и Штурмовой (Силовой) Отдел. Также в нацистской Германии существовала организация «Юнгмедель», объединяющая молодых девушек. Формой этой организации была длинная синяя юбка и белая блузка.

[6] В Древнем Египте в священных ладьях такого рода наос был всегда закрытым и в нем устанавливалась статуя божества. Но в данному случае произошел конфликт божества с лампадкой, в результате которого победила последняя. Также в Древнем Египте подобные ладьи не стояли в храме постоянно, а вносились туда в особые дни и устанавливались носом к «святилищу», а не боком, как это сделано в храме Нового Акрополя.  Возможно, здесь сказалась недостаточная осведомленность, а возможно, это было сделано специально по неизвестным нам причинам. Этот пример лишний раз демонстрирует, как легко происходит подмена древних традиций на фоне их «возрождения».

[7] Здесь также налицо явное противоречие, происходящее либо от неграмотности, либо умышленно. В Древнем Египте изображение «взвешивания души», или «психостасии», помещалось на стенах гробниц, но не храмов, т.к.  описывает сцену, происходящую после смерти человека.

[8] Существуют упоминания о проведении подобной церемонии 21 декабря среди членов СС Третьего Рейха, проводимой в замке Вевельсбург. Кинохроника той поры свидетельствует, что ритуал поминовения павших был одним из самых величественных в рейхе. У чаш с горящим пламенем перед рядами соратников звучало имя каждого павшего. Нечто похожее запечатлели и современные съемки скрытой камерой митинга чилийских фашистов в Андах. Он также посвящен павшим соратникам; после каждого имени умершего звучит «presente» – «присутствует».

[9] Церемония, посвященная дню зимнего равноденствия и проводимая 21 марта, была возрождена в нацистской Германии, как народный языческий праздник. Также, согласно некоторым свидетельствам, для высшего круга СС в замке Вевельсбург в ночь с 20 на 21 марта проводилась церемония, посвященная возрождению так называемого «Черного Солнца» (символ которого выложен плиткой на полу залы этого замка). «Черное Солнце» – астрономическое и астрологическое понятие, связанное со вторым фокусом эллиптических планетарных орбит: если в первом фокусе орбит находится обычное Солнце, то во втором – невидимое, «черное».

[10] Нужно отметить, что для солнечного ритуала, каковым очевидно является встреча восхода солнца, довольно странным является принципиальное движение против часовой стрелки, то есть «против солнца».

[11] В Третьем Рейхе существовала подобная церемония посвящения в СС, проводимая в замке Вевельсбург в подземном святилище, перед горящим в чаше огнем и другими символами. В документах Анненербе и свидетельских показаниях это мероприятие называется «церемония густого воздуха». Лишь с началом войны церемонию упростили до простого зачитывания клятвы перед портретом фюрера.

[12] Кроме того, что подразумевает под этим Е.Н. Волков, «манипуляция языком» в Новом Акрополе присутствует в нескольких формах - например, трепание языком (способность «заболтать» и убедить кого угодно, (свойственная многим членам «ядра» и всем без исключения руководителям), а также и в другой форме,  связанной, скажем так, с выражением почтения вышестоящим руководителям.

[13] Мы не стали выносить эту церемонию в раздел «Символы и ритуалы», т.к.  ее детали неизвестны, по причине закрытости обряда. Известно только, что молодые после посещения ЗАГСа удаляются с Еленой Сикирич в храм и поднимаются наверх примерно через 30-40 минут. Учитывая то, что отнюдь не все пары удостаивались чести посетить храм, информация о сущности обряда практически не распространена внутри «ядра» Нового Акрополя.

Hosted by uCoz