UCOZ Реклама

Энциклопедия "Новые религиозные организации России деструктивного, оккультного и неоязыческого характера"


Заявление Н

Заявление Н.В.Бабкина №21 от 26 мая 2001 г. в порядке ст. 108 УПК РСФСР в прокуратуру Петроградского района Санкт-Петербурга

 

19 мая 1999 года прокуратурой города прекращено производство по уголовному делу №393934, возбужденному по моему заявлению в марте 1996 года той же инстанцией. Расследование данного деда продолжалось более трех лет. Главным и основным документом постановления о прекращении дела является Акт судебно-психиатрической экспертизы, проведенной СМЭС при мэрии Санкт-Петербурга в 1997-1998 г.г., которым якобы опровергаются все доводы заявителей о противоправной деятельности церкви Объединения, в частности, утверждения о причинении вреда здоровье лиц, попавших под влияние этой организации, вся деятельность которой направляется и коор­динируется из США (штаб-квартира ЦО находится в Нью-Йорке).

Считая прекращение производства по делу необоснованным и незаконный, я в апреле 2000 года обратился в прокуратуру Санкт-Петербурга с жалобой на Постановление о прекращении дела, в которой изложил свои доводы о необходимости проведения ряда следственных действий, в ходе которых была и имеется реальная возможность получения фактических данных о преступ­ной деятельности Церкви Объединения (см. Приложение №1 - Акт СПЭ, прило­жение №2 - жалоба на Постановление о прекращении дела, приложение №3 - Ответ горпрокуратуры с утверждением о законности прекращения дела),

Однако курирующий производство по делу старший помощник прокуроре города советник юстиции Г.Н.Стрекалов, судя по его ответу от 11 апреля 2001 года утверждает, что дело прекращено обоснованно, за отсутствием состава преступления в действиях ЦО, что все возможные следственные действия якобы по делу проведены. Утверждение прокурора не соответствует истине, поскольку дело расследовано с грубейшими нарушениями ст.29 УПК РСФСР и прекращено безосновательно. В результате секта «преподобного» Муна продолжает безнаказанно действовать, нанося серьезный и зачастую непоправимый ущерб интересам общества, государства и конкретных людей. Свои утверждения, в частности, я основываю на имеющихся в Акте СПЭ сведениях о том, что у моего сына, Бабкина Н.Н., с 1993 года находящегося в секте, эксперты обнаружили органическое поражение головного мозга, не приняв при этом никаких мер для определения степени тяжести заболевания, причин, обусловивших возникновение болезни, и лечения самой болезни.

Считаю, что это обстоятельство свидетельствует о нарушении экспертами своего служебного долга и клятвы (присяги) врача. Свои соображения я изложил в ходатайстве на имя Министра Здравоохранения  РФ, направленное из Минздрава РФ для ответа по существу и принятия мер в Государственный научный центр социальной и судебной психиатрии им. В.П.Сербского и Главному психиатру Минздрава РФ Б.А. Козаковцеву. Из ответа на мое обращение (как косвенное признание моих доводов о порочности проведенной судебно-психиатрической экспертизы) следует, что Центр им. В.П.Сербского согла­сен на проведение дополнительной или повторной экспертизы. Это решение считаю правильным еще и потому, что заключение СПЭ находится в противоречии с заключениями целого ряда других экспертиз, находящихся в деле.

Порочность указанного Акта СПЭ и недопустимость его использования как доказательства, полученного с нарушением порядка и правил, регламентирующих производство экспертизы, заключается в следующем: ни следователь, расследовавший уголовное дело, ни суд при разбиратель­стве гражданского дела не выносили постановлений и определений о назна­чении судебно-психиатрической экспертизы. Порядок назначения такого ро­да экспертиз определяется ст.52 «Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан», ст 14 Закона РФ «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании», ст. 74 ГПК РСФСР. Этот порядок, регламен­тированный законом, нарушен, вследствие чего недопустимо использовать Акт СПЭ в качестве доказательства;

при производстве СПЭ грубо нарушены также права обследуемых. Никто из них не был извещен о привлечении в качестве потерпевшего или обследуемо­го в рамках судебно-психиатрической экспертизы. Более того, на «испытания» они были приглашены по повесткам, согласно которым судья уведомляла подэкспертных о необходимости их явки в экспертное учреждение для прохождения социально-психологической экспертизы (!!!). Это не случайная ошибка в документе, так как та же судья в запросе на имя заведующего 34-й поликлиникой, где находились медицинские учетные документы моего сыне, указала цель истребования ею медкарты сына: «В связи с проведением социально-психологической экспертизы прошу представить согласно определению суда.

Напомню вышеприведенное: Ни следователь, ни суд не принимали решение о производстве а) судебно-психиатрической или б) социально-психологической экспертизы (см. Приложение 4 - запрос суда и уведомление). Между тем, именно на это доказательство сослался в своем Решении Кузьминский районный народный суд г. Москвы, отказывая истцам в иске, одним из требований ко­торого было требование о возмещении морального вреда, причиненного преступными действиями ответчика, связи с этим прошу направить в прокуратуру г. Москвы представление о необходимости опротестования и отмены непра­восудного решения, основанного на подложных и недопустимых доказательствах.

Прокуратура Санкт-Петербурга, в сущности, отказалась принять во внимание факты, свидетельствующие о порочности СПЭ (см. Приложение 3 и 3а), что дает мне основание и повод к обжалованию в надзорном порядке отказ­ных ответов.

Среди доводов прокуратуры о законности прекращения уголовного дела №393934 важный является факт истечения срока давности по преступлениям, предусмотренным ст.ст. 239, 282 УК РФ. Однако и этот довод неоснователен, т.к.; а) преступление остается длящимся, непресеченным, имеет место эска­лация преступной деятельности «Церкви Объединения» и б) данное преступление полностью охватывается диспозицией ст. 210 УК РФ, санкцией которой предусмотрена уголовная ответственность до 20 лет лишения свободы за создание преступного сообщества.

Ввиду того, что органы следствия при расследовании дела №393934 не располагали данными о фальсификации указанного Акта СПЭ прошу в соответ­ствии с законом провести проверку моего сообщения в соответствии с норма­ми ст. 389 УПК РСФСР (возбуждение производства по вновь открывшимся обстоятельствам).

Прошу возобновить производство по уголовному делу №393934, привлечь к ответственности лиц, по вине которых по настоящее время не выполнено Определение Федерального суда Дзержинского района Санкт-Петербурга от 10.07.96 о назначении и производстве медико-психологической экспертизы, исключить из доказательственной базы Акт судебно-психиатрической экспер­тизы №2997, возложить на виновных расходы, понесенные государством при производстве СПЭ.

Материалы проверки настоящего заявления будут истребованы в суд.

 

Приложения:

1. Акт  СПЭ №2997.

2. Жалоба на Постановление о прекращении уголовного дела №393934.

3. Ответ горпрокуратуры №36-7/94 от 11.04.2001.

3а. Ответ горпрокуратуры №18-57п-96 от 25.05.2000.

4. Запрос суда и уведомление.

5. Решение Кузьминского районного суда г. Москвы.

6. Письмо Министру Здравоохранения.

 

Бабкин Н.В.

 

Hosted by uCoz