UCOZ Реклама

Энциклопедия "Новые религиозные организации России деструктивного, оккультного и неоязыческого характера"



Заявление Н.В.Бабкина от 28 мая 2001 г. в прокуратуру Петроградского района Санкт-Петербурга о длящемся преступлении

 

Одиннадцатого марта 1996 года прокуратурою Санкт-Петербурга по моему заявлению в отношении ВАИП (Вузовской Ассоциации по изуче­нию Принципа - вероучения «преподобного» Муна) возбуждено уголовное дело №393934 по признакам ст.143 прим. УК РСФСР, предусматривающей уголовную ответственность за организацию общественного или религиоз­ного объединения, посягающего на личность или права граждан. В резуль­тате пятилетних совместных усилий горпрокуратуры, Управления юсти­ции и Межрегионального Комитета по спасению от тоталитарных сект, од­ним из учредителей которым я являюсь, три дня назад, 24 мая 2001 г. Верховным Судом Российской Федерации принято окончательное и не подлежащее обжа­лованию решение о ликвидации этой преступное организации, деятельность которой на протяжении 10 лет была сопряжена с насилием над гражданами, причинением вреда их здоровью, иными противоправными и уголовно наказуемыми действиями, целью которых является, как указано в реше­ния Хорошевского Межмуниципального суда г. Москвы, захват власти (См. Приложение I: Решение Хорошевского суда г. Москвы по иску Межрегионального общественного комитета защиты свободы совести).

Я располагаю проверенными, в том числе - закрепленными в судеб­ных решениях фактами, свидетельствующими о значительном, порой невос­полнимом ущербе, причиненном обществу, государству и конкретным гражданам сектой Муна - так называемой «Церковью Объединения», структурным подразделением которого является ВАИП. Мое обращение к вам основано исключительно на убеждении в том, что разрушительная, преступная деятельность управляемой из США организации была бы пресечена гораздо раньше, и ущерб от этой деятельности был бы менее значителен, если бы задача правоохранительных органов РФ и содействующего им Межрегионального комитета по спасению от тоталитарных сект не осложнялась многолетними усилиями титулованной «правозащитницы» - адвоката МГКА Г.Крыловой, направленными на преступное сокрытие истины, пропаганду человеконенавистнической доктрины Муна, фальсификацию доказательств с целью воспрепятствования осуществлению правосудия. Адвокатскую «практику» Г.Крылова осуществляет совместно с адвокатом ЮК №12 СПб ГКА Е.Худяковой, учредителем ВАИП и членом его Правления (до «выхода» из ВАИП). Соответствие их деятельности нормам уголовного закона с марта 2001 г. проверяет прокуратура Центрального района Санкт-Петербурга. По последним сведениям, факты, изложенные в наших сигнализирующих сообщениях, подтверждаются.

В отношении меня и моей семьи (моя жена – соучредитель «антисектантского» Межрегионального Комитета Спасения от Тоталитарных Сект) адвокатом Г.Крыловой совершены следующие противоправные действия, которыми умышленно и преступно нарушены наши законные права и инте­ресы:

I. 19 мая 1998 года в Кузьминском м/м суде г.Москвы, когда суд, рассматривавший дело по моему иску к «Церкви Объединения» удалился на совещание, Г.Крылова публично распространяла среди присутствовавших в зале журналистов Акт судебно-психиатрической экспертизы, порочность которой как судебного доказательства дока­зана мной в заявлении в прокуратуру Петроградского р-на СПб от 26 мая с.г., исх. №128-1. Своего согласия на распространение содер­жащихся в Акте и охраняемых законом сведений, составляющих личную и семейную тайну, ни я, ни жена, ни сын, личность которого постра­дала от воздействия на нее разработанной в США психотехники,  не давали, эти сведения, ставшие известными неопределенному кругу лиц, суть следующие:

а) Сведения о привлечении моего сына в качестве испытуемого (подэкспертного) в судебно-психиатрическую экспертизу. Противоправность действий Г.Крыловой усугубляется тем обстоятельством, что эта экспертиза была незаконной, о чем Крыловой было достоверно известно, так как являлась адвокатом ВАИП и участвовала в судеб­ном заседании, на котором суд принял определение с производстве принципиально иной, а именно – медико-психологической экспертизы. В нарушение закона, вопреки интересам правосудия определение Дзержинского суда г. Санкт-Петербурга, вынесенное 10 июля 1996 г, /!!!/ по настоящее время не исполнено, что дает мне основания обратиться в прокуратуру с требованием о возбуждении уголовного дела в отноше­нии известного учреждения и конкретных лиц по ст. 315 УК РФ (Неис­полнение приговора суда, решения суда, или иного судебного акта)».

б) Сведения о диагнозе, включающие диагностику неполноценности (резидуальной органической) головного мозга нашего сына, дефектах его мышления, религиозных взглядах и убеждениях сына, являющегося последователем нетрадиционного, антихристианского учения, к кото­рому общественное мнение относится резко отрицательно.

Примечание. Согласие нормам Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Рекомендаций о сборе особых категорий персональных данных, относящихся к политическим убеждениям, религи­озным верованиям, сексуальному поведению и другим особо чувствитель­ным для индивида сведениям о его частной жизни, сбор таких данных не должен осуществляться в целях их выявления и накопления. Крыловой же подобного рода сведения распространены публично.

в) Сведения интимной жизни сына, характерологических призна­ках его личности.

г) О якобы негативном воздействии именно семьи на процесс формирования его личности («гиперопека», «мать учила драться», отец «как более директивный» и т.п.).

д) Сведения о моих и моей жены персональных отношении к культу, религиозных убеждениях, симпатиях и антипатиях в семье (якобы всегда были против встреч сына с его женщиной, на которой он собирался жениться, о  физическом недостатке (глухоте) моей жены, о вступлении в контакты и воздержании от них (якобы внушали сыну, «с кем дружить, куда пойти учиться», об отсутствии в семье «религиозных интересов», домашнем укладе).

Ущерб, причиненный Г.Крыловой распространением данного документа, выразился в усугублении разлада в семье, начавшегося после вовле­чения сына в деятельность ВАИП, умалении моих и жены чести, достоинства и деловой репутации, причинило нам психические страдания, ду­шевную боль ввиду распространения клеветнических сведений о нашей семье. Считаю, что цель, которую преследовала Г.Крылова, распространяя указанный документ, была направлена не только на дискредитацию моей личности но и, главное - на сокрытие правды о человеконенавистнической доктрины Муна, названной фашистской одним из народных за­седателей при разбирательстве дела в Дзержинском суде, что дало повод адвокату ВАИП Г.Крыловой заявить ходатайство о его отводе, оставшееся неудовлетворенным. «Что это - «Майн Кампф»? – спросил судья, когда Крылова возразила о приобщении к делу брошюры, излагающей вероучение Муна. Обоснованность мнения народного заседателя подтверждается экспертными заключениями, приобщенными к делу.

II. Аналогичные сведения распространены Г.Крыловой в печати.

В том же, 1998 году, она издала книгу «Свобода совести на весах правосудия» (М.: «Олимп», 1998 г.), в которой также предала огласке сведения, почерпнутые ею из материалов гражданского и уголовного дела при выполнении профессиональных обязанностей адвоката и составляющих адвокатскую тайну. (Приложение «2).

III. Тогда же она опубликовала в «Независимом психиатрическом журнале», №4, статью «Порочный круг» (в которой, кстати, она «при­знает», что судом назначалась иная, медико-психологическая эксперти­за. Любому юристу, прошедшему курс «Судебная медицина», известно, что науки медицинская психология и медицинская психиатрия имеют различный предмет изучения!). В  упомянутой статье так же распространены лживые, порочащие меня, учредителей Межрегионального комитета по спасению от тоталитарных сект, сведения, не подлежащие разглашению, так как они составляют личную, семейную, адвокатскую тайну и, более, того, не соответствуют действительности.

Так, автор статьи на первой же странице указывает: «Для родителей религиозные убеждения детей были настолько неприемлемы, что они требовали подвергнуть своих несовершеннолетних и дееспособных детей принудительному лечению в психиатрической больнице». Между тем это утверждение не соответствует действительности, ложно, надумано. Никто из родителей – учредителей Межрегионального комитета по спасению от тоталитарных сект - никогда не требовал «прину­дительного лечения в психиатрической больнице» своих детей. Однако это утверждение содержится и в вышеупомянутом Акте СПЭ: «Амбулаторная СПЭ назначена по ходатайству представителя общественного объединения Межрегиональный комитет спасения от тоталитарных сект». Однако ник­то из представителей Межрегионального комитета по спасению от тоталитарных сект такого ходатайства не заявлял ни устно, ни письменно. В уголовном деле №393934 и гражданском деле №2-624 такого ходатайства нет.

Подтверждением факта противоправного вмешательства Г.Крыловой в охраняемую Конституцией РФ, гражданским и уголовный законом сферу частной жизни людей, является следующее обстоятельство. В указанной статье «Порочный круг» Г.Крылова также публично распространила выдуманные ею «сведения» о моих («свекра») взаимоотношениях с «невесткой» - женой моего сына, гражданкой Швейцарии Мануэлой Фауш: «Приехав из благополучной Швейцарии, - пишет Г.Крылова, - она стал­кивается не только с обычными бытовыми трудностями, но и с явным недоброжелательством родственников мужа».

Развивая это ложное утверждение и не имея для его подтверждения фактов в судебном заседании в городском суде СПб, разбиравшем дело по иску городской прокуратуры о ликвидации ВАИП, 16 марта 2001 г. Г.Крылова, представитель ВАИП, заявила в судебном заседании, где также находились представители прессы, что якобы я (нарушая права человека) отказываю в регистрации по месту жительства жены сына, М.Фауш. Это утверждение так же ложно, как и вышеупомянутые, опровергается документально (см. Справку о регистрации М. Фауш в моей квартире). Там же зарегистрированы мои внуки, дети сына и М.Фауш.

Примечание. В день ликвидации Верховным судом России Вузовской Ассоциации по изучению Принципа (ВАИП), т.е. 24 мая 2001 года, М.Фауш родила третьего сына, который, как и два его брата, безусловно, будет прописан в квартире и без вмешательства титулованной правозащитницы.

Считаю, что упомянутое измышление Г.Крыловой, распространенное среди неограниченного круга лиц посредством СМИ, направлено на возбуждение национальной, религиозной и социальной розни, вследствие чего должно быть пресечено правовыми средствами.

В настоящее время мной и миом представителем, журналистом-правозащитником A.M.Ковалевым, готовится опровержение в «Независимый психиатрический журнал», по средством которого Г.Крылова распространила клеветнические измышления, в тем числе и о том, что якобы я и другие члены - учредители МК СТС нарушаем права человека, о чем утверждает в указанной статье автор «Порочного круга» (Название статьи, видимо, скопировано с «В круге первом» - повести А.Солженицина, что также оскорбительно для меня, ветерана войны, ученого, общественного деятеля).

IV. Ранее я утверждал в своих обращениях, что Г.Крылова, исполняя обязанности представителя ВАИП и «Церкви Объединения», активно противодействовала осуществлению правосудия посредством фальсификации доказательств. Подтверждаю следующим.

Из приложения 4 видно, что 1.10.95 года Крылова Г. провела с членами ВАИП «факультативные занятия», на которых учила будущих свидетелей давать ложные показания. В случае необходимости - могу разъяснить впоследствии.

V. Приложение №5: Возражения директора ВАИП на исковые требования МК СТС. Текст абсолютно идентичен тексту «возражений» Г.Крыловой, опубликованных в ее книге «Свобода совести на весах правосудия», что свидетельствует о личной зависимости «мнения» директора ВАИП – в действительности - организации, управляемой из-за рубежа, от позиции адвоката.

Кто же в действительности нарушает права человека?

VI. Приложение №6: форма №9, опровергающая утверждение Г.Крыловой о нарушении мною гражданских прав М.Фауш и моих внуков.

На основании изложенного прошу:

1. Пресечь длящееся преступление, совершаемое Г.Крыловой с исполь­зованием прав и возможностей адвоката - представителя общественной организации;

2. Отстранить Г.А.Крылову от выполнения обязанностей адвоката (приостановить ее профессиональную деятельность) ввиду того, что эта деятельность направлена на воспрепятствование осуществлению правосудия, причиняет серьезный ущерб обществу, государству и кон­кретным людям.

Приложения:

1. Решение Хорошевского суда г. Москвы.

2. «Свобода совести на весах правосудия».

3. Ксерокопия статьи «Порочный круг» (НПЖ №4).

4. Лист из конспекта, подтверждающий утверждение о фальсификации доказательств Г.Крыловой.

5. Справка с регистрации, опровергающая утверждение Г.Крыловой о нарушении мной жилищных и иных прав гражданки Швейцарии М.Фауш.

6. «Возражения директора ВАИП Вайханского П.» (дело №2-624).

7. Письмо из горпрокуратуры Санкт-Петербурга Прокурору Центрального района города с поручением рассмотреть заявление Н.В. Бабкина с привлечении к ответственности адвоката ЮК-1 Крыловой Г.А. от 26.03

 

С уважением,

Н.В. Бабкин

 

Hosted by uCoz