Реклама

Религиозная безопасность России




Колыбель сатанинского рока

 

Норвегия, 2002, октябрь.

 

Когда опускается ночь,

Она скрывает мир в непроницаемой тьме.

Холод поднимается от земли и пронизывает воздух, -

И жизнь внезапно обретает новый смысл.

Burzum ( Из альбома «Filosofem»)

 

Главными экспортными продуктами Норвегии сегодня являются нефть, сельдь и... сатанинская идеология - к такому неожиданному выводу пришли недавно тамошние социологи.

class=MsoNormal]Жестокие убийства, серия суицидов и множество сожженных сатанистами церквей - все это во многом следствие «успеха» норвежской black metal группы, известной не только у себя в стране, но и за рубежом. Первая норвежская рок-звезда международного масштаба у себя на родине одновременно носит титул преступника номер один. Пока разноплеменные и разноязычные поклонники внимают CD-откровениям своего кумира, 28-летний Варг Викернес, основатель и единственный участник музыкального проекта Burzum, томится в неволе.

Парадокс: этот человек стал знаменитостью в стране, ко­торую он поклялся уничто­жить, - во всяком случае, в ее ны­нешнем виде. Варг утверждает в своем творчестве превосходство арийской нации, ненависть ко всей «неправильной» европейской циви­лизации, современной демократии и - самое главное - к христианству. Викернес одержим теорией о превосходстве скандинавской на­ции, он ратует за восстановление границ Норвегии периода Кресто­вых походов, когда под «покрови­тельством» скандинавов было пол-Европы (то есть нынешние Исландия, Ирландия, Великобри­тания, значительная часть Фран­ции, Германии, России) и добрый кусок Северной Америки. Более того, по замыслу Варга, попран­ная историческая справедливость должна быть восстановлена через возвращение к истокам - к сата­нинскому язычеству, которое го­рячо проповедует в своем творче­стве The Count Grishnackh (то есть Князь Гришнакх), как еще велича­ет себя Варг.

Будущий «слуга» Одина появил­ся на свет 11 февраля 1973 года. По иронии судьбы при рождении маль­чика назвали Кристиан (Christian в переводе - христианин). Разумеет­ся, повзрослев, он не мог дальше носить это малоподходящее имя и в 1991 году официально сменил его на Варг (от древнескандинавского vargr - волк). Такой выбор легко объяснить. Во времена викингов волк был тотемным животным в культах воинов-берсерков - людей верховного бога Одина.

Музыкой Варг заинтересовался в 14 лет. Тогда же стал играть на ги­таре и сочинять песни. Свой княже­ский титул - The Count Grishnackh - Варг позаимствовал у Толкиена. (По словам Варга, «этот профессор скандинавской мифологии и нор­вежского языка знал, о чем писал во «Властелине колец».) А его му­зыкальное детище Burzum (burz - «ночь», «тьма»; соответственно, burzum - «великая тьма») увидело свет в 1991 году.

О своем «идеологическом му­жании» Варг рассказывает весьма охотно и подробно: «В 15-16 лет я был скинхедом. Потом все шло как бы волнами: в 1991 году - оккультизм, в 1992-м - сатанизм, в 1993-м - мифология и так далее... Сейчас я - поклонник Одина, бога войны и смерти. Burzum сущест­вует исключительно ради Одина. От моей группы исходит тьма, но это - истинный свет Одина. Тьма есть свет!»

Посеянные «мессией» зерна па­ли на благодатную почву. После выхода первого альбома Burzum на стенах норвежских церквей стали появляться надписи, провозгла­шавшие Князя Гришнакха «Его Са­танинским Величеством». Чуть поз­же по всей стране запылали цер­ковные строения, среди которых были и подлинные памятники архи­тектуры, сохранившиеся с XII века, - всего более 60 шедевров, вклю­чая церковь Fantoft Stave в родном для Варга Бергене, часовню коро­левской семьи в Холменколлене и часовню Asane Church, которая, по общему мнению, была одной из са­мых красивых в Норвегии. (Приме­чательно, что Fantoft сожгли 6 июня 1992 года, на шестой день недели, чтобы таким образом вывести чис­ло дьявола - 666.) Все это - дело рук фанатов Burzum.

В январе 1993 года Варга аре­стовали в первый раз - по подозре­нию в поджогах, но довольно быст­ро освободили за недостатком улик. За этот арест Варг получил поощрительную нашивку от нор­вежских наци. «Я не жег всех церк­вей, - заявит он позже. - Просто я был первым, кто сделал это, подав тем самым пример всем осталь­ным. Люди не любят быть первы­ми». Действительно, Варг не жег всех церквей, однако доподлинно известно, что он лично приговорил к сожжению четыре церкви. Поджо­ги должны были стать частью риту­ального обряда посвящения ново­обращенных в ряды «воинства» Варга. После этого перед любите­лями black metal распахиваются двери в Вальхаллу - небесную оби­тель Одина.

В апреле 1991 года 21-летний солист группы Mayhem швед Пер Ингве Олин по прозвищу Мертвяк был найден в своем доме недалеко от Осло застреленным из дробови­ка. Однако официальное заключе­ние, которому мало кто поверил, было другим - самоубийство.

В августе 1992 года в Лиллехаммере барабанщик группы Emperor Борд Эйтун по кличке Фауст звер­ски убил гомосексуалиста, имев­шего неосторожность заговорить со слугой Одина. Фауст успешно скрывался более года, пока нако­нец не был пойман и не предстал перед судом.

В августе 1993 года в Осло был жестоко избит, а затем зарезан ос­нователь группы Mayhem и по сов­местительству владелец звукоза­писывающей компании Deathlike Silence Productions (DSP) и культо­вого музыкального магазина Ойстайн Орсет по прозвищу Евронимус. После долгих расследований полиция назвала имя главного убийцы - Варг Викернес. «Он хотел убить меня рано или поздно и всем говорил об этом. Так чего же ждать? И я прикончил его при пер­вом же удобном случае! Но я не планировал ничего заранее», -прокомментировал случившееся Варг Викернес. При его аресте, ко­торый состоялся в 1994 году, во время обыска в его квартире было обнаружено около 150 килограм­мов взрывчатого вещества и целый военный арсенал.

Судебный процесс был долгим и скандальным: по ходу дела всплыло множество иных «заслуг» Викернеса. В результате суд признал его виновным в убийстве, поджоге и незаконном хранении оружия. При­говор был максимальным по нор­вежским законам - 21 год одиноч­ного заключения в тюрьме строгого режима. В день оглашения приго­вора в Норвегии запылали еще две церкви. Все прекрасно понимали, чьих это рук дело.

В тюрьме Варг продолжает шлифовать постулаты собствен­ной веры, замешанной на язычест­ве, сатанизме и национализме. «Я люблю свою страну, - заявляет он и уточняет: - поэтому я - национа­лист. Мы, националисты и одинисты, единственные олицетворяем правду».

Мать Варга - Лене Боре - всегда была на его стороне. Она хорошо знала всех «металлических» друзей сына и помогла ему деньгами при выпуске первого альбома Burzum. Варг с большой теплотой отзывает­ся о ней: «В целом мать согласна со мной и тоже сильно ненавидит цер­ковь. Она считает, что Ойстайн за­служил подобную участь и мое на­казание слишком уж сурово... Между нами нет конфликтов. Единст­венное, что ей всегда не нрави­лось, - мое чрезмерное увлечение оружием».

Разумеется, в жизни этого че­ловека кроме любимой им матери есть и другие женщины. «Всежиз­ненные силы приходят через жен­щин. Гитлер знал это очень хоро­шо. И женщины избрали Гитле­ра... У меня есть дочь с прекрас­ными белокурыми волосами - на­стоящая арийка! Сейчас ей почти пять. Но я ее не видел уже года два: ее мать не пускает меня к ней. Она волнуется, что в тюрьме разная зараза и все такое». Что касается убеждений подруги Вар­га, то она даст сто очков вперед его матери. «Моя мать как-то при­везла внучке свитер, который ку­пила в Америке, - рассказывает Варг. - Так моя подруга выброси­ла его только потому, что он не был норвежским. Да! Я считаю, что она поступила правильно! А еще она сделала большой постер с моими фотографиями в наруч­никах и надписала: «Норвежцы, боритесь за Норвегию! Просни­тесь!» Этот коллаж стал офици­альным лейблом Норвежского языческого фронта (Norwegian Heathen Front), который мы с ней возглавляем! Моя подруга гово­рит, что ненавидит Князя, но лю­бит меня. Наверное, если бы я сам встретился с ним, мы подра­лись бы. Но это всего-навсего моя тень».

Срок заключения Варга истекает не в самом ближайшем будущем, но уже сейчас многие церкви в Нор­вегии находятся под неусыпным круглосуточным наблюдением при­хожан, опасающихся экстраорди­нарных выходок слуги Антихриста и его свиты. Хотя три его самых близ­ких сподвижника также приговоре­ны к различным срокам, всех фана­тов Burzum упрятать за решетку не­возможно. Более того, только за последний год появилось с десяток новых групп, близких Burzum по идеологии! А Симен Мидгор, осно­вавший в 1984 году Оккультный ор­ден Алистера Кроули в Норвегии, веско заявляет: «У сатанизма в Норвегии очень большой потенци­ал. Это - лишь начало!»

Хотя Варг наотрез отказывает в интервью всем изданиям (кроме скандинавских и тех, что изъясняются на староанглийском), он по-прежнему в центре всеобщего вни­мания. Узник терпеливо дожидает­ся своего «часа Икс». Все происхо­дящее в стане его единомышлен­ников, считает он, убедительно свидетельствует: для него - Темного Принца далекого Севера, Спасителя Скандинавии, Антихриста XXI столе­тия - границ и стен не существует...

ПОСЛЕСЛОВИЕ

Специалисты до сих пор теряются в догадках: как получилось, что тихая Норвегия, страна на окраине Европы с населением всего в 4,5 миллиона человек стала вдруг колыбелью сатанинского рока? Хотя в соответствующих теориях недостатка нет. Например, одна из «упрощенческих» выглядит так: много церквей сгорело в Норвегии потому, что по сравнению с други­ми скандинавскими странами здесь намного выше процент дере­вянных церквей.

Другие пытаются разобраться в антихристианском замесе black metal. Норвегия - христианская страна и имеет церковное правле­ние, оплаченное налогоплатель­щиками. Около 90 процентов ее на­селения регулярно посещают цер­ковь. Евангелизм достаточно силен в Норвегии, и очень много миссио­неров даже уезжают проповедо­вать в другие страны. Евангелистская культура особенно активна на южном и западном побережьях, где христианские поселения тра­диционно консервативны. Здесь полностью запрещено употребле­ние алкоголя, а кое-где даже обыч­ные танцы воспринимаются как дьявольский соблазн. На севере, особенно в областях, где прожива­ют лопари, существуют христиан­ские общины, которые устанавли­вают строгие табу даже на... зана­вески на окнах, не говоря уж о те­левизорах.

Примером консервативного хри­стианского влияния в Норвегии мо­жет служить запрет классических комедий известной группы Monty Python «Житие Брайана» и «Смысл жизни по Монти Пайтон» как бого­хульных. (Чем, к слову, не премину­ли воспользоваться в соседней Швеции, где эти фильмы реклами­руются как «настолько забавные, что их даже запретили в Норве­гии»). Интересно, что Норвегия - страна с высокоразвитой киноин­дустрией - за 70 лет произвела всего один (!) фильм ужасов. Загра­ничные же «ужастики» обычно с тру­дом проходят сквозь цензуру, а то и запрещаются вовсе. «Культура ужа­са» была здесь под официальным запретом. В то время как Америка представляла миру фигуры в духе Эдгара Аллана По и Альфреда Хичхока, Норвегия пыталась объяснить с церковной точки зрения сущест­вование мира древних норвежских преданий, полного троллей и ведьм, живущих в сказочных лесах. Возможно, такое положение дел тоже отчасти разожгло желание ме­стных black-металлистов отведать запретного плода.

Как бы там ни было, именно в Норвегии black metal пришел к сво­ему логическому оформлению. За­чинатели стиля вроде Venom по оп­ределению не могли всерьез отно­ситься к своему имиджу. Однако многие молодые норвежцы приня­ли все увиденное и услышанное за чистую монету. Впрочем, подобные вещи случались и прежде. Напри­мер, Sex Pistols, во многом оказав­шиеся результатом работы умелого менеджера, который знал, на чем можно заработать рок-н-ролльный доллар, породили целое поколение групп, воспринимавших и панк-рок, и его анархизм с нигилизмом впол­не искренне.

Еще одна странность black metal-менталитета ранних дней - зацикленность на страдании. В от­личие от других существующих вер, где проклятие обычно приберега­ется для врагов, поклонники «рели­гии» black metal стремятся испы­тать это на себе, да к тому же еще до того, как покинут этот мир. В ин­тервью (февраль 1993 г.) ныне не существующему норвежскому жур­налу Rock Furore, отвечая на воп­рос: «Разве этот мир уже не доста­точно жесток, чтобы романтизиро­вать ад и стремиться к нему в ре­альности?» - Варг набросился на тюремную систему: «В тюрьме слишком хорошо! О каком аде вы говорите?! У нас заключенные по­лучают кровать, туалет и душ. Смешно! Я попросил, чтобы меня бросили в настоящую темницу, и всячески провоцировал охранни­ков на насилие по отношению к се­бе. Но где там!..»

С.Ф.

 

Hosted by uCoz