Реклама

Религиозная безопасность России




Джвари С. Петров – наследник Иванова

 

(Православная Пермь, июль-август 2000 г. - №7-8(43))

 

ode: line']Вот приехал генерал

='margin-right:2.05pt'>Пермь - удивительный город. Чем-то он необычайно привлекателен для различного рода финансовых комбинаторов и мистичес­ких предводителей. Почти в каждом казен­ном строении, где есть актовый зал, у нас непременно наткнешься на какого-нибудь ясновидящего, гуру, шамана или учителя-лжепророка. Вполне можно говорить о де­санте неоязычества на землю Прикамья.

К примеру, уже второй раз Пермь прини­мала у себя лидера Общероссийского обще­ственного движения «К Богодержавию» гене­рала в отставке К.П.Петрова, который це­лых две недели читал лекции о новой концеп­ции мироустройства. Вниманию собравших­ся (около 60 чел.) был предложен разверну­тый анализ устаревшей модели «толпо-элитарного устройства общества» (ТЭЛО), в ко­тором мы все сегодня живем, а также предска­зан «вероятностно-предопределенный» (ок­сюморон К.П.Петрова - С.Д.) переход к мо­дели «антитолпоэлитарного общества» (АН-ТЭЛО). Оказывается, г-н Петров нашел-таки ответы на вечные русские вопросы «кто ви­новат?», «что делать?» и «кому на Руси жить хорошо?», которые изложил в разработан­ном им учении «Мертвая вода». Это теория достижения победы в «холодной» войне за возрождение СССР - Святой Соборной и Справедливой Руси. Попутно он «решил» проблему объединения мировых религий в единое учение.

Таким образом, отставной генерал по гло­бальности мышления не отстал от философа-прапорщика, разрешившего проблему соеди­нения времени и пространства в одно поня­тие фразой: «Рядовой, будете копать тран­шею от угла и до обеда». … и стал героем анекдота.

Интересно, любят ли где-нибудь генералов так, как любят их в нашей стране? Образ усача на белом коне с саблей наголо и грудью в орденах является национальным архетипом. Достаточно вспомнить лубочные картинки. Или взять героев знаменитого чеховского рассказа, мечтавших в качестве главной дос­топримечательности свадьбы заиметь како­го-нибудь, хоть «завалящего», генерала.

Сегодня мы наблюдаем активизацию от­дельных генералов в общественно-полити­ческой жизни государства. У всех на слуху такие фамилии, как Лебедь, Руцкой, Макашов, - людей, претендующих на власть Пре­зидента СНГ, но пока довольствующихся крес­лами генерал-губернаторов.

Г-н Петров пошел дальше своих коллег, он масштабами страны удовлетвориться явно не желает, потому заявил: «Наша цель прими­тивно проста - установить на земле наш мировой порядок». Безоговорочно согла­ситься с генералом можно лишь относитель­но первой части его высказывания - и правда примитивно. Это мы уже проходили.

Апологеты так называемой «твердой руки» пока не придумали ничего нового, кроме уже известного постулата: если нельзя жить всем оди­наково хорошо, давайте жить просто одинаково (плохо, по умолчанию).

Вот наш генерал возмущался на лекции:

«Терпеть не могу этих попрошаек в монашес­ких рясах! Выдумали благотворительность - нищим помогать. Нет, вы сделайте, чтобы нищих не было, чтобы все жили одинаково счастливо».

Видимо, таким вождям кажется, что иско­ренять зависть к достатку ближнего надо не в сердце своем, а устраняя тех, кто ее вызыва­ет. Как тут не вспомнить анекдот: в сумасшед­шем доме появился новый директор, бывший генерал. К нему подходит псих и говорит:

- Вы нам нравитесь больше других.

- Почему? спрашивает генерал.

- Потому что вы похожи на одного из нас.

Весьма непыльная работа

По званию г-н Петров - генерал, а по мыс­лительным притязаниям - концептуалиссимус, создатель теории «Мертвая вода», кото­рую он называет «целостным знанием о мире».

Вкратце суть ее такова: уже тысячи лет на земле правит мировое правительство - «Гло­бальный Предиктор», унаследовавший та­инственные знания от древнеегипетских жре­цов. Основным инструментом управления Глобального Предиктора является «преорат Сиона» - 358 клановых финансовых семей, поделивших землю на 729 провинций. Имен­но из-за них сейчас на земле царит «глобаль­ная невольничья цивилизация». Правда, это мировое правительство, по мнению Петрова, уже смертники, т.к. скоро к власти придет НКВД, т.е. простите НДКБ (народное движе­ние «К Богодержавию»), чтобы установить на земле «наш мировой порядок». Цитата из трудов К.П.Петрова: «Мера кровавости гря­дущих событий в России будет определяться мерой освоения всеми слоями нашего обще­ства тех знаний, которые мы несем людям».

А вот его пассаж на лекции: «Кто не готов принять нашу идеологию - подвиньтесь, вплоть до лесоповала». Методы построения рая на земле генерал заимствует у своего по­литического кумира И.В.Сталина, о кото­ром он отзывается с большим пиететом. Говоря о Сталине мудром, генерал не стесня­ется притягивать даже, мягко говоря, недо­стоверные факты из его биографии. Напри­мер, будто «высокообразованный Сталин» закончил духовную семинарию (на деле был отчислен из нее), что он сын не грузинского сапожника из Гори, а русского офицера Пржевальского (!).

Сакральный смысл в учении г.Петрова приобрело слово «мера» - « нечто нематери­альное, что определяет различные качества отображения информации» (?). НДКБ вы­пускает даже газету «Мера» с незатейливым слоганчиком: «Мера - всякому делу вера». Пресловутая мера для него есть своеобраз­ный идол, способный влиять на происходя­щие исторические процессы. В трудах рус­ского философа ВЛ.Соловьева есть рассказе секте, появившейся в одной из русских дере­вень. Сектанты поклонялись дыре в стене, за что их прозвали «дырмоляями». Они моли­лись так: «Изба - моя, стена - моя, дыра моя, молю тебя, спаси меня». Соловьев говорил, что в этом подходе есть момент истины. Изба, и стена, и дыра действительно принадлежат человеку, но есть вопрос в том, спасет ли его тот объект, которому он поклоняется.

Сегодня подобных «дырмоляев» в нашем неоязыческом мире - пруд-пруди, что по-своему служит антирекламой каждой из этих «единственно истинных» теорий. Грозный генерал мутирует в бессильного папашку, его даже где-то жаль.

Дурачить простодушный зал

Вербальное искусство г.Петрова по-воен­ному лапидарно - без изысков. Свои лекции он в буквальном смысле «читает» с экрана, на который с помощью кадаскопа проецирует свои же, от руки написанные схемы и опреде­ления понятий. Создалось впечатление, что без этих «шпаргалок» докладчик вообще не способен связно говорить русским литера­турным языком. Вот примеры его речевых импровизаций:

«Я скажу «канай отсюда», и вы покапаете». «Евреи есть даже в Японии и в Китае». «Евреи - только лопата в руках мирового правительства».

«Идиота Горбачева отправили отдыхать». «Мы делаем так, чтобы Путин выполнял наше задание, и пока он нас устраивает».

Генеральская развязность была не всем по душе, но попытки вступить с ним в дискуссию пресекались командным окриком: «Высту­пите потом, а я как сказал!»

Вобщем, до боли узнаваемая манера:

Товарищ курсант, если вы хотите что-то сказать, то лучше помолчите.

Для привлечения внимания к своей персоне К.П.Петров использует прием, описанный еще Гоголем. Помните, как зарвавшийся Хлестаков кричал: «Да я с Пушкиным на дружеской ноге?» И речь г-на Петрова пестрит ремарками: «вот когда я выступал в МГУ...» или «я у Володи Познера четыре раза дома был, потолковали...» И все-то у него просто Бори, Юры, Васи, а уж в Госдуме он и вовсе свой человек - внештатный консультант на доверии. И ведь ни доказать, ни опроверг­нуть нельзя.

Спекуляция на любимых в народе именах тоже годится для укрепления «богодержавного» имиджа. К.П.Петров по всякому пово­ду цитирует Высоцкого, а поэма А.С.Пушки­на «Руслан и Людмила» вообще стала источником мировоззрения КОБРы (концепции общественной безопасности России). Утвер­ждается, что в поэме имеется «второй смыс­ловой ряд». Так Людмила олицетворяет сла­вянские народы, Черномор - глобальный Предиктор, Наина - Раввинат и высшие структуры масонства, конь - толпа, невыз­ревшая до народа (не эта ли лошадка подвер­нулась потом г-ну Пржевальскому?) и т.д.

То ли самого генерала, то ли кого-то из его окружения посетила Муза, и он создал свой вариант «Руслана и Людмилы», где в поэтич­ной форме расшифровал смысл пушкинско­го произведения.

Как у охмелевшего от неожиданного по­чтения провинциалов Хлестакова - нараста­ет бравада г.Петрова. Он заявил: «Нас ни один ученый не в силах разбить. Они все молчат, потому что не могут опровергнуть эту теорию. Мы сами просим: ну напишите, раскритикуйте нас. Не могут!» Вобщем, как в том анекдоте о неуловимом Джо, который потому и неуловимый, что никто не собира­ется его ловить - никому он не нужен.

Вера его – мера его

Г-н Петров не смущается использовать для своей агитационной деятельности и христи­анские понятия: «Бог есть любовь», «стяжать Дух Святой» и т.п. Тем не менее, в Русской Православной Церкви он видит своего глав­ного врага и при каждом удобном случае пытается облить ее грязью.

Историческую религию России г.Петров называет «сатанинской библейской иудо-христианской идеей», народ - «толпо-элитарным сообществом», власть - «ворами в законе Моисея». Однако, он и не атеист, т.к. признает Бога как «надмирную реальность», которая всех нас «размажет», если мы и даль­ше будем пить старую воду, а надо пить новую воду - мертвую.

Очевидно, бог Петрова - это «пахан», судя по употребляемой лексике. Не смущает генерала и то, что словосочетание «мертвая вода» ассоциируется с трупными водами, как и аббревиатура КОБР - со змеей. Не учитывает новоявленный «ученый», что архетипы рас­познаются людьми на подсознательном уровне и на подсознательном же уровне дают отклик. Для русского человека немыслимо сделать своим религиозным символом мерт­вечину и гада ползучего, т.к. в глубинах памя­ти русского человека живут слова Господа о проклятии змею и поражении его в голову (Быт.3.14) и об источнике воды, текущей в жизнь вечную (Ин. 4,14), который обретает верующий в Него.

Но для г.Петрова христианство есть «такой же инструмент управления толпой, как уче­ние Маркса». Гораздо ближе новоявленному предводителю будущих времен и народов оккультизм: «Все, что говорят в оккультных науках, - аура, ментальность всякая - эти все прибамбасы есть». Еще он считает, что аст­рологию надо. вернуть в систему образова­ния», что «пирамиды на домах несут защит­ные функции», что учение Порфирия Ивано­ва «Детка» - вещь хорошая. «Я сам ивановец, - признался генерал. Уважает он и оккульти­ста Кандыбу, у которого не менее глобаль­ные притязания.

Ну, - а себя мягко намекает считать новым мессией, т.к. он создал новый «эгрегор к Богодержавию», вместо поочередно отживших эгрегоров - иудейского (создал Моисей), иудо-христианского (Христос), мусульманского (Мухаммед). Конечно же эгрегор «К Богодержавию» возвышается, воспаряет над всеми из перечисленных.

Мера его – вера его

Во что же все-таки верит наш «богодержавный» генерал? В Меру! И еще раз в Меру! Только через этот абстрактный фетиш он считает возможным увидеть «милость иерар­хически высшего объекта управления» - Бога.

Бог же поругаем не бывает. Как бы ни ерничал генерал, обзывая христианское покаяние «скулением», у нас, слава Богу, другие учителя, а за 2000 лет святоотеческая тради­ция накопила немалый опыт но распознава­нию очередного демонического авантюрис­та.

Митрополит Черногорский и Приморс­кий Амфилохий (Радович) будто специально для нашего случая написал: «Покаяние дает человеку возможность увидеть мир таким, каким его создал и увидел Сам Бог. Мерой новой жизни, благодаря которой человек становится новым человеком, служит не сте­пень образованности, которую человек дос­тигает своим учением, и не степень совершен­ства, достигаемого опять же ради самоутвер­ждения, мера этой жизни безмерна и необоз­рима, ибо она устремлена к Царству Небес­ному, которое «приблизилось». Это значит, мера есть Сам Христос как Даритель новой жизни и нового вечного человеческого обра­за силою Духа Свята! о».

Кроме своей «мертвой воды», г-н.Петров настоятельно рекомендовал слушателям про­честь роман Гессе «Игра в бисер» и обратить внимание опять же на его подтекстовое со­держание - это поможет им понять суть его теории. Мы же напрямую, без загадочных намеков, советуем ищущим правды почаще читать Священное Писание, где, например, сказано что не надо давать святыни псам и бросать бисер свиньям (Мф. 7,6). Вот почему не стоит утруждаться полемикой с амбици­озным отставным генералом, повредившим разум жаждой власти.

Знали мы лжепророка Иванова, пережи­вем и Петрова, да и Сидорова, если явится таковой, ибо Церковь не одолеют врата ада.

А г-ну Петрову, учитывая его любовь к поэзии, вполне можно адресовать строки нобелевского лауреата И.Бродского:

Генерал, скажу вам еще одно:

Генерал! Я взял вас для рифмы к слову

«умирал» - что было со мною, но

Бог до конца от зерна полову.

Не отделил, и сейчас ее

Употреблять - вранье.

 

 

Hosted by uCoz